EricMackay
Form follows content
Юрий Эскин
Дмитрий Михайлович Пожарский

Блестящая книга, прекрасное научное исследование при этом написанное отличным языком. Огромное удовольствие испытывал, читая. Очень рад что купил :yes:
Единственный минус - качество работы издательства «Квадрига», много опечаток, перепутанные подписи под иллюстрациями. В конце книги есть даже вставочка, автор извиняется перед читателями за опечатки и ошибки с подписями.

Биография
До Смуты
Дмитрий Михайлович родился в 1577 (но возможно и в 1578) году. В возрасте 10-11 лет он остался без отца. После смерти мужа, мать Пожарского, княгиня Мария, начала видимо искать место при дворе для себя и своего сына, возможно при посредстве своей родни Беклемишевых, а может быть и знаменитых дьяков Щелкаловых.
В 1598 году молодой князь уже числится при дворе в невысоком чине стряпчего с платьем (19 из 19, это вообще первый придворный чин в роду Пожарских). В 1602 году Пожарский уже стольник. Его мать в том же году становится боярыней при дочери Бориса, царевне Ксении и борется за место верховой боярыни при жене Годунова, царице Марии. С этой борьбой связан едва ли не единственный сомнительный эпизод в жизни Пожарского. Недоброжелатели впоследствии обвиняли мать князя и его самого в доносе царю Борису на конкурентов. Впрочем, убедительных доказательств этого нет.
В целом Борис, видимо, благоволил Пожарским.

Смута
О поведении Пожарского в начале Смуты и его отношении к падению Годуновых и воцарению Самозванца нам ничего неизвестно. Вероятно, он по прежнему служил при дворе. Перед самым падением Самозванца, в мае 1606 года стольник Пожарский участвует в свадебных пирах Лжедмитрия.
В начале правления Шуйского князь, возможно, был понижен в чине до московского дворянина, но вскоре он опять стольник.
При Шуйском начинается и его военная карьера. В конце 1606 года князь командует сотней дворянской конницы в боях против отрядов Болотникова под Москвой. Вероятно, он обратил на себя внимание, получив в награду солидную прибавку к поместному окладу.
Сестра и зять Пожарского в это время входят, видимо, в милость у царя Василия, в январе 1608 играя видную роль на его свадьбе.
В конце 1608 года Пожарский получает первое самостоятельное назначение. Во главе отдельного отряда он громит тушинцев под Коломной (конец декабря 1608 - январь 1609 гг.). Затем, в январе 1610 наносит еще одно поражение тушинцам (отряд Салькова), очищая дороги на Владимир и Коломну.

С февраля 1610, Пожарский - воевода небольшого, но стратегически важного города Зарайск. До свержения Шуйского (лето 1610) он хранит ему верность. Присягал ли князь Владиславу неизвестно. Постепенно он склоняется на сторону противников правительства и в конце года присоединяется к Первому ополчению Ляпунова, оставляя Зарайск (успев летом подавить мятеж зарайцев желавших присягнуть Вору, а в декабре разбить присланный из Москвы отряд пытавшийся захватить город).
В марте 1611 года Пожарский внезапно (как и почему он оказался в городе и как провел первые три месяца 1611 года неизвестно) оказывается в Москве охваченной восстанием против поляков и руководит борьбой с врагом на Сретенке, у своего московского дома. В бою князь тяжело ранен и вывозится из пылающего города своими людьми сначала в Троицу, а затем в родовую вотчину, село Мугреево.

До осени князь поправляется дома, тем временем Первое ополчение терпит крах и разваливается под Москвой, а в соседнем Нижнем Новгороде начинает создаваться Второе.
Почему на роль руководителя ополчения был избран именно Пожарский не совсем понятно. Решающую роль в этом сыграл Кузьма Минин, скорее всего знавший князя и раньше.

