EricMackay
Form follows content
В. Александров
Россия на дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.)

Хорошая работа о присоединении и освоении Приамурья и Забайкалья. Пересекается с ранее читаной книгой Багрина - ericmackay.diary.ru/p197688831.htm Собственно, отсюда Багрин и позаимствовал едва ли не большую часть сведений о политической и социальной истории региона.
Много интересного, внятно показан процесс присоединения, подробно освещены отношения с цинским Китаем, война с маньчжурами, заключение Нерчинского договора, торговля с Китаем. Чуть менее подробно отношения с монголами и джунгарами.
В общем, тему я считаю для себя, в целом, закрытой.


Присоединение и освоение Восточной Сибири



Освоение Восточной Сибири началось с северных районов. В последние десятилетия 16 века русские начали осваивать низовье Енисея. В 1601 году здесь был основан город Мангазея, ставший опорным пунктом русской колонизации. К середине 30-х годов 17 века было завершено подчинение туземных племен в низовьях Енисея, На Нижней и Подкаменной Тунгусках и на Таймыре. На территории сформировавшегося Мангазейского уезда образовалось достаточно значительное (учитывая тяжелые природные условия) русское население (300-400 человек в середине 17 века, до 2000 к началу 18 века).

Среднее и частично верхнее течение Енисея русские начали осваивать с 10-х годов 17 века. В 1619 году был основан Енисейск, а к началу 30-х годов с основанием Илимска (1630) и Братска (1631) здесь окончательно сформировался Енисейский уезд.
Начиная с 20-х годов здесь активно селилось русское население, в первую голову крестьянское. К 70-м годам в уезде было более 60 русских земледельческих поселений, к 1719 году уже 120. Мужское русское население уезда к 1669 году составляло 2000 человек, а к 1719 году увеличилось более чем в 4 раза, 3/4 его составляли крестьяне и посадские люди.
Русское население концентрировалось в основном в низовьях Ангары и бассейне Кеми.
Енисейск стал основной базой дальнейшего освоения Сибири.

Выше по течению Енисея в начале 30-х годов сформировался Красноярский уезд. После постройки Красноярска (1628) русское население довольно плотно заселило этот район. К 1700 году в уезде было 42 русских деревни, а русское мужское население уезда выросло с 1100 чел. (1671) до 4100 чел (1710).
Дальнейшее продвижение русской власти и населения в верховья Енисея было надолго остановлено сопротивлением енисейских киргизов и возобновилось только в начале 18 века.

Продвижение русского государства в Прибайкалье и Якутию началось в 20-х годах.
Подчинение Прибайкалья было начато в 1628 году, встретило упорное сопротивление местных бурятских племени и растянулось до 50-х годов.
Наиболее заметным районом расселения русского населения здесь были окрестности Илимска, быстро ставшие житницей Восточной Сибири («илимская пашня»). В 1648 году здесь был образован Илимский уезд. Крестьянское население уезда с 1652 по 1722 год выросло со 136 хозяйств до 924.

В Якутию в начале 20-х годов первыми проникли русские промышленники, в поисках новых районов добычи пушнины. Вслед за ними, в 30-х годах здесь появились отряды служилых людей. В 1632 году был основан Якутск, ставший центром края, в 1638 году образован Якутский уезд. Сопротивление якутов было в целом преодолено к началу 40-х годов.
Основная масса русских прибыла в регион в 30-40-х годах 17 века. В подавляющем большинстве это были промышленники и торговцы привлеченные пушными богатствами Якутии. Численность русского населения в 40-х годах достигала здесь, вместе со служилыми, 4500 человек (якутов насчитывалось ок. 45 000).
Во второй половине века, с истощением пушных ресурсов, большая часть русских промышленников покинула Якутию, а оставшиеся осели в районе Якутска, низовьях Лены и пр., составив русское старожильческое население.

В 40-х годах русские служилые и промышленники начинают продвигаться дальше на северо-восток, подчиняя юкагиров и осваивая Колыму и бассейн Анадыря. Русское население здесь было представлено исключительно служилыми и промышленниками, но в довольно значительных количествах (в 1647 году на Колыме одних промышленников 396 человек).

