Записи с темой: Книги (список заголовков)
03:48 

Form follows content
Из предметов обстановки Аптеки особого упоминания заслуживают книги и посуда. Книги были обязательной принадлежностью, и в документах встречаются прямые указания на их нахождение в аптеках на специальных полках, «куда класть дохтурские книги».
Змеев насчитывает до 29 видов медицинских книг, обращавшихся в московских аптеках, тем более [обычные] и многочисленные были травники. В 1673 г. (июня 13) к великому государю в поход в село Преображенское было отпущено 9 книг травников, частично в переплете, частично в тетрадях,— «все книги на словенском языке», в некоторых из травников «травы назнаменены и расцвечены» и «подписываны»; назывались они травниками или зельниками дохтура Симона Сиреннисуса. Другими популярными руководствами были «Книга лекарская» Ивана Черни (перевод с польского издания 1517 г.), «Прохладный Вертоград» (с польского издания XVI в.)..., «О рождении и плодозачатии», «Сказанье о немощах человеческих» и проч.
читать дальше

@темы: книги, история

03:36 

Form follows content
В. Козляков
Служилый «город» Московского государства XVII века (от Смуты до Соборного уложения)

Книга хорошая, но ей все-таки 20 лет и почти все это я уже где-то читал.

читать дальше

@темы: конспект, книги, история, СТ

05:28 

Form follows content
Всего из 1173 проданных экземпляров Уложения, по нашим подсчетам 414 или более трети пришлось на городовых дворян. Наибольшее число экземпляров было продано в Новгород, Рязань, Смоленск, Ярославль, Каширу, Суздаль, Кострому, Галич. Интересно, что среди покупателей Соборного уложения, происходивших из городового дворянства, были представители родов, хорошо известных в политике, культуре, литературе и исторической науке нового времени в XIX —начале XX века — Бартеневых, Буниных, Грибоедовых, Калачовых, Катениных, Милюковых, Сухотиных, Тютчевых, Уваровых, Хомяковых, Чаадаевых.
В. Козляков «Служилый город Московского государства XVII века»

@темы: книги, история

05:27 

Form follows content
И все же картина нестроений в московском обществе была нарисована убедительно, особенно в русском «парламентском» красноречии XVII века отличились нижегородские и муромские дворяне: «А ныне при тебе государе твои государевы бояре и ближние люди пожалованы твоим государским жалованьем... многими поместьи и вотчинами, а твои государевы диаки и подьячие... будучи беспрестанно у твоих государевых дел и обогатев многим богатеством неправедным своим мздоимством, и покупили многия вотчины и домы свои строили многие, палаты каменныя такие, что неудобь-сказаемыя, блаженныя памяти при прежних государех и у великородных людей таких домов не бывало, кому было достойно в таких домах жити». Обычно имена авторов этих часто цитируемых пламенных обличений не приводятся, между тем они известны. Выборными представителями от Нижнего Новгорода были В. Ф. Приклонский и С. В. Онучин, а от Мурома — А. Г. Монастырев, С. И. Мертвый, И. П. Власьев.
В. Козляков «Служилый город Московского государства XVII века»

@темы: книги, история

02:13 

Form follows content
Уже с рождения дети мужского пола в семьях городовых дворян получали наряду с крестильными именами, имена-прозвища, под которыми они и были чаще всего известны в документах. Имена отличались разнообразием и можно проследить даже моду на употребление тех или иных имен по отдельным городам. Так, используя материалы разбора 1630—1631 г., можно упомянуть некоторые необычные имена и прозвища, с которыми дворяне и дети боярские были записаны в десятнях. В Арзамасе — Аталык, Баим (2 чел. с таким именем), Валуй, Залешенин, Мисюрь, Неудача, Неупокой (2 чел.), Плакида (4 чел.), Потешка, Страх, Хотен, Худяк, Чюваш, Щедра. В Нижнем Новгороде — Аталык, Баим, Курдюк, Неважен, Пинай, Плакида, Хотен, Шигалей. В Костроме — Баим (3 чел.), Беляница, Боголюб (3 чел.), Бубля, Будалей, Землянин, Изюм (3 чел.), Инозем, Кадыш, Китай, Маковей (2 чел.), Мамлей, Сарыч, Стовер, Сюльмень, Табай (2 чел.), Хотен, Ян (3 чел.). В Пскове — Воронец и Соловец, Тонай. Луки Великие — Ишук, Окул. В Смоленске — Коверя, Дорогобуже — Невем. В Твери — Булат, Бежецком Верхе — Сирин, Ржеве Владимировой — Айдар, Торжке — Ойсан.
читать дальше

@темы: книги, история

00:56 

Form follows content
И. Суриков
Античная Греция: политики в контексте эпохи. На пороге нового мира

Прекрасно, как и всегда. Биографии Агесилая Великого, Эпаминонда, Демосфена и много о предэллинизме.