В октябре 1611 Пожарский перебирается в Нижний и встает во главе Второго ополчения. В феврале-марте 1612 года ополчение начинает свой поход на Москву. Отказавшись по политическим и стратегических мотивам от прямого броска на столицу, Минин и Пожарский занимают Ярославль. Здесь ополчение задерживается на четыре месяца (март-июль), продолжая наращивать свои силы и авторитет. Здесь же Пожарский переживает покушение на свою жизнь, организованное одним из вождей Первого ополчения Заруцким (2-я половина июля).

В июле-августе ополчение, наконец, выдвигается к полуразрушенной Москве. 22-24 августа отряды Второго и поддержавшего их Первого ополчений наносят решительное поражение польской армии гетмана Ходкевича пытавшейся деблокировать польский гарнизон.

После совместной победы, 20-25 сентября, происходит объединение руководства Первого и Второго ополчений, во главе объединенного правительства стоят теперь Пожарский и Трубецкой.
27 октября сдается польский гарнизон в Кремле, Москва очищена от врага.

В январе 1613 года в Москве работает Земской собор, собранный для выборов нового царя. Сам Пожарский на русский престол, вопреки встречающимся утверждениям, не претендовал. Князь, в целом, был сторонником кандидатуры шведского принца Карла-Филиппа, считая (справедливо) нейтрального иностранного кандидата наиболее безопасным и выгодным (возвращение оккупированного шведами Новгорода, союз против поляков) вариантом для страны. Конечно, при условии перехода шведа в православие и гарантий сохранения им русской старины.

21 февраля новым царем избирается Михаил Федорович Романов. 2-3 марта правительство Пожарского-Трубецкого слагает с себя полномочия. В начале мая царь Михаил прибывает в столицу и 11 июля венчается на царство.

После победы
После воцарения Михаила Федоровича Пожарский щедро награждается, получив чин боярина и обширные вотчины. Но в целом отношения с кликой Салтыковых, родственников матери царя и вчерашних коллаборационистов, правившей теперь страной, у него не складываются. В декабре 1613 дело доходит даже до прямого конфликта - князь отказывается «сказывать боярство» одному из братьев Салтыковых - Борису, что приводит к громкому скандалу (нехарактерная в общем-то для Пожарского, не любившего провоцировать ссоры, ситуация).
Несмотря на вышесказанное, слабое правительство, нуждающееся в авторитетном и популярном в обществе князе, все же вынуждено давать ему важные поручения.
В 1615 году он командует армией высланной против Лисовского, отряды полковника сильно потрепаны, но уничтожить их не удалось.
В 1616 -1618 годах Пожарский возглавляет Приказ сбора пятой деньги, поддерживая своим авторитетом это непопулярное, но необходимое мероприятие.
В 1617-1618 князь вновь командует войсками, ведущими бои с поляками под Калугой, Коломной и Боровском («королевичев приход»).
После отражения польского вторжения Пожарский ставится во главе Ямского приказа (1618 -1628), восстанавливая пришедшую за время Смуты в упадок ямскую службу.

Положение Пожарского при дворе существенно укрепляется после возвращения из Польши патриарха Филарета. Патриарх удалил от власти клику Салтыковых, сам заняв место соправителя государя и приблизив к себе Пожарского и других героев Смуты. Именно на годы правления Филарета приходится пик служебной активности князя.

В 1620/21-1627/28 годах Пожарский сохраняя за собой Ямской приказ, возглавляет еще и Разбойный (МВД), отвечая таким образом и за восстановление транспорта и за борьбу с преступностью.

В 1628-1630 гг. князь - первый воевода в Новгороде (первый по значимости воеводский пост в стране).

В 1630/31 - 1631/32 руководит одной из важнейших правительственных комиссий - «Приказом, что на сильных бьют челом» - разбиравшем конфликты мелких помещиков с крупными землевладельцами.

