EricMackay
Form follows content
А. Янушкевич
Ливонская война. Вильно против Москвы. 1558-1570.

Книга скверная. Во-первых, она написана отвратительным языком. Очевидно, что русский автору не родной и он привык писать на своей белорусской мове, но зачем же тогда писать книгу по-русски? Найди нормального переводчика.
Во-вторых, автор - представитель национальной историографии, со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями.
В первой главе, посвященной собственно боевым действиям Ливонской войны, автор добросовестно пересказывает польско - литовские байки, в которых поляки с литвинами громят страшные полчища москалей везде. Первая и последняя попытка автора проверить эти басни по русским источникам (битва при Уле) дает вполне ожидаемый результат - поляко-литвины врут как дышат. Автора это, впрочем, не смущает и он продолжает воспроизводить их байки и дальше.
К слову говоря, еще в предисловии автор выражает намерение пользоваться аутентичными терминами для обозначения стран, территорий и народов. На практике это выражается, главным образом, в бесконечных «московитах» и «московиях» и совершенно не мешает автору пользоваться термином «Беларусь», офигенно аутентичным для 16 века.
Несколько извиняют автора вторая и третья глава книги, посвященные вооруженным силам и финансам ВКЛ. Здесь много интересных циферок, табличек и прочей благодати. Это, собственно, наиболее ценная часть книги, оправдывающее само ее существование.
В последней главе автор пишет о влиянии войны на жизнь великого княжества уния с Польшей, противостояние шляхты и магнатов и пр. Тоже в общем-то, не впечатлило, скажем так.
Ну и в самом конце, конечно, об ужасах «московской оккупации и колонизации». Ужасы оккупации и колонизации не ужаснули, но и тут, паче чаяния, есть интересные таблички.

Боевые действия



Боевые действия фактически были начаты литвинами, в августе 1561 года взявшими занятый русскими замок Тарваст в Ливонии. С марта 1562 года, после формального окончания перемирия война разгорелась и на русско-литовской границе.
Весь 1562 год стороны обменивались набегами разоряя приграничные территории друг друга. Польским наемникам удалось в августе разбить под Невелем русский отряд под командованием Курбского (впоследствии польская пропаганда по традиции изобразила эту мелкую стычку грандиозной победой).

Пик боевых действий пришелся на 1563-1564 годы.
В конце января 1563 года огромная русская армия (св. 60 000 человек при примерно 150 орудиях), выйдя из Великих Лук, неожиданно осадила Полоцк, крупнейший на тот момент город ВКЛ. Через две недели (15 февраля) город пал. Это была крупнейшая победа русского оружия в Ливонской войне (и самое масштабное военное мероприятие в 16 веке).
После короткого и формального перемирия, боевые действия возобновились зимой следующего года. В конце января 1564 года свою самую громкую победу одержали литвины. В битве на Уле/при Чашниках они неожиданной атакой разбили большую русскую армию (~18 000?) шедшую в большой набег вглубь ВКЛ.
По русским данным, общие потери были невелики - примерно 150 детей боярских убитыми и пленными, но тяжелые потери понес высший командный состав - несколько (5-6) воевод было убито и попало в плен, включая командующего армией Петра Ивановича Шуйского.
Польско - литовские источники, как обычно, победили стопятьсот миллионов москалей и убили от 9 до 45 тысяч их же.
Осенью того же года объединенное польско-литовское войско попытались отбить у русских Полоцк, но потерпело неудачу, а русские успешно овладели городком Озерище/Езерище к северо востоку от него.

В 1565-1570 годах конфликт перешел в стадию вялотекущей войны. Стороны, с переменным успехом, разоряли набегами земли друг друга и вели борьбу за контроль над территорией, строя и атакуя вражеские замки.

В июне 1570 года стороны, руководствуясь своими интересами (исчерпание ресурсов ВКЛ, обострение ситуации на других фронтах у русского государства), заключили перемирие на условиях статус-кво.

Вооруженные силы ВКЛ
Вооруженные силы ВКЛ во время первого этапа Ливонской войны состояли из посполитого рушения, литовских и польских наемных отрядов и прочих формирований.

Посполитое рушение
Всеобщее шляхетское ополчение, теоретически являлось основой вооруженных сил ВКЛ.
Существовало с древних времен, юридическое оформление получило в 1529 году (Первый Статут ВКЛ).
Количественный состав войска определялся на основе переписи земельных владений шляхты проведенной в 1528 году. Землевладелец был обязан выставлять 1 конного воина (в доспехах, на хорошем боевом коне ценой в 6-10 коп грошей, с 2 походными конями) с каждых 10 крестьянских «служб» или волоков (~170-220 гектаров пахотной земли, т.е. примерно 400 четвертей).
Мелкая и средняя шляхта собиралась по территориальному принципу, по поветам (уездам) в поветовые хоругви, во главе с хорунжими.
Крупные землевладельцы - радные паны, магнаты, князья, урядники и пр. выставляли собственные отряды («почты») отдельно. Почты магнатов составляли, в среднем, 35-50% всего ополчения.

