EricMackay
Form follows content
Сергей Орленко
Выходцы из Западной Европы в России 17 века

Подзаголовок книги «Правовой статус и реальное положение». Монография состоит из четырех частей. Первая, традиционно, историография вопроса и источники исследования. Во второй рассматриваются численность и состав иноземцев живших в России 17 века, их статус, привилегии и налагаемые на них ограничения. В третьей, отношения «немцев» с государственной властью и церковью. И наконец, в четвертой, взаимоотношения между иноземцами и русским обществом.
Выводы автора следующие: русское государство к иноземцам относилось сугубо утилитарно, используя как ценных специалистов и не более; основным противником иноземного влияния была церковь, главным образом, в лице своих высших иерархов; приписываемая русскому населению массовая ксенофобия, как минимум, сильно преувеличена.
В целом интересно, но как-то сыровато штоли.

Численность, национальный, религиозный состав, расселение

Численность
Выходцев из Западной Европы, «немцев», живших в России 17 века можно разделить на четыре группы: «служилых немцев», «торговых немцев», специалистов в разных областях и прочих.
«Служилые немцы» - военные на государевой службе, составляли основную массу иностранцев живущих в России.
После Смуты на русской службе разными путями оказалось большое количество разнообразных иностранцев, от поляков до ирландцев и шотландцев.
На 1627 год в России служил 441 (?) «немец», на 1632 год уже 525 (129 поместных, 396 кормовых) помимо (?) этого 192 «немца» (из них 105 офицеров) числилась в русских полках нового строя.
Бо́льшая часть иноземцев в первой трети века служила в специальных иноземных ротах (литовских, польских, немецких), полностью или частично состоявших из заграничных выходцев.
Впоследствии наиболее многочисленной группой «служилых немец» становятся военнослужащие полков нового строя.
Впервые полки нового строя были сформированы во время Смоленской войны (1632 -1634). В 10 полках нового типа (6 русских с иностранными офицерами и 4 иностранных наемников) служило в общей сложности около 3800 иностранцев. По окончании войны полки иностранных наемников были расформированы, а число иностранных офицеров существенно сокращено.
На 1643 год в ведении Иноземского* приказа числилось 685 «немцев», в 1652 году - 564.
В 50-х годах, в результате нового массового формирования полков нового строя число иностранцев на русской службе вновь резко возросло, сократившись во второй половине 60-х после мира с Польшей.
Радикальному сокращению служилые немцы подверглись в начале 80-х годов после заключения мира с Турцией. На 1682 год в Иноземском приказе числился всего 381 иноземец.
При Петре число иноземцев вновь резко возрастает. Во время второго Азовского похода (1696) в русской армии числилось 954 иностранных офицера (231 в коннице,723 в пехоте).

*(возможно какая-то часть иностранных офицеров ведалась и Рейтарским приказом, но его архив полностью утерян)

«Торговые немцы» -купцы, промышленники и их представители, составляли вторую по численности группу. Всего за 17 век, по современным подсчетам, в России жило какое-то время 1367 «торговых немец». В 20-80 годах 17 века число торговых иноземцев присутствующих в стране не опускалось ниже 200 человек, а в 30-е и 60-е годы превышало три сотни.
При этом значительная их часть бывала в России только с краткосрочными визитами (1-3 месяца), приезжая только на летнюю ярмарку в Архангельске.

В третью группу, специалистов можно отнести иностранцев мирных профессий состоящих на государевой службе. Это врачи, мастера-оружейники, золотых и серебряных дел и пр., служившие в Аптекарском приказе, Оружейной, Золотой и Серебряной палатах и пр. Их число было крайне невелико, не более нескольких десятков человек в течении века.

Наконец, последняя группа, прочие, включала в себя членов семей купцов и военных, их иностранную прислугу, обслуживающих их иностранных ремесленников (на 1665 годв в Немецкой слободе только портных числилось 10 человек, помимо них имелись немецкие сапожники, столяры, горшечники и пр.), а также немецких мастеров на принадлежащих иностранцам заводах. Общую их численность определить невозможно.

Всего, в 20-90-х годах 17 века, в России постоянно проживало, с учетом членов семей, вероятно от 1000 до 2500 выходцев из Западной Европы.

Национальный состав
Среди западных купцов преобладали голландцы - 664 из 1367 (48%), англичане - 319 (23%), немцы из Северной Германии - 285 (21%) (в основном из Гамбурга - 210 (15%), а также Любека - 61 и Бремена -14 человек). Оставшиеся 113 человек (8%) были так называемыми московскими торговыми иноземцами, чей национальный состав неизвестен.
Среди служилых иноземцев явно преобладали немцы из протестантских областей Германии и Прибалтики и в целом, выходцы из Северной Европы. Помимо немцев встречались англичане и шотландцы (особенно в первой половине века), голландцы, датчане, шведы. Французы, швейцарцы и итальянцы встречались редко, итальянцы и португальцы практически отсутствовали.