Помимо перечисленного Пожарский проводит разборы служилых городов, ведает Москву в отсутствие государя и пр. О высоком его положении свидетельствуют и частые приглашения к государеву столу - 37 раз в 1621-1630 гг. (чаще него приглашались только Шеин - 47 раз и Мезецкий -45).

В начале Смоленской войны Пожарский возглавляет Приказ сбора ратных и даточных людей (1631), отвечавший за комплектование русских частей нового строя и вспомогательных тыловых формирований.
В армии Шеина, идущей на Смоленск, Пожарский должен был быть вторым воеводой, но назначение было отменено (видимо, к счастью для князя) из-за его болезни и возможно конфликта с Шеиным.
Осенью 1633 года Пожарский второй воевода при князе Черкасском в деблокирующей армии собирающейся в Можайске.

После смерти патриарха Филарета (1631) существенных перемен в положении князя видимо не произошло. Он по прежнему часто приглашается к государеву столу (30 раз в 1633-1641), участвует в переговорах с иностранными послами, придворных церемониях, ведает Москву в отсутствие государя (только в 1635-1640 - 7 раз).

В 1634 - 1638(1640?) Пожарский во главе Московского судного приказа, второго по значимости судебного учреждения русского дворянства, бывшего высшей судебной инстанцией для провинциальных дворян.

В целом, при Романовых Пожарский был фигурой достаточно важной, но второго эшелона. Иностранные наблюдатели в разное время ставили его на 8-13 позицию по степени влияния в руководстве России, отмечая при этом его широкую популярность в народе.

Умер Дмитрий Михайлович Пожарский 20 апреля 1642 года.

Происхождение и семья
Дмитрий Михайлович Пожарский происходил из рода князей Стародубских - ветви Рюриковичей, с 13 века правившей небольшим удельным княжеством к востоку от Владимира (т. н. Стародуб-Ряполовский, не путать с другим Стародубом, черниговско-брянским).
С 60-х годов 14 века Стародубское княжество подчинялось Москве, а в середине 15 века было окончательно ликвидировано.
Младшие ветви стародубских князей (Ряполовские, Палецкие, Ромодановские, Хилковы и пр.) уже в 15 веке перешли на службу к московским государям и заняли высокое место при московском дворе.
Старшая же ветвь рода - князья Пожарские, еще долго предпочитали жить в своих обширных вотчинах, избегая государевой службы и лишь к середине 16 века начинают на ней появляться на невысоких постах. Этим и объясняется низкий статус рода Пожарских к концу 16 века.
В опричнину ни один из Пожарских не погиб, хотя они видимо и утратили часть своих родовых земель.





Отец князя Дмитрия, Михаил Федорович Глухой Пожарский на государевой службе никак себя не проявил, не дослужившись даже до сотенного головы. Судя по прозвищу Глухой, он возможно болел или был контужен. Умер он, видимо, достаточно рано, в 1588 году, его сыну было тогда 10-11 лет.

Мать Дмитрия Михайловича, Мария (Евфросинья) Фёдоровна Берсень-Беклемишева происходила из известного старомосковского боярского рода. Известный «диссидент» Иван Берсень Беклемишев, казненный Василием III, приходился родным прадедом князю Дмитрию. Рано овдовев (на момент смерти мужа ей вероятно было 32-33 года) она, в отличии от мужа, прожила очень долгую жизнь, скончавшись в 1640 году (~85 лет).
При царе Борисе Мария Федоровна была верховой (дворовой) боярыней при его дочери царевне Ксении и жене, царице Марии. Впоследствии она постриглась в монахини.

У князя Дмитрия было два младших брата, умерших в раннем возрасте и старшая сестра Дарья.
Она родилась вероятно в 1573 году (т.е. была на 3-4 года старше), видимо в конце 80-х годов вышла замуж за князя Никиту Андреевича Хованского. Дарья и ее муж занимали заметное место при дворе Василия Шуйского, однако уже в 1609 году князь Никита умер.
Дарья Михайловна пережила своего знаменитого брата на 4 года, скончавшись в 1646 году и перед смертью приняв постриг.
Ее единственный сын, Иван Никитич Хованский, племянник Пожарского, сделал большую карьеру, став думным боярином.