@темы: книги, история, благодать

00:55 

Form follows content
Итак, что же именно (коль скоро это было не происхождение) в глазах грека делало эллина эллином, а «варвара» – «варваром»? Ответ достаточно ясен. Обычно указывают (и с полным основанием) на критерий цивилизованности, – но именно в греческом понимании последней. Иными словами, для грека варваром является тот, кто не приобщен к той самой эллинской «найдейя», включавшей определенный тип культуры и порождаемый им образ жизни. Считалось, что если привезти «варвара» в Элладу, там воспитать его по-эллински, да если он еще вполне воспримет это воспитание, обучится нормально говорить на греческом языке, заживет по греческим обычаям, иными словами, ассимилируется, – то он уже вовсе не будет «варваром», а, напротив, вполне полноценным эллином.
читать дальше

@темы: книги, история

04:41 

Form follows content
Как бы то ни было, едва ли не с детства, как мы видели, Демосфен всерьез увлекся ораторским искусством и поставил себе цель – стать выдающимся мастером красноречия. Этому, казалось бы, препятствовало всё, что только можно. Будущий оратор обладал целым рядом физических недостатков, которые, на первый взгляд, совершенно исключали его успех на этой стезе. У чахлого, болезненного Демосфена был тихий голос, плохая дикция, слабое дыхание, стеснительный характер. Кроме того, он страдал нервным тиком – плечо его во время речи непроизвольно подергивалось. Выходить со всеми этими качествами на трибуну народного собрания или суда присяжных – значило быть немедленно освистанным и навеки позабыть о любой карьере.
читать дальше

@темы: история, книги

02:14 

Form follows content
Эсхин «разоблачал» родственников Демосфена, а чем на это отвечал ему сам Демосфен, в каком свете он представлял биографию сородичей своего оппонента и насколько его сведения соответствовали действительности? Мы видели, что он придумал какую-то совершенно дикую историю, в которой отец Эсхина оказался рабом-колодником, а мать – гнуснейшей проституткой, в то время как на самом деле первый был урожденным гражданином и зарабатывал на жизнь ремеслом школьного учителя (пусть скромный, но достойный удел), а вторая являлась жрицей, хотя и невысокого ранга. Вот так «делали белое черным» великие мастера античного красноречия.
И. Суриков «Политики в контексте эпохи. На пороге нового мира»

@темы: история, книги, хи хи

02:12 

Form follows content
О псогосе нам приходилось писать в другом месте и в другой связи: это – «хула, не знающая полутонов, риторический жанр, цель которого – максимально очернить противника, не оставить от его репутации камня на камне, представить дело таким образом, что все в нем – от происхождения до повседневного поведения – противоречит качествам, требуемым от достойного и благонамеренного гражданина».
В тех эпизодах афинских судебных речей, где они вступали, так сказать, в «градус псогоса», эти памятники ораторского искусства в наибольшей степени сближались с жанром эпидиктического красноречия и, соответственно, начинали особенно активно применять топосы – «общие места», которые, будучи, подобно шаблонам, применены к конкретным ситуациям, обещали выступающему максимальный успех у слушателей, даже вне зависимости от того, насколько эти шаблоны соответствовали (и соответствовали ли вообще) реальной действительности...
читать дальше

@темы: история, книги

18:54 

Form follows content
Научная работа совершенно не обязана быть скучной; эта дурная тенденция, культивировавшаяся плохими немцами (именно плохими, третьестепенными, кто скажет, что Дройзен или Моммзен писали скучно?), не достойна подражания.
И. Суриков «Политики в контексте эпохи. На пороге нового мира»