Религиозный состав
Подавляющее большинство иностранцев было протестантского вероисповедания.
Торговала Россия преимущественно с протестантскими странами (Голландия, Англия, Сев. Германия).
Наемники для русской армии также набирались в основном из протестантов. Изначально русское правительство прямо запрещало набор в армию католиков (большую часть века основным военным противником России была католическая Польша и правительство опасалось проблем с лояльностью у офицеров-католиков). Ближе к концу века, правительство, убедившись в религиозной индифферентности западных наемников (ну и со сменой внешнеполитических приоритетов) перестало препятствовать появлению в армии офицеров-католиков.
Среди протестантов-военных преобладали лютеране, среди купцов голландцы -кальвинисты (реформаты). В московской Немецкой слободе, из 3 протестантских церквей, 2 были лютеранские и 1 реформатская. 2 церкви (лютеранская и кальвинистская) имелись в Архангельске. Протестантские храмы имелись также в Нижнем, Туле и Казани.

Расселение
Крупнейшей иностранной общиной была московская. В Новой Немецкой слободе, где с середины века жило подавляющее большинство московских иноземцев, на 1665 год имелось 206 дворов. Здесь постоянно проживало, видимо, не менее 1000 «немцев».
Довольно крупные общины иноземцев жили в Архангельске (к концу века 28 дворов, возможно 100-150(?) иностранцев, не считая приезжающих на ярмарку), Нижнем Новгороде (около 100 одних лютеран в первой половине века), Казани и Туле.
Небольшие, по нескольку десятков человек, общины жили в Вологде, Ярославле, Холмогорах, Новгороде, Пскове, Переславле, Белгороде, Астрахани.

Правовой статус, привилегии и ограничения
Русское законодательство не признавало какого-либо судебного, дипломатического иммунитета, статуса экстерриториальности и прочих глупостей за иностранцами. Они подлежали суду на тех же основаниях что и русские подданные. Исключения, делались, по политическим соображениям, в отношении иностранных дипмиссий и некоторых других случаях.
Служилые иноземцы ведались в Иноземском приказе, купцы в Посольском, врачи в Аптекарском и т. д.
При этом земельные споры иноземцев между собой и с русскими разбирались в Поместном приказе.
С 1667 года конфликты иноземцев со священниками разбирались в Патриаршем разрядном приказе.
Московская Немецкая слобода ведалась в Иноземском приказе (в 1666-1668 в Разрядном) и управлялась специально назначенным дворянином и съезжей избой.

Подданство
Подданным русского царя иностранец становился только после принятия православия. Некрещеный иноземец оставался для русских властей иноземцем даже если родился и всю жизнь жил в России.

Въезд/выезд
Свободного въезда/выезда для иностранцев, в целом, не существовало.
Иностранные купцы могли свободно въезжать по торговым делам в пограничные города (в основном, в Архангельск), но жить и торговать во внутренних районах могло только небольшое число привилегированных предпринимателей.
Служилые иностранцы и разнообразные специалисты нанятые правительством, въезжали, разумеется с разрешения правительства.
Прочие иностранцы могли по прибытии в пограничный город предложить свои услуги русскому правительству, после чего либо допускались во внутренние районы и принимались на службу либо высылались, если правительство не было заинтересовано в их услугах.
В 80-х годах, при либеральном западнике Голицыне, контроль за въездом был несколько ослаблен, иностранцу по приезду достаточно было сообщить о цели визита, но в 90-е снова восстановлен в прежнем режиме.
Выезд из страны для торговых немцев был свободным, а для служилых наоборот. Русское правительство крайне неохотно отпускало со службы ценных иностранных специалистов. Иностранным офицерам в таких случаях грозили разжалованием, конфискацией имущества и всяческими карами вплоть до ссылки в Сибирь. С другой стороны, правительство в любой момент могло само уволить со службы иностранца, если больше в нем не нуждалось, в таком случае его отъезду за рубеж не препятствовали.

Привилегии
Иностранцы имели собственно только одну важную привилегию. Они были освобождены от суда местных властей (традиционно, кроме убийства и разбоя с поличным) и судились в приказах, которые их ведали (автор, кстати, почему-то игнорирует эту весьма серьезную привилегию, существенно сокращавшую и вероятность пострадать от произвола местных властей и расходы).
Иностранные торговцы с 1671 года имели также первоочередное право взыскания долгов с русских должников. Это объяснялось широким распространением кредитования иностранными торговцами своих русских контрагентов (распространенный невозврат кредитов русскими купцами подрывал экспортную торговлю, нанося ущерб бюджету).
Иногда также правительство могло заменять уголовное наказание иностранца высылкой из страны.

Ограничения

Запрет некрещеным иноземцам содержать у себя русских холопов, прислугу и работных людей
Введен в 1627 году по инициативе патриарха Филарета. Мотивировался «осквернением» православных людей службой иноверцам. Иноземцам предписывалось отпустить служащих у них русских и больше к себе не принимать. В 1649 году запрет подтвержден Соборным уложением. В 1652 году вновь подтвержден царским указом.
На практике никогда не соблюдался, несмотря на проводимые периодически правительственные кампании и строгие наказания грозившие нарушителям, поскольку иностранцы, живя в России, естественно не могли обойтись без русских сотрудников.