Дмитрий Михайлович был женат дважды.
О первой жене Прасковье Варфоломеевне практически ничего неизвестно. Вероятно она была незнатного происхождения, возможно имела какое-то отношение к знаменитым дьякам Щелкаловым.
Женился князь Дмитрий вероятно не позднее 1606-1607 года и прожил в браке около 30 лет. Княгиня Прасковья скончалась в 1629 году.
Через несколько лет (между 1636 и 1641 гг.) князь женился второй раз на небогатой, но знатной княжне Федоре Андреевне Голицыной. Этот брак продолжался недолго и был бездетным.

От первого же брака у Дмитрия Михайловича было шестеро детей, 3 сына и 3 дочери.
Старшая дочь Ксения (1606/1607 -1625) замужем за князем Василием Семеновичем Куракиным (1622?). Брак продлился недолго, уже в 1623 году князь умер, а Ксения постриглась монастырь где и умерла в 1625 году (18/19 лет). Ее сын Иван Васильевич Куракин, внук Пожарского тоже умер совсем молодым (1640 год).
Анастасия вышла замуж за князя Ивана Петровича Пронского, впоследствии ставшего боярином. У них была дочь Авдотья.
Младшая дочь Елена (Алена) замужем за князем Иваном Федоровичем Лыковым.

Старший сын, Петр ненадолго пережил отца (ум. в 1648 году). Дослужился до стольника, был в рындах. Был дважды женат, имел сына и двух дочерей.
Средний сын, Федор дослужился до стольника (1626), бывал в рындах (1629-1633) и тоже умер молодым (1633). Отец тяжело переживал его смерть и завещал похоронить себя "в головах у света моего у князя Федора Дмитриевича".
Младший Иван (ум. в 1668) единственный из сыновей князя сделал карьеру, получив чин окольничего. У него было шестеро детей как и у отца.
Ни один из трех внуков Пожарского по мужской линии детей не имел и в 1685 году, после смерти последнего из них, Юрия Ивановича, род Пожарских пресекся.

Полководец
Современники называли Пожарского осторожным, внимательным к деталям полководцам. Рисковать без нужды Дмитрий Михайлович действительно не любил, предпочитая хорошо продуманные и подготовленные операции. Это давало свои плоды, за всю свою военную карьеру Пожарский не проиграл ни одного сражения. В активе же у него разгром, в битве за Москву, талантливого польского полководца гетмана Ходкевича, успешные действия против печально знаменитого Лисовского и пр.
Особое внимание Пожарский уделял организации разведки и нормального снабжения войск, что в условиях гражданской войны особенно важно.
Любимый тактический прием князя, не раз приносивший ему успех, внезапная (иногда ночная) атака после тщательной разведки сил противника.
В войсках Пожарский пользовался популярностью и огромным авторитетом. Воинам импонировали его честность, забота о людях, умение поддерживать дисциплину без к излишней жестокости.
Даже анархические банды казаков с радостью вставали под его знамена. Отношение воинов к Пожарскому ярко демонстрирует история случившаяся в 1618 году. В очередной раз дезертировавшие с государевой службы отряды казаков, пришедшие грабить Стародубский уезд, уговорились меж собой не трогать деревни принадлежавшие Пожарскому и уговор выполнили.
Лить кровь без нужды князь также не любил. Гуманность Пожарского ярко демонстрирует спасение сдавшихся в Кремле польских пленных. Князь приложил немалые усилия чтобы спасти сдавшихся врагов от мести собственных людей. Для сравнения, поляки сдавшиеся отрядам другого лидера ополчения, князя Трубецкого, были тут же перерезаны казаками.