@темы: книги, хи хи

20:44 

Form follows content
Что же касается Агесилая, тут весьма характерен следующий пассаж Плутарха: «Агесилай во всем прочем строго придерживался законов, но когда дело касалось дружбы, считал неукоснительную приверженность справедливости пустой отговоркой. Так, передают, что им была написана карийцу Гидриею записка следующего содержания: “Если Никий невиновен – отпусти его, если он виновен – отпусти его из любви к нам; итак, отпусти его в любом случае”. Вот как по большей части относился Агесилай к друзьям» (Plut. Ages. 13).
И. Суриков «Политики в контексте эпохи. На пороге нового мира»

@темы: история, книги, хи хи

05:59 

Form follows content
«Агесилай вообще очень любил своих детей, и о нем часто рассказывали забавную историю, будто он дома играл со своими детьми, когда они были еще маленькими, и ездил вместе с ними верхом на палочке, как на лошади, а когда один из друзей увидел его за этим занятием, Агесилай попросил не говорить об этом никому, пока тот сам не станет отцом» (Plut. Ages. 25).
И. Суриков «Политики в контексте эпохи. На пороге нового мира»

@темы: история, книги, хи хи

20:11 

Form follows content
«Как сообщает Феофраст, эфоры наложили штраф на Архидама за то, что он взял себе жену... слишком маленького роста, ибо, - сказали они, - она будет рожать нам не царей, а царьков» (Plut. Ages. 2). Спартанцы очень ценили в представителях своих царских династий мужественный воинственный вид.
И. Суриков «Политики в контексте эпохи. На пороге нового мира»

@темы: история, книги, хи хи

18:35 

Form follows content
Указываем данную книгу В. М. Строгецкого исключительно потому, что в ней также высказан интересующий нас тезис, но при этом не можем не отметить, что работа написана на исключительно слабом уровне и вряд ли может быть рекомендована кому-то для чтения, - разве что в качестве курьеза.
И. Суриков «Политики в контексте эпохи. На пороге нового мира»


Злоой :lol:

@темы: история, книги, хи хи

22:07 

Form follows content
Фирменными знаками для импортной бумаги являлись водяные знаки, изображавшие, например, львов («под левики») или шута («под дураком»). Цена бумаги, устанавливаемая в зависимости от её качества и формата, колебалась от 80 коп. до 1,3 руб [видимо за стопу = 480 листов].
Для сравнения укажем, что в то время [1674–1691 гг.], например, один пуд коровьего масла стоил в Москве 3,6 руб., один четверик пшеничной муки – 2 руб., один пуд бараньей шерсти – 2,4 руб., а один аршин холста – 30 коп. Так что этот заморский товар весьма дорого обходился царской казне, а отпечатанные на такой бумаге книги, за исключением копеечных Азбук, были весьма недёшевы: так, первое московское издание Библии 1663 г. продавалось по 5 руб. серебром за один экземпляр.
В. Пушков «Торговые люди Кадашевской слободы – поставщики бумаги для Московского печатного двора во второй половине XVII века» // Кадашевские чтения. Сборник докладов конференции. Выпуск 11

@темы: история, книги

08:14 

Form follows content
М. Пулькин
Самосожжения старообрядцев (середина XVII - XIX в.)

Большего ожидал. Пишет автор хорошо, фактуры масса, но какой-то ясной картины не создается. Не говоря уж о ранее высказанных претензиях.

читать дальше

@темы: СТ, история, книги, конспект

01:14 

Form follows content
Лишь две «крестьянские дочери», девушки восемнадцати и двадцати лет, глубоко проникшиеся словами старообрядческого проповедника, не пожелали возвращаться к нормальной жизни. Они, «почитая себя за мучеников», ушли в лес и, найдя там поленницу дров, «зажигались и хотели сгореть». Но осуществить свое намерение им не удалось. Инстинкт самосохранения оказался сильнее: «огня оне не стерпели». Одна из девушек обожгла себе икру, а другая, как изящно говорилось в документе, - седалище. Выскочив из пламени, они бросились в воду, а немного остынув, отправились домой и приступили к повседневным работам.
М. Пулькин «Самосожжения старообрядцев»

@темы: история, книги, ужасть, хи хи

01:48 

Form follows content
Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI–XIX вв.: сборник материалов Четвертой международной научной конференции (Нижний Новгород, 28–30 сентября 2017 г.)
www.imomi.unn.ru/wp-content/uploads/2016/11/tor...

@темы: книги, история

03:20 

Form follows content
Аввакум, в противоположность Лазарю, был больше психологом, чем систематиком аугментации

Когда читаешь параллельно Зеньковского и Абнетта :attr:

@темы: хи хи, книги

Дневник EricMackay

главная