Присоединение и освоение Забайкалья и Приамурья
Покорение Забайкалья и Приамурья началось почти одновременно во второй половине 40-х годов.
В Забайкалье русские отряды не встретили особого сопротивления и к началу 50-х годов регион перешел под контроль русского государства. Местные племена рассматривали русских как защиту от монгольских феодалов претендовавших на власть над регионом.

Ко времени присоединения к России Забайкалье населяли кочевые буряты, «конные» эвенки (одна из разновидностей тунгусов/эвенков, специализировались на коневодстве), тунгусы (охотники и рыболовы, в регионе проживали два племени - нелюды (на 1689 год, 5600 человек (мужчин?)) и намяты (2450 на то же время)) и кочевые же табунаты (монголоязычное племя, впоследствии вошедшее в состав бурятов, 6000 человек на вторую половину 17 века).

Для контроля за территорией и для защиты ее от монгольских набегов в Забайкалье была выстроена сеть острогов - Нерчинск (1659), Селенгинск (1665), Верхнеудинск (1665) и пр.
К концу 50-х годов здесь формируется Нерчинский уезд.

Приамурье начало осваиваться в 1643 году когда сюда из Якутска пришла экспедиция Пояркова, прошедшая до устья Амура, исследуя новые земли. В 1650-1655 годах отряд Хабарова (смененного позднее Степановым), также пришедший из Якутска подчинил России весь регион вплоть до Татарского пролива. На занятой территории были построены Кумарский, Усть-Стрелочный и Ачанский остроги.
К 1655 году в русское подданство было приведено и объясачено до 30 000 туземцев (9900 дауров, 10 600 гогулей и дючеров, 2000 тунгусов, 3500 натков, 4300 гиляков). Среди местных племен относительно высокий уровень развития и собственное земледелие имели только дауры и дючеры.

Появление русских на Амуре вызвало ответную реакцию маньчжурского государства (см. ниже). Уже в 1652 году Хабаров, зимовавший с отрядом (200 человек) в Ачанском городке был осажден в нем маньчжурским войском (2000 чел.) однако маньчжуры были полностью разгромлены.
В 1654 году маньчжурские войска угнали вглубь Маньчжурии дауров и гогулей.
В 1655 году маньчжурская армия (10 000) неудачно осаждала отряд Степанова в Кумарском остроге.
В 1656 году маньчжуры угнали с Амура еще и дючеров.
Наконец, в 1658 году маньчжурам удалось разгромить главные силы русских в Приамурье - отряд Степанова. Уцелевшие русские служилые люди покинули опустошенное Приамурье уйдя на запад и в Якутию. Маньчжуры, удовлетворившись вытеснением русских, также покинули регион.

Вторая волна освоения русскими Приамурья была стихийной. В 1665 году после восстания в Илимске сюда пришла группа «воровских» казаков во главе с Никифором Черниговским, основавшая Албазинский острог, ставший новым центром русской колонизации. В дальнейшем русское население региона пополнялось самовольно переселявшимися сюда жителями Прибайкалья и промышленниками и пр. покидавшими Якутию. В 1672 году правительство амнистировало илимских мятежников и постепенно установило контроль над Албазином. В 1682 году Албазин с окрестностями был выделен из Нерчинского в отдельный Албазинский уезд.


Население и хозяйство Забайкалья и Приамурья
К середине 80-х годов 17 века русское мужское население Забайкалья состояло примерно из 700 человек. Служилых людей имелось ок. 350, в основном, в Селенгинске (117 на 1670/71 год, 157 на 1685 г.) и Нерчинске (129 на 1670 г., 191 на 1677 г.). Примерно столько же имелось промышленных и гулящих людей и крестьян.
Приамурье было населено гораздо плотнее. В Албазинском уезде проживало примерно 1100 русских (800 мужчин и как минимум 300 женщин и детей). Из 800 мужчин, 222 были служилыми албазинскими казаками (на 1685 год), от 330 до 500 крестьянами (в т. ч. 74 ссыльных) и не менее 250 промышленниками и гулящими.
Общее русское население края таким образом приближалось к 2000 человек

Сельское хозяйство(русское) в Забайкалье практически отсутствовало, только в районе Селенгинска жило небольшое количество крестьян (ок. 50 дворов). Хлебом Нерчинский уезд снабжался из Прибайкалья (из Братска через Иркутск). Оттуда же пригонялся и скот.
В Приамурье, наоборот, сельское хозяйство активно развивалось. К 1685 году здесь имелось более 20 русских сельскохозяйственных поселений (слобод, деревень, заимок) и распахивалось свыше 1000 десятин (гектаров) земли. Крестьянским хозяйствам принадлежало более 2000 голов скота.
Албазинский уезд самостоятельно обеспечивал себя хлебом, часть хлеба вывозилась в Нерчинск.