Запрет на ношение русского платья иноверцами
Введен осенью 1652 года по инициативе патриарха Никона.

Запрет на владение дворами в Москве
До Смуты иноземцы в Москве жили в Немецкой слободе за пределами города, у устья Яузы. После разорения и города и слободы в Смутное время, иностранцы селились в городской черте, по всему городу. К 1638 году в Москве (без Замоскворечья) имелось 167 дворов принадлежащих иноземцам (2% от общего числа) из них 77 на Покровке.
В 1643 году правительство, по просьбам населения запретило «немцам» покупать дворы и дома в Китай-городе и Белом городе и распорядилось снести 3 протестантские церкви.
В 1649 году запрет был распространен на весь город.
В 1652 году правительство распорядилось восстановить Немецкую слободу (теперь Новую Немецкую), к северо-востоку от города и обязало всех немцев-иноверцев переселиться туда в течении 8 недель. В качестве компенсации за потерянные дворы, земельные участки под дворы в слободе выделялись бесплатно. Бо́льшая часть иноземцев была быстро выселена, части купцов имевших на своих дворах торговые предприятия удалось задержаться до 1654 года.
Удалось избежать выселения небольшому числу привилегированных иноземных купцов (~10 семейств) и придворным врачам-иностранцам (на 1666 год из 6 врачей и 10 медиков, числившихся в Аптекарском приказе, в Немецкой слободе жили трое).
При этом правительство не запрещало иностранцам снимать жилье в городе и квартировать у русских хозяев.

Запрет на владение поместьями и вотчинами
Введен осенью 1653 года, после громкого дела полковницы Лесли (сожжение икон), по видимому по настоянию патриарха, введение также мотивировалось недопущением осквернения православных.
В первой половине века служилые иноземцы наделялись поместьями и вотчинами на общих основаниях с русскими. В конце 40-начале 50-х правительство ввело некоторые ограничения в отношении иноземцев, а в 1653 году двумя указами запретило им держать поместья (отписаны на государя, заменены денежным окладом) и вотчины (предписано продать русским землевладельцам).
В целом, был проведен в жизнь.

Отношение общества

Религиозный вопрос и церковь
После Смуты отношение русской церкви к западным христианам резко ужесточилось. Поместный собор 1620-го года признал западных христиан (собственно, католиков, протестанты рассматривались как одна из разновидностей католицизма, еще более еретическая) еретиками и постановил заново крестить их при переходе в православие (в 1667 году перекрещивание католиков было официально запрещено, но фактически продолжалось). Соответственно осуждалось и всяческое общение с еретиками-иноверцами.
На практике отношение к протестантам было достаточно терпимым. Им разрешалось иметь свои церкви (в 20-х годах даже в Москве) и священников (последние нужны были помимо всего прочего для приведения к присяге иностранных офицеров).
К католикам относились много хуже. Католическим священникам въезд в Россию был запрещен, первый католический храм появился только в 1695 году. В первой половине века правительство даже запрещало найм католиков-офицеров и солдат в армию, как говорилось выше.
К переходу в православие иностранцев не принуждали (известен всего один такой случай), хотя он и приветствовался и вознаграждался.
Помимо материального вознаграждения, перешедший в православие иностранец получал возможность влиться в русскую элиту (путем брака, например), владеть землей, дополнительные карьерные перспективы. В тоже время, он лишался права отъезда заграницу и, как правило, рвал личные связи с бывшими соотечественниками, не желавшими общаться с вероотступником.
Нередко православие принимали из корыстных соображений (отмена смертного приговора, смягчение уголовного наказания, освобождение из плена).
Церковь, в лице ее высших иерархов была собственно основным противником иноземного влияния. Патриархи Филарет (1619 -1633) и Никон (1652-1666) сочетали борьбу с иностранным влиянием и за ограничение прав иноземцев, с терпимым отношением к использованию иностранных специалистов.
Последовательным противником всего иностранного был патриарх Иоаким (1674-1690) выступавший против какого-либо иностранного присутствия вообще.
В среде духовенства в целом, отношение к иноземцам было разнообразным, но, в общем, гораздо более терпимым, чем официальная позиция церкви.

Купечество
Крупное русское купечество было еще одним последовательным противником иностранного влияния. Привилегированные иностранные купцы были прямыми конкурентами русских и отечественные предприниматели неустанно боролись за ликвидацию их привилегий.
В 1637,1639,1646,1649,1652 крупное купечество подавало коллективные челобитные требуя отмены привилегий иностранцев. Борьба эта закончилась принятием выгодного для русских Новоторгового устава в 1667 году.
Среднее и мелкое купечество в этой борьбе не участвовало, взаимовыгодно сотрудничая с иностранцами.

Посадские люди, крестьяне и пр.
По мнению автора представления о царившей в русском обществе массовой ксенофобии, мягко говоря сильно преувеличены. Население воспринимало иностранцев как странных, любопытных, часто смешных и нелепых чужаков, но никакой ненависти к ним не питало, часто взаимовыгодно с ними сотрудничая. Конфликты с иностранцами как правило случались при пересечении частных интересов конкретных людей.

@темы: книги, история, СТ, early modern Russia, конспект