EricMackay
Form follows content
В. Тарловская
Торговля России периода позднего феодализма

Название книге дали, видимо, друзья автора, желая максимально увеличить число потенциальных читателей. На самом деле тема ее гораздо уже - она целиком посвящена торговым крестьянам Нижегородского региона 70-х гг. XVII - первой четверти XVIII в. Захватывающим чтением это конечно сложно назвать, однако есть немало интересного.

Торговые села и их население



Предметом рассмотрения автора является торговое крестьянство междуречья Оки и Волги - Нижегородского, Балахнинского, Арзамасского, Алатырского, Муромского и Юрьевецкого (Юрьевец-Поволжский) уездов (сейчас это территория Нижегородской, частично Владимирской, Ивановской, Костромской областей и т. н. «Чувашии») в 70-х гг. XVII - первой четверти XVIII в. Выгодное положение региона (называемого также Нижегородским Поволжьем) на пересечении торговых путей, широкое развитие разнообразных промыслов, в сочетании с не самыми благоприятными условиями для развития земледелия, создавали хорошие условия для развития торговли, в том числе и крестьянской. Для части крестьян торговля была основным занятием.
Всего за указанный период автором выявлено 678 торговых крестьян *. Подавляющее их большинство - 489 чел. (72%) жило в Нижегородском уезде. Торговые крестьяне проживали, как минимум, в 84 населенных пунктах региона, из которых 43 относились к Нижегородскому, 13 к Арзамасскому, 10 к Балахнинскому, 7 к Алатырскому, 6 к Юрьевецкому, 5 к Муромскому уездам.
Большая часть торговых крестьян при этом концентрировалась в нескольких крупных селениях, (в большинстве уездов их имелось одно - два и только в Нижегородском больше), бывших собственностью монастырей, дворцового ведомства и светских землевладельцев.