Личность
О частной жизни князя, как и других его современников известно чрезвычайно мало.
Вероятно он получил хорошее по тому времени образование (уже в 10 лет бегло писал), любил читать (судя по всему у него была большая библиотека), любил лошадей (владел огромными конюшнями) и театральные представления (в его имениях постоянно жили скоромохи).
После Смуты (но возможно и раньше) князь страдал от какой-то нервной болезни, «черной немочи». Обычно так называли эпилепсию, но симптомы совпадают не вполне, Эскин предполагает что это были приступы тяжелой депрессии, периодически лишавшие его трудоспособности.

Дмитрий Михайлович был видимо человеком с твердым характером и принципами, выдержанным, исключительно честным и удивительно гуманным и порядочным для своего времени и обстоятельств жизни. Пройдя через тяжелейшую гражданскую войну, с ее торжествующей подлостью, много лет занимая высшие руководящие посты в государстве, он, удивительным образом, сумел сохранить чистыми и руки и совесть. Это тот редкий случай, когда национальным героем, спасшим свою страну и народ от гибели, можно гордиться безо всяких оговорок.

Собственность
Пожарские и до Смуты были крупными богатыми землевладельцами. Уже в начале службы молодой князь Дмитрий владел 5 вотчинами (1308 четей) и несколькими поместьями (415 четей) в Московском, Коломенском, Стародубском, Юрьев-Польском, Клинском и пр. уездах (всего 1723 четвертей, 1 четверть = 0,5 гектара пашни).
Крупнейшим владением было родовое село Пожарских Мугреево (Волосынино тож) в Стародубском уезде - 609 четвертей, с 24 деревнями и приселком.
К 1607 году Дмитрий Михайлович был уже поверстан поместным окладом в 600 четвертей, в 1608-1609 оклад увеличен до 900 четей, он, что не всегда бывало, был обеспечен и земельными дачами.
От Романовых после Смуты князь получил в общей сложности 11 вотчин (крупнейшим пожалованием было село Вершилово - 3528 четей, кабак и торг, за «Московское очищенье и Королевичев приход», пожаловано в 1621 году, после смерти князя вернулось в казну).
Кроме того Пожарский покупал землю и сам, приобретя в общей сложности 14 селец, деревень и пустошей.
К концу жизни в его собственности находилось, как минимум, 34 вотчины и поместья, общей площадью 9608 четвертей (8641 и 967 соответственно).
После смерти князя его вотчины (кроме Вершилова) унаследовали сыновья, а поместья вторая жена.
Помимо земли князь владел кабаками, солеварнями, таможнями, промыслами и пр. и был, в общем, очень богатым человеком.
В Москве ему принадлежал огромный (~4000 кв. метров) двор на Сретенке. До 1611 года здесь стоял большой деревянный дом князя, сгоревший вместе со всем городом. После Смуты Пожарский выстроил здесь каменные палаты. Неоднократно перестроенные, они частично сохранились до нашего времени и теперь известны как усадьба Ростопчина.

Память
Национальные герои, Пожарский и Минин, очень скоро оказались позабыты. Правящая династия не очень жаждала вспоминать кому она обязана своим воцарением. В народной памяти, как ни странно, образы героев тоже не отложились. Гораздо больше народное сознание волновали образы Самозванца, «Маринки», Скопина-Шуйского и пр.
Уже в 18 веке имя князя о чем-то говорило только любителям старины и историкам. Апофеозом этого позора стало разрушение в середине 18 века фамильного склепа Пожарских в Спасо-Евфимьевом монастыре. Невежественный настоятель обители употребил доски с надгробий Пожарских и Хованских для починки стен и ступеней.
Возрождаться память о князе начала только в конце 18 века, на волне интереса к отечественной истории. Окончательно из небытия Пожарского вернул патриотический подъем 1812 года.

@темы: конспект, книги, история, СТ, early modern Russia