Потенциально посполитое рушение могло насчитывать, видимо, более 30 000 конных воинов, в реальности такого числа бойцов никогда не собиралось.
В 1565 году, например, за 4 месяца (июль-октябрь) удалось собрать всего 6 594 воина, почти половину которых составили магнатские почты.
Максимальный результат (не только за время Ливонской войны, но и за весь 16 век) был достигнут в 1567 году - 27 588 конных воинов было собрано за полгода (июнь - ноябрь). Магнатские почты составили чуть больше трети войска - 34%.

Помимо конницы в 1563-65 и 1566-67 годах шляхте (а в 1566-67 и частновладельческим городам) предписывалось выставлять и пеших воинов - драбов, вооруженных пищалью или копьем-рогатиной. Один драб должен был выставляться с 20 волоков (в городах с 10 «дымов»). О реальном исполнении этих распоряжений данных нет.

Посполитое рушение собиралось ежегодно в 1560-1567 годах, в 1561 и 1564 годах его пытались собрать даже дважды. Начиная с 1568 года сбор ополчения прекратили ввиду полной бессмысленности.
В боевых действиях оно участия практически не принимало, за исключением осады замка Тарваст в Ливонии (1561) и, возможно, попытки отбить Полоцк в 1564 году. Обычно же вскоре после сбора оно просто распускалось. Фактически, сбор посполитого рушения использовался только для демонстрации силы и во внутриполитических целях.

Боеспособность посполитого рушения была крайне низкой, шляхта массово уклонялась от мобилизации и разъезжалась из войска при первой же возможности.
Причины этого были как чисто экономические (для шляхты, особенно небогатой, военные сборы, тем более ежегодные, были разорительны), так и общественно-политические (война за Ливонию была непопулярна, шляхта не видела необходимости идти на жертвы ради бессмысленной с ее точки зрения войны). Кроме того, шляхта попросту отвыкла от войны - последний раз перед Ливонской войной посполитое рушение собиралось в 1545 году.
Санкции и репрессии, которыми правительство ВКЛ грозило уклонистам и дезертирам, особого влияния на ситуацию не оказывали, тем более что оставались пустым звуком.
Таким образом, посполитое рушение оказалось совершенно бессмысленной и неработоспособной институцией.

Литовские наемные части
Формально второй (а фактически первый) по значимости компонент вооруженных сил ВКЛ.
Наемные части состояли из отдельных рот во главе с ротмистрами. Роты могли быть конными (100-250 человек) или пешими (100-300 солдат).
Наемники получали жалованье, пехотинец - драб, в среднем, 2-2,5 копы грошей в квартал (соответственно 8-10 в год), конный воин - 4 (12 в год) коп грошей.
По местным меркам зарплата наемников была очень скромной и едва покрывала их потребности. К тому же сплошь и рядом выплачивалась не полностью и с задержками. Задержка зарплаты могла доходить до года. Не получавшие денег наемники либо дезертировали, либо компенсировали недополученное за счет грабежа населения, разоряя собственную территорию не хуже противника.

Помимо жалованья наемники, как правило, получали также документ («устава») дающий им право покупать у населения продовольствие по фиксированным низким ценам (нередко в разы ниже рыночных).

Из-за хронических финансовых проблем, в 1565-1568 годах власти ВКЛ старались переложить тяжесть содержания наемных частей на плечи местных магнатов. Наемные роты формировались на основе почтов крупных землевладельцев и урядников, назначавшихся командирами этих рот и содержавших их за свой счет (теоретически эти расходы должны были быть впоследствии компенсированы им государством). Однако в 1568 году урядникам было запрещено содержать наемные роты.

В начале Ливонской войны литовские наемные роты действовали почти исключительно в Ливонии. В начале 1560 года сюда было введено около 1000 наемников (500 всадников, 500 драбов). К середине 1561 года в Ливонии находилось уже 29 наемных рот (11 конных,18 пеших) общей численностью в 2250 человек (1200 всадников, 1050 драбов).
В дальнейшем, из-за хронических финансовых проблем ВКЛ численность наемников существенно сократилась. Временно спасти положение удалось за счет назначения наместником Ливонии богатого магната Я. Ходкевича выставившего за свой счет большое число воинов (700-1200 всадников). Благодаря Ходкевичу литовский контингент в Ливонии достиг в 1566 году максимума - 3266 одних только всадников. Однако уже к началу 70-х годов он резко сократился, до 250 воинов (200 конных, 50 пеших).

На другом театре военных действий, северо-востоке самой ВКЛ, литовские наемные части в начале войны практически отсутствовали. Оборона этих районов возлагалась на посполитое рушение и отряды урядников пограничных районов.
Первые литовские роты появляются здесь видимо в 1563 году, к концу года в них служило не менее 1000 конных воинов. Осенью 1565 года по просьбе великого князя 16 магнатов сформировали наемные роты за свой счет, по 100-250 всадников (Я. Ходкевич выставил 1200). Всего в 16 ротах числилось около 3500 всадников (часть из них, как минимум, люди Ходкевича действовали в Ливонии).Большая часть из них, правда, вскоре была распущена из-за финансовых проблем.
Массовое создание литовских наемных частей относится к 1566-1567 гг. В конце 1566 -начале 1567 было набрано 9-10 конных и 24 пеших роты, общей численностью ок. 4500 человек (1500-1600 всадников, 3000 драбов).
Максимума численность литовских наемников достигла во второй половине 1567 года, когда только в 23 конных ротах служило около 4000 человек (вместе с пехотой видимо до 7000?).
К концу войны в 1568-1569 гг. число наемников вновь сократилось до 5000 (более 1700 всадников и 3150 драбов) в 36 ротах (12 конных, 24 пеших).
Сокращение было вызвано, в частности, запретом на содержание наемных рот урядникам и магнатам, наложенным литовским сеймом в 1568 году.

Таким образом, в составе вооруженных сил ВКЛ постоянно действовало несколько тысяч наемных солдат, от 2000-3000 в 1562-1563 гг. до 10000-11000 (?) в 1567-1568, в т. ч от 1000 до 4000 (?) в Ливонии и от 1000 (?) до 5000 -7000 в Белоруссии.

Наемные роты, в условиях полной деградации посполитого рушения, составили основу вооруженных сил ВКЛ, обеспечивая контроль за территорией Ливонии и собственно княжества (гарнизоны в городах и замках) и составляя основу его полевой армии. С ними связаны немногочисленные успехи княжества в войне - победа в сражении у Чашников/Уле, взятие замка Ула и пр.

Польские наемные части
Помимо литовских рот в составе вооруженных сил ВКЛ в 1561 - 1566 годах действовали также польские наемные роты. Их организация ничем принципиально не отличалась от литовской. Финансировались они большей частью из польского бюджета и зарплату получали, видимо, более высокую (всадник - 6 коп грошей).
Помимо этого поляки имели отдельное от литвинов командование и командирам ВКЛ не подчинялись, а также судебный иммунитет.

Первоначально, польский контингент - 23 роты (13 конных и 8 пеших), 3600-3700 воинов (2304 всадника, 1200-1400 драбов), был направлен в Ливонию. Поляки появились здесь во второй половине 1561 года и ничем себя не проявили.
В середине следующего, 1562 года, польские роты, сильно поредевшие из-за дезертирства и болезней, были переброшены на северо-восток Белоруссии. Здесь поляки (9 конных рот) добились единственного за всю войну успеха разбив отряд князя Курбского под Невелем.
3-4 роты польских драбов принимали участие в обороне Полоцка и были отпущены к своим после падения города.
К концу 1562 года численность польского контингента сократилась до 1300-1400 всадников (6 конных рот).
Пика своей численности польский контингент достиг в 1563 - 1565 годах. Во второй половине 1563 года в ВКЛ находилось ок. 9 000 польских наемников, в неудачной попытке отбить Полоцк в сентябре 1564 года участвовала 41 польская рота (23 конных, 18 драбских) общей численностью в 8600 солдат (4900 всадников, 3700 драбов). Это была единственная совместная операция польских и литовских наемных частей за время войны. В следующем году польский контингент достиг максимальной численности, только в конных ротах имелось 7080 - 7200 бойцов (29 конных рот).
Однако уже в 1566 году польский контингент вероятно был распущен. Часть польских рот перешла на службу непосредственно ВКЛ, часть польских солдат и офицеров из распущенных рот также пополнила состав литовских.

В целом, использование польских наемных частей себя не оправдало. Поляки стоили дорого, постоянно конфликтовали с литовскими властями и населением, разоряли страну едва ли не больше противника, а пользы приносили немного.

С учетом польских наемников силы ВКЛ в Ливонии в 1561 году можно оценить примерно в 6000 человек, в Белоруссии в 1562-1565 гг. в 3000 - 13 000(?) человек.

Прочие формирования
Наместники приграничных районов ВКЛ (старосты и державцы), для защиты территории княжества, были обязаны содержать в пограничных замках и крепостях конные и пешие почты, в счет госсубсидий или налоговых льгот. Эти отряды нередко состояли из собственных почтов урядников, при необходимости пополнявшихся добровольцами-казаками, путными боярами и пр.
Магнатские почты во время Ливонской войны таким образом могли входить в состав посполитого рушения, быть наемной ротой, составлять почт старосты/державца, или вообще действовать самостоятельно под управлением своего магната или его представителей. Переход магнатских отрядов из одного состояния в другое часто трудно различим.

Финансы ВКЛ
(Копа грошей = 60 литовским грошам = 2,5 польским злотым = 0,75 (?) рубля)

Бюджет
Сведения о бюджете есть за 1561-1566 гг.
Всего, за 1561 - первый квартал 1566 года, в бюджет поступило 1 058 398 коп грошей; потрачено за тот же период 1 088 709 коп грошей; дефицит составил 30 311 коп грошей.
Ежегодные доходы составляли от 120 000 до 230 000 коп грошей, расходы от 72 000 до 295 000 коп. Начиная с 1562 года баланс ежегодно сводился с дефицитом от 15 000 до 33 000 коп.

Военные расходы
В начале войны (1561 год), только на содержание литовских наемников в Ливонии тратилось около 30 000 коп грошей в год.
В 1565 - 1569 годах на содержание наемных литовских частей уходило 100 000 -120 000 коп грошей ежегодно.
Польские наемные части финансировались, в основном, из польского бюджета. По утверждениям поляков всего на них было потрачено 2 133 653 злотых (~ 853 000 коп грошей, в среднем, 142 000 в год).

Расходы на Ливонию
На Ливонию в 1556-1573 года ВКЛ потратило в общей сложности 893 784 копы грошей (то есть где-то 4-7 годовых бюджетов), получив из нее за тоже время всего 1 111 коп. Таким образом, присоединение Ливонии стало для Литвы настоящей финансовой катастрофой.

Налоги и сборы
Финансирование военных действий в ВКЛ осуществлялось в основном за счет чрезвычайных налогов - серебщины и поголовщины.
Серебщина взималась с частных (по решению великого князя и с государственных) земельных владений в размере 5-48 грошей с волоки/службы. Взиматься могла частями, по 2-3.
Поголовщина взималась со всего населения, за исключением шляхты, духовенства и грудных детей, по 2-3 гроша с человека.
Оба налога и их конкретные ставки утверждались литовским сеймом.
Серебщина собиралась ежегодно начиная с 1559 года. В 1565 - 1566 годах, из-за большого недобора, вместо серебщины собиралась поголовщина. Однако результаты оказались еще хуже и уже в 1566 году сбор серебщины возобновили.
Пика размер военного налога достиг в 1568 году - 48 грошей с волоки, увеличившись за время войны почти в 10 раз (в 1559 году - 5 грошей). Отчасти, правда, рост налога был компенсирован отказом от сбора посполитого рушения.
В целом чрезвычайные налоги давали почти половину доходов бюджета (серебщина на 1565 год - 45%; в 1565 - ок. 52 000, в 1567 - 111 000, в 1569 - 82 000 коп грошей)
При этом собирались они с огромным трудом и чем дальше тем хуже. Процветали уклонение от уплаты налогов, финансовые махинации и пр.

Помимо чрезвычайных налогов правительство ВКЛ добывало деньги на войну c помощью:
- закладывания государственных имений (самый распространенный и доходный метод экстренного пополнения казны; казенные имения отдавались, иногда принудительно, богатым магнатам в обмен на крупные суммы денег; предполагалось что впоследствии они будут выкуплены государством; пик «застав» пришелся на 1560-1561 и 1567-1568 годы, принеся, соответственно 67 000 и 70 000 коп грошей; всего за годы войны казна получила таким способом до 200 000 коп);
- новых таможенных пошлин, (приносило примерно 10 000 коп грошей в год дополнительно, при обычных сборах в 23-25 000 коп);
- дополнительных поборов с евреев (всего не менее 16 000 коп дополнительно к обычным налогам);
- принудительных займов у городов (34 000 коп грошей за 1561-1567 гг; предполагалось правда, что эти займы будут впоследствии возвращены).

В целом, можно сказать, что финансовые возможности великого княжества к началу 70-х были исчерпаны, как и в случае с военными возможностями что и привело его к закономерному концу.

Разное

Поместное верстание в Полоцкой земле на 1570 год

Всего роздано 126 поместных владений, общей площадью 5992 четверти.
Средний размер поместья - 54 четверти.
Подавляющее большинство поместий мелкие - 90,5 % не больше 100 четей, в том числе 54% в диапазоне 11-41 четей, 30,2% - 41-100 четей, 6,3% - не более 10 четей.

Землевладение в ВКЛ:
60% частных земель, 30% господарских.


@темы: конспект, книги, история, СТ