Нижегородский уезд
Одним из крупнейших торговых центров уезда (и всего региона) была пригородная нижегородская Благовещенская слобода (фактически один из городских районов Нижнего). Возникла слобода не позднее начала XVII в. и принадлежала патриаршему Благовещенскому монастырю. В 1710 г. она перешла в руки А. Д. Меншикова, в 1720 г. приписана к алатырским (?) винокуренным заводам имп. Екатерины Алексеевны, после смерти последней принадлежала цесаревне и имп. Елизавете Петровне.
На 1646 г. здесь было 364 двора, на 1677/78 г - 330 дворов (725 чел**.), на 1721 г. - 199 дворов (803 чел.), помимо этого жителям слободы принадлежало 85 дворов на нижегородском посаде и еще в 20 они жили подсоседниками. На 1726 г. в слободе числилось 857 чел., 15% населения слободы занимались торговлей («купечеством»), 10% ремеслом (в основном, кожевенным), 75% работало по найму.
Все население слободы числилось беспашенными бобылями и сельским хозяйством никогда не занималось. Фактически это была белая монастырская слобода, сохранившая под видом крестьянского поселения.
Такого же рода слободы имелись у нижегородского Печерского Вознесенского монастыря - Большая Кошелевка, Большая и Малая Никольские и Подновье. К концу XVII в. в них насчитывалось 175 бобыльских дворов (524 чел.), а к концу первой четверти XVIII в. уже 731 душа м. п.
В подмонастырской Николаевской слободе Макарьева-Желтоводского монастыря на 1678 г. имелось 28 дворов (16 - бобылей и 12 - ремесленников), а в 20-х гг. XVIII в. уже 270 душ м. п.
В Нижегородском уезде имелись также монастырские слободы и села другого типа - их жители сочетали занятия торговлей и сельским хозяйством. Наиболее крупным из них было село Работки (на правом берегу Волги, между Нижним и Макарьевым монастырем), принадлежавшее с 1653 г. Благовещенскому монастырю (в дальнейшем разделило судьбу Благовещенской слободы). На 1653 г. здесь имелось 44 двора беспашенных бобылей, на 1677/78 г. - 164 бобыля, 68 захребетников с семьями и четверо соседей, на 1710 г. - 174 (или 82) двора. Бобыли кормились торговлей и работой по найму, но одновременно обрабатывали монастырскую домовую запашку и поставляли обители хлебный запас.
Помимо Работок, Благовещенский монастырь владел еще тремя селами - Каменка (11 бобыльских и 14 крестьянских дворов на 1680 г., 34 двора и 281 чел на 1719 г.), Столбищи (в р-не Сергача, 50 крестьянских и 18 бобыльских дворов на 1680 г., 346 чел. м. п. в 20-х гг. XVIII в.) и Разнежье (ниже Н. Новгорода по левому берегу Волги, 31 крестьянский и 5 бобыльских дворов на конец XVII в., 358 душ м. п. в начале XVIII в.)***.
Значительным торговым селом была Василёва слобода (теперь Чкаловск) принадлежавшая московскому Вознесенскому девичьему монастырю****. На 1678 г. здесь имелось 148 дворов (392 чел.), в т. ч. 50 бобыльских (119 чел.) и 98 крестьянских (273 чел.).
Свои торговые села имелись также у Троице-Сергиева (Копосово, Черное) и Макарьева (Нижний Красный Яр) монастырей.
Если торговые монастырские крестьяне концентрировались, главным образом, в подмонастырских слободах, то дворцовые и частновладельческие сосредотачивались в основном в крупных торгово-промысловых селах, прежде всего в Павлове, Лыскове и Мурашкине.
Павлово, изначально бывшее дворцовым селом, с 1621 г. принадлежало кн. Черкасским. На 1642 г. здесь было 919 дворов (317 торговых, промышленных и мастеровых людей, 584 пашенных крестьян и 18 стрелецких), 730 чел. торговых, промышленных и мастеровых людей, 80 лавок, 159 полков, 21 кузница, 5 харчевных изб. На 1677 г. - 677 дворов (290 торговых и проч., 332 пашенных крестьян, 35 бобыльских, 20 казацких), 90 лавок, 38 кузниц и т. д. В XVIII в. здесь числится уже 2 589 душ м. п., а само Павлово, оставаясь крупнейшим торговым селом уезда, превращается в важный центр металлообработки и кожевенного производства.
В громадном селе Лысково на 1646 - 1648 гг. числилось (вместе с деревнями) 1 547 дворов (4 705 чел), на начало 70-х гг. 99 лавок и полулавок и 14 кузниц. При этом местные крестьяне продолжали пахать 240 десятин (в одном поле) государевой десятинной пашни. До 1646 г. Лысково - дворцовое село, в 1646 - 1664 гг. принадлежало Б. И. Морозову, затем снова дворцовое, в 1700 г. пожаловано грузинскому царевичу Арчилу Вахтанговичу, затем перешло к его дочери Дарье Арч. Имеретинской.
Мурашкино размерами даже превосходило Лысково, на 1646 - 1648 гг. здесь имелось 2 030 дворов (тоже с деревнями) и 6 308 чел., а к началу 70-х гг. 233 лавки и полулавки и 21 кузница. К началу XVIII в. в селе постоянно проживало 115 торговых крестьян. Здесь также пахали десятинную пашню - 327 десятин «без трети» в одном поле, позднее 981 десятину в трех полях. До 1646 г. дворцовое село, в 1646 - 1664 гг. принадлежало Б. И. Морозову, затем снова дворцовое.
Помимо трех сел-гигантов, в уезде имелось еще несколько сел с развитой крестьянской торговлей.
На дороге из Нижнего в Муром располагались села Богородское (теперь Богородск) и Ворсма. В первом на 1678 г. имелось 446 дворов (329 бобыльских и 117 крестьянских), а на 1667 г. 42 лавки, село было центром кожевенного производства. Ворсма славилась слесарным и кузнечным промыслами. Оба села принадлежали кн. Черкасским.
Много торговых крестьян имелось в Барминской волости (р-н Лысково), особенно в центре волости, селе Бармино (на 1710 г. 682 двора и 2 450 душ м. п., видимо во всей волости?). До 1679 г. волость принадлежала кн. И. А. Воротынскому, с 1700 г. - Ф. А. Головину, затем его наследникам.
Торговый промысел получил также развитие в дворцовых селах Терюшево (р-н Дальнее Константиново, вместе с волостью 1 486 дворов на 1700 г.), Катунки (севернее Чкаловска, 1 121 двор вместе с деревнями на 1700 г.) и Княгинино*****.