Солью, до 70-х годов Забайкалье и Приамурье снабжались из Прибайкалья. В 70-х в районах Селенгинска и Нерчинска были найдены соляные озера, обеспечившие потребности местного населения.

Ремесло и добыча полезных ископаемых до конца века развития не получили. В Телембинском остроге (Забайкалье) с 70-х годов кустарным образом плавили железо (до 200 пудов на 1685 год). На восточном берегу Байкала разрабатывались два небольших месторождения слюды.

В части внутренней торговли регион вывозил исключительно пушнину, а ввозил практически все необходимые населению товары, в первую очередь русские ткани (холст, сукно), разнообразные хозяйственные товары и инструменты и пр.

Торговля с Китаем, Монголией и Джунгарией
До 70-х годов торговля с Китаем, Монголией и Джунгарией велась преимущественно через Западную Сибирь при посредничестве бухарских купцов, практически полностью ее контролировавших. Этому способствовали и таможенные льготы предоставленные бухарцам русским правительством (в 1622-1693 годах бухарцы платили вдвое меньшую пошлину чем другие торговцы, а иногда и вообще от нее освобождались).
Основным центром торговли был Тобольск, куда регулярно, практически ежегодно, приходили тороговые караваны бухарцев. Периодически бухарцы посещали и другие западносибирские города - Тюмень, Тару, Томск.
По мере роста русского купечества и развития экономики Сибири значение бухарцев сокращается. С 1658 года в связи с развитием сибирского животноводства бухарцы перстают пригонять в Тобольск джунгарский скот. С 1674 года их перестают допускать в Тобольск, торговля переносится на пограничную Ямышевскую ярмарку. С 1688 года после начала джунгарско-монгольских войн торговый путь в Западную Сибирь фактически закрывается. В 1693 году бухарцы лишаются таможенных льгот.

В 70-80 годах торговля с Китаем, Монголией и Джунгарией большей частью перемещается из Западной Сибири в Забайкалье. Этому способствовали наличие более удобных торговых путей, возможность торговать напрямую, без бухарских посредников и, как уже сказано выше, начавшиеся монголо-джунгарские и маньчжуро-джунгарские войны.
Торговля с монголами ведется преимущественно через Селенгинский острог (отчасти Иркутск), с джунгарами через Иркутск. Центром торговли с Китаем, после заключения Нерчинского мира (1689 год) становится Нерчинск. С 1705 года большая часть китайской торговли переносится в Селенгинск, а с 1727 года в Кяхту.
Роль бухарских торговцев к концу века падает и большая часть торговли переходит в руки русских купцов и государства.

Монголы и джунгары продавали в Россию в основном скот (лошади, овцы, крупный рогатый скот) и продукты животноводства (мерлушки, войлок и пр.). Покупали же, главным образом, промышленную и ремесленную продукцию, в первую очередь ткани и металлоизделия, а также меха.
Китайцы покупали у русских практически только меха, а продавали в основном ткани.

Основную роль в торговле играл частный бизнес постепенно вытеснявший бухарцев. Роль казны была незначительной. С 70-х годов с монголами и джунгарами русские купцы вели пограничную торговлю и сами ездили к ним в улусы. Монголы и сами ездили в русские города.
Торговые поездки в Китай русское правительство до конца 80-х годов запрещало или разрешало в исключительных случаях, что не мешало русским торговцам посещать страну нелегально.

Русско-китайская торговля в Нерчинске
Легально и широко торговать в Китае русские купцы начинают только после заключения Нерчинского договора (1689). Маньчжурское правительство запрещало китайским купцам выезжать в Россию, поэтому торговля велась караванным способом. Русские торговые караваны ходили между Нерчинском и Пекином, вывозя русские и ввозя китайские товары.