Балахнинский уезд
Наибольшее торговое значение здесь имели дворцовые села Бор и Городец. В Городецкой волости на 1678 г. имелось 1 670 дворов и 3 557 чел., к 20-м гг. XVIII в. она находилась уже в руках частных землевладельцев.
В с. Бор на 1719 г. числилось 512 чел., как минимум 14% населения села занималось торгово - промышленной деятельностью.

Юрьевец - Поволжский уезд
Наиболее значительным торговым поселением уезда было село Пучеж. На 1676 г. здесь имелся 101 двор непашенных крестьян, на 1700 г. - 97 дворов непашенных крестьян (214 чел.), 4 бобыльских, 25 лавок, 64 полка и проч. На 1722 г. 15 местных жителей имели торги на суммы 300 - 500 руб. До 1700 г. село было дворцовым, в 1700 - 1713 гг. самостоятельным посадом, позднее собственностью кн. Ф. Я. Долгорукова , в 1722 - 1724 г. снова дворцовым селом, после 1724 г. опять посадом.

Муромский уезд
Здесь выделяются села Карачарово (рядом с Муромом, 13 торговых крестьян на рубеже XVII - XVIII вв., принадлежало кн. Черкасским), Погост (между Вязниками и Гороховцом, 28 торговых крестьян в рассматриваемый период, принадлежало Нарышкиным) и Вареж (на Оке, выше Павлова).

Арзамасский уезд
Самым крупным торговым селом здесь была Выездная слобода (сейчас Выездное), в одной версте от Арзамаса, на рубеже веков принадлежавшая Салтыковым. В конце XVII в. здесь было 239 крестьянских (777 человек) и 32 бобыльских (70 человек) двора.

Алатырский уезд
Крестьянская торговля уезда концентрировалась в основном в р-не села Порецкое. На 1673 г. здесь имелось 303 крестьянских двора (1 024 чел.), помимо прочего здесь пахали десятинную пашню. На 1728 г. - 521 двор (170 ремесленников, 5 торговцев, 1 промышленника, 48 бобыльских, 297 пашенных крестьян). Помимо местных жителей здесь проживало ок. 40 купцов из Москвы, Ярославля и прочих городов. Само село в XVII в. принадлежало Морозовым, в 1672 г. было отписано на государя, в 1684 - 1714 гг. принадлежало Нарышкиным, в 1714 - 1719 гг. царевичу Алексею, в 1719 - 1721 гг. его детям, после 1721 г. имп. Екатерине Алексеевне.

В целом, все поселения с торговыми крестьянами можно разделить на три группы.
1. Тип белой слободы (Благовещенская, Никольская, Печерская, Подновье, Пучеж, вероятно Городец и Катунки) - население никогда не занималось сельским хозяйством и целиком состоит из купцов, ремесленников и наемных работников.
2. Крупные торгово-промысловые села (Павлово, Мурашкино, Лысково, Работки, Порецкое, Выездная слобода) - торгово-ремесленное население определяет облик поселения, однако значительная (иногда большая) часть населения продолжает заниматься сельским хозяйством.
3. Прочие села - торговых крестьян очень мало и не они, а пашенные крестьяне (иногда в сочетании с ремесленниками) определяют облик поселения.

* В реальности торговых крестьян, видимо, было больше, как и мест их проживания, однако по сохранившимся источникам они с трудом поддаются учету. По некоторым оценкам, в наиболее развитых уездах Среднего Поволжья торговые крестьяне составляли до 5