Формально маньчжуры разрешали проводить 1 караван в 3 года, но русские купцы этот запрет обходили, присоединяясь к дипломатическим миссиям и проводя караваны почти каждый год.
За первые 9 лет торговли (1689 - 1697) в Китай было отправлено 7 торговых караванов.
Путь из Нерчинска в Пекин и обратно занимал примерно 8 месяцев, срок пребывания в Пекине ограничивался маньчжурским правительством и не мог превышать 2 месяца. С учетом возможных задержек караван оборачивался обычно за 10 - 12 месяцев.
Организация каравана требовала немалых средств, поэтому караванная торговля доступна была только крупным богатым купцам. В тоже время она приносила хорошую прибыль, не менее 20-25%.
Всего, за 1689 - 1698 годы, караванами в Китай было вывезено товаров на сумму не менее 119 000 рублей, а ввезено на 386 000 рублей (фактически видимо примерно на 286 000).

Помимо караванной торговли китайские товары поступали также через приграничную торговлю и с маньчжурскими дипломатическими миссиями (по обеим каналам поступало до 30% китайских товаров).
Кроме того часть товаров поступала в обход таможни и ей не учитывалась, то есть фактический товарооборот был больше официальных данных.

Русский экспорт практически целиком состоял из пушнины, вывозимой в огромных количествах. Так, только за 1691-1697 годы через Нерчинскую таможню было вывезено св. 15 000 шкурок соболя, ок. 1 175 000 шкурок белки и ок. 625 000 шкурок горностая, не считая меха других животных.

Правительство ограничивало частный вывоз наиболее ценного меха - соболиного, а с 1698 года вообще ввело на экспорт соболя государственную монополию. В Китай поставлялись в основном шкурки невысокого качества.
При этом Китай был практически монопольным потребителем меха горностая, закупая почти все добываемые шкурки и одним из основных покупателей беличьего меха. Лучшие шкурки горностая и белки продавались в Китай.
Пушной экспорт в Китай был как минимум сопоставим с экспортом через Архангельск в Европу.
Масштабы вывоза пушнины были настолько велики что сибирские купцы скупали ее не только на месте, в Сибири, но и в европейской России и Москве, где она стоила гораздо дороже.

Импорт из Китая также практически целиком был представлен тканями. В первую очередь завозилась камка (шелковая ткань с узорами) разных марок, а также китайка (хлопчатобумажная ткань). Также ввозились атласные ткани. В небольшом количестве ввозились предметы роскоши - драгоценные камни, жемчуг, золото, а также пряности, чай и табак.
За 1690 - 1697 годы через Нерчинскую таможню было ввезено почти 45 000 поставов (256 000 - 1 278 000 метров ткани) камки, 20 000 концов (114 000 - 142 000 метров) и 12 000 тюмов (684 000 - 852 000 метров) китайки, около 5000 поставов (28 000 - 142 000 метров) атласа, 100 пудов табака, 50 пудов чая, 58 пудов бадьяна, 37 000 жемчужин, 449 драгоценных камней и 5210 золотников золота (~ 22 кг).

(постав - по разным данным 8-40 аршин = 5,7 - 28,4 метра ткани;
конец - вероятно примерно 8-10 аршин = 5,7 - 7,1 метра ткани;
тюма = 10 концам = 80-100 аршин = 57 - 71 метр ткани )

Большая часть китайского импорта вывозилась в Москву и другие города европейской части России.

Ежегодный товарооборот Нерчинска составлял примерно 60 000 рублей в 1693 году и около 100 000 рублей в 1696 г.

С 1698 года государство начало само активно торговать с Китаем снаряжая караваны за казенный счет и казенные товары начали преобладать над частными. Уже в 1698 году через Нерчинск было вывезен казенных товаров на 42 000 рублей, а частных на 31 000, в 1699 году на 65 000 рублей казенных товаров пришлось 52 000 рублей частных, а в 1701-м на 76 000 рублей казенных всего 40 000 рублей частных.


Пограничная проблема
Южная граница русской Сибири в 17 веке была весьма нечеткой и определялась фактически границами районов проживания местных племен признавших власть русского государя и согласившихся платить ему ясак (дань). Проблема заключалась в том, что пограничные племена часто одновременно признавали себя данниками и других государственных образований (монгольских и джунгарских ханов, енисейских князьков и пр.). Что неизбежно приводило к конфликтам, часто вооруженным, между русскими властями и этими образованиями.
В некоторых регионах, в первую очередь в Забайкалье, ситуация осложнялась еще и кочевым характером хозяйства туземных племен, в любой момент способных откочевать к соседям.
Таким образом сибирская граница в 17 веке представляла собой своеобразную серую зону, постоянно провоцирующую конфликты.

Еще более своеобразная ситуация складывалась приамурском участке границы.
В южной части Маньчжурии в начале 16 века сложилось сильное государство, с 1636 года именовавшее себя империей Цин. Район Амура в состав маньчжурского государства не входил, в 30 -начале 40-х годов маньчжуры периодически совершали сюда грабительские набеги.
Начиная с 1644 года, после начала вторжения во внутренний Китай маньчжуры вообще утратили интерес к региону. К концу 70-х годов между русскими владениями в Приамурье и территорией собственно Маньчжурии располагалась обширная (800-900 км шириной) практически незаселенная и неосвоенная нейтральная полоса.

Интересно, что русские власти в 40-50-х годах не имели практически никакого представления о маньчжурской государственности и ее масштабах. Опираясь на данные полученные от приамурских туземцев русское правительство считало маньчжуров одним из мелких феодальных государств.

Отношения с Джунгарией, Монголией и Китаем в 30-70-х года 17 века
Политика русского правительства в отношении соседних с Сибирью государственных образований была обусловлена двумя основными факторами - постоянным противоборством с европейскими державами, отнимавшим большую часть сил русского государства и вытекающей отсюда относительной малочисленностью русских военных сил в Сибири. Русское правительство стремилось, по возможности, избегать военных конфликтов с соседями, не поступаясь при этом своими интересами и, тем более, уже занятыми территориями.

Отношения с Джунгарией были установлены в 1619 году. Параллельно русское правительство вошло в сношения с монгольским государством Алтын-ханов. Враждовавшие Алтын-ханы и джунгары стремились заручиться поддержкой России друг против друга,
однако русское правительство успешно уклонилось от вмешательства в их конфликт.

Отношения с Алтын-ханами, в целом весьма дружественно настроенными к России, осложнялись проблемой двоеданства и контроля за пограничными племенами (см. выше) и особенно проблемой енисейских киргизов. Киргизы, бывшие самым неприятным противником русского государства на юге Восточной Сибири, до 1667 года считались вассалами Алтын-ханов и получали от них поддержку.

Отношения с Джунгарией были более напряженными. Помимо той же проблемы двоеданства, джунгарские ханы оказывали поддержку Кучумовичам, старым врагам России.
В конце 60-х годов при хане Сэнгэ произошло резкое ухудшение русско-джунгарских отношений. В 1667 году Сэнгэ разгромил и уничтожил государство Алтын-ханов, а затем, вместе с перешедшим под его власть лидером енисейских киргизов ханом Ериняком, развернул настоящее наступление на южные районы Восточной и Западной Сибири (Красноярский, Томский, Кузнецкий и Тарский уезды). Ериняк в 1667 году осаждал Красноярск.
После гибели Сэнге в конце 1670 года, отношения с Джунгарией вновь стабилизировались. Сменивший Сэнгэ хан Галдан, продолжая поддерживать киргизов Ериняка и Кучумовичей, прямых конфликтов с Россией стремился избегать.

В Северной Монголии (Халхе) к 17 веку государственного единства не существовало. Регион управлялся тремя родственными ветвями чингизидов - тушету-ханами, дзасагту-ханами и сэцен-ханами (в начале 18 века из тушету-ханов выделились саин-нойон-ханы). Наибольшим влиянием пользовался тушету-хан, в описываемый период им был Очирой Саин-хан (он же Чихунь Доржи, 1655-1698), в целом занимавший антирусскую и проманьчжурскую позицию.
Лидером умеренной и отчасти пророссийской партии являлся его брат, глава буддистской церкви Монголии Ундур-гэген (богдо-гэген Дзанабадзар).

Ханства Северной Монголии


Дипломатические отношения с северомонгольскими ханами начали устанавливаться с конца 40-х годов. Монголы Халхи (как и другие) были заинтересованы в развитии торгового сотрудничества и в использовании связей с Россией для противодействия растущему влиянию джунгаров и маньчжуров.
Отношения осложнялись все той же пограничной проблемой (монгольские ханы претендовали на власть над забайкальскими бурятами и тунгусами).

Начиная с 60-х годов отношения с Россией начали постепенно портиться. Этому способствовали интриги маньчжурской дипломатии и массовая реэмиграция бурятов и тунгусов из Монголии в Забайкалье, покинутое ими при присоединении края к России.

Первый дипломатический контакт с Китаем (тогда еще минским) был установлен еще в 1614 году, но развития не получил. Регулярные дипотношения начали устанавливаться только в середине 50-х годов (1654) в довольно своеобразной обстановке. Русское правительство ничего не знало о произошедших в Китае переменах (маньчжурском завоевании и смене династии) и не имело представления о том, что его служилые люди на Амуре ведут боевые действия именно против сил империи Цин.
Русское правительство организуя дипломатическую связь с Китаем стремилось к установлению мирных взаимоотношений и, особенно, к развитию торговли между странами.
Целью цинского правительства было вытеснение русских с занятого ими Амура. Не сумев добиться этого военным путем в 50-х годах, маньчжуры попытались достичь своих целей путем дипломатического давления, однако также неудачно.

Русско-цинская война (1683 - 1689)
В начале 80-х, не добившись успеха дипломатическим путем, Цинская империя (император Сюанье / Сюань Е / Канси) решила выдавить русских из Приамурья и Забайкалья силой.
Началу боевых действий препятствовала почти полная неосвоенность и незаселенность северных районов Маньчжурии. Почти два года маньчжуры потратили на прокладку дорог, создание опорных пунктов и пр. к северу от Ивового палисада.

Тем временем резко обострилась обстановка на монгольской границе. Очирой Саин-хан и его партия все больше склонялись к союзу с маньчжурами. Осенью 1681 года это вылилось в серию набегов на русское Забайкалье. Однако на полномасштабный конфликт монголы пойти пока не решались и начиная с 1682 года мирные отношения с ними были более-менее восстановлены.

В июле 1683 года маньчжуры, наконец, перешли в наступление. Первой их целью стали русские остроги на северных притоках Амура - Зее и Селемдже. К концу года маньчжурам удалось уничтожить все русские опорные пункты в этом районе. В устье Зеи маньчжуры начали сооружать базу (город Айгунь) для дальнейшего наступления на Албазин.

Русское правительство, получая тревожные сообщения из Сибири еще в 1682 году планировало отправку из Москвы подкреплений на сибирскую границу. Однако из-за событий в столице (майский переворот 1682 года и последующая «хованщина») посылка подкреплений не состоялась.
В 1683 году для укрепления обороны Сибири был создан Енисейский разряд (военно-административный округ). В его состав вошли Енисейский, Якутский, Иркутский (создан в 1682 году), Илимский, Нерчинский и Албазинский уезды под общим руководством енисейского воеводы. Руководство Восточной Сибири было укреплено опытными администраторами.
В конце 1683 - начале 1684 гг. в городах Западной и Восточной Сибири было предписано дополнительно набрать и отправить в Забайкалье и Приамурье 1000 служилых людей (на начало войны там имелось всего около 600 служилых). В Тобольске и Енисейске организовывалось литье медных пушек.
Однако, в целом, русское правительство решило отказаться от посылки подкреплений в Сибирь из европейской России (ноябрь 1684 года) и защищать регион с опорой на местные ресурсы. Из Москвы в Сибирь отправлялись только оружие, боеприпасы и небольшое количество военных специалистов (офицеры и пушкари).

После некоторой паузы, летом 1685 года маньчжуры возобновили наступление в Приамурье. Предварительно, в апреле 1685-го русскому правительству были предъявлены требования цинского правительства - русские должны были оставить Приамурье и Забайкалье, а граница отодвинута к Якутску и Енисейску.
12 июня 1685 года Албазин был окружен маньчжурской армией (4000 воинов (100 трофейных русских ручных пищалей), 45 орудий, 1200 рабочих). Гарнизон Албазина состоял примерно из 450 человек (включая крестьян и промышленников) при 3 пушках и 300 пищалях. После десятидневной осады маньчжуры пошли на штурм города. Укрепления города не выдержали артиллерийского обстрела, запас боеприпасов быстро истощался, в первый же день штурма погибло около 100 защитников (маньчжуры потеряли 150). Возглавлявший оборону воевода Толбузин вынужден был вступить в переговоры с маньчжурами и сдать город (23 июня). Маньчжуры разрешили русским уйти с оружием в Нерчинск, разрушили город и отошли к Айгуню, а затем и дальше в Маньчжурию

Тогда же, в июне 1685 года, монголы, вновь склонившиеся к союзу с маньчжурами, большими силами вторглись в Забайкалье. Монгольские отряды блокировали Селенгинск и Удинск и безуспешно пытались штурмовать Тункинский острог, но не добившись нигде успеха отступили в Монголию.

В июле 1685 года в Нерчинск начали подходить подкрепления из Западной Сибири и Прибайкалья (см. выше). В августе, узнав об отходе маньчжуров, русские снова заняли Албазин и восстановили город, сильно его укрепив и снабдив запасами. Существенно выросли и русские силы в регионе, к началу 1686 года в Приамурье находилось более 1000 служилых людей (св. 700 в Албазине и св. 300 в Нерчинске), не считая сотен крестьян и промышленников.
Таким образом маньчжурско-монгольское наступление 1685 года в целом окончилось провалом.

Узнав о восстановлении Албазина, летом 1686 года маньчжуры вновь попытались его уничтожить. Маньчжурская армия (5000, 40 пушек) на этот раз противостоял более многочисленный гарнизон (826 служилых и прочих, 9 пушек, 3 затинные пищали). Запасов хлеба в городе имелось на год.
Осада начавшаяся 7 июля, продолжалась пять месяцев. Бомбардировки хорошо укрепленного города на этот раз не дали результатов, защитники Албазина успешно отбили несколько штурмов и неоднократно совершали успешные вылазки.
К началу декабря маньчжурская армия исчерпала свои возможности, потеряв в общей сложности до 2500 человек (1500 убитыми в боях и 1000 умершими от болезней). Русский гарнизон потерял за это же время 670 человек, в основном умершими от цинги (500 человек). Погиб и воевода Албазина Толбузин (его сменил крещеный немец на русской службе А. Бейтон).

Неудачная осада Албазина вынудила цинское правительство в ноябре 1686 года заключить перемирие с русскими. В начале декабря маньчжурские войска сняли осаду, однако отход от города начали только весной следующего 1687 года, к августу отступив, наконец, в Айгунь.

Русское правительство, тем временем, продолжало усиливать оборону Сибири. Получив в конце 1685 года требования маньчжуров и известия о падении Албазина, оно направило в Сибирь стольника Ф. А. Головина. Головин был назначен фактическим наместником Восточной Сибири и одновременно получил широкие дипломатические полномочия для переговоров с Цинской империей. Правительство ставило перед ним задачу удержания Восточной Сибири.
С Головиным в Сибирь были отправлены специально сформированный стрелецкий полк (500 человек) и огромная партия оружия (1000 пищалей, 21 пушка, 1000 пудов пороха и свинца и пр.). Еще 1400 служилых предписывалось набрать непосредственно в Сибири. Таким образом, русское правительство планировало довести группировку войск в Забайкалье и Приамурье до 2500-3000 человек (не считая крестьян, промышленников и отрядов туземных племен).
Из-за огромных расстояний и климатических проблем переброска этих сил заняла больше года. В марте 1686 года Головин прибыл в Тобольск, только в июле 1687 года с войсками пришел в Иркутск, а к середине сентября 1687 года в Удинск.

Потерпев неудачу под Албазином цинское правительство вновь принялось натравливать на русских северомонгольских ханов. К концу 1687 года монголы склонились к возобновлению войны с Россией. На этот раз Очирой Саин-хан и его сторонники ставили перед собой решительные цели. Планировалось полностью разгромить русских в Забайкалье и выйти к Иркутску.
В случае успеха монгольского наступления цинское правительство планировало весной 1688 года разорвать перемирие с русскими и наступать на Нерчинск.
Русские силы в Забайкалье и Приамурье к началу 1688 года насчитывали ок. 2000 человек (1000 в районе Удинска, 400 в Нерчинске, 250 в Селенгинске, 100 в Албазине). Монголы превосходили русских в несколько раз и на этот раз имели пищали и пушки, полученные от маньчжуров.

В январе 1688 года монголы осадили Селенгинск и подошли к Удинску. В тяжелых боях под городом монгольские отряды (не менее 3000 человек) потерпели неудачу и отошли.
Селенгинск находился в осаде почти три месяца (январь-март 1688 года). Попытка взять его штурмом провалилась. К концу марта к городу подошли русские войска из Удинска и Иркутска усиленные туземными отрядами. 20 марта монгольская армия была разгромлена русскими и отступила в Монголию.
Второе вторжение монголов в Забайкалье, таким образом, закончилось полной неудачей. Маньчжуры также не решились нарушить перемирие с русскими.

Напав на русских в Забайкалье, монголы одновременно ввязались в конфликт с Джунгарией на западе. В мае 1688 года джунгарский хан Галдан вторгся в Халху и к концу лета полностью разгромил Очирой Саин-хана и компанию, заняв Северную Монголию. Очирой Саин-хан и его сторонники бежали под защиту маньчжуров. Многие монголы (до 10 000 человек), спасаясь от джунгарского наступления бежали в Забайкалье.
Заняв Халху, Галдан предложил русским союз против Очирой Саин-хана, однако Головин, не уверенный в прочности его успехов уклонился от заключения союза.

Нерчинский договор (1689 год) и последующие события
Переговоры о мире с маньчжурами начались только в августе 1689 года в Нерчинске куда перебрался Головин с основными военными силами (около 1000 человек). Маньчжурское посольство прибыло в Нерчинск в сопровождении большой армии (до 15 000 чел.) грубо нарушая условия перемирия. Переговоры велись в городе окруженном маньчжурскими войсками, под сильнейшим давлением маньчжуров.
В соответствии с инструкциями русского правительства Головин мог предложить маньчжурам несколько вариантов пограничного разграничения. Самый выгодный для русских предусматривал установление границы по Амуру. Максимумом уступок на которые готово было пойти русское правительство было проведение границы в районе Албазина (см. карту) с разрушением города.

После напряженных переговоров Головин вынужден был пойти на бОльшие уступки маньчжурам. Граница в Приамурье устанавливалась по Аргуни (т.е. существенно западнее Албазина), русское население выводилось из Албазина, город разрушался. При этом маньчжурам запрещалось заселять и осваивать этот район. Земли восточнее Зеи, среднее и нижнее течение Амура и Приморье оставались не разграниченными.

Оценки этого договора и современниками и исследователями противоречивы. Русское правительство, после некоторых колебаний одобрило действия Головина. Оценки исследователей колеблются в диапазоне от «полная неудача» до «большой успех».
С одной стороны, в соответствии с договором Россия была вынуждена уйти из уже осваиваемого Приамурья и отложить его освоение на полтора века. С другой, договор привел к стабилизации и нормализации отношений с Китаем, позволил сохранить за Россией бОльшую часть Восточной Сибири несмотря на огромное неравенство сил.
Кроме того, содержащаяся в договоре неопределенность границ на среднем и нижнем Амуре и в Приморье позволила впоследствии русскому правительству вернуться к этому вопросу и пересмотреть его в свою пользу.
Договор открывал также возможность установления прямых торговых контактов с Китаем.

Нерчинский договор был подписан 29 августа 1689 года.
Эвакуация Албазина завершилась год спустя, в августе 1690 года.

В Монголии, тем временем, в 1690 году война джунгаров с монголами переросла в войну с Цинской империей. В мае 1691 года монгольские ханы признали власть Цинской империи и Монголия таким образом вошла в ее состав. После затяжной борьбы с переменным успехом к 1696 году Галдан был побежден, а территория Монголии вернулась под контроль монгольских ханов и цинских властей.
Это привело к стабилизации русско-монгольской (теперь фактически русско-цинской) границы и в Забайкалье. Окончательно она была закреплена Буринским и Кяхтинским договорами в 1727 году.

@темы: книги, история, СТ, early modern Russia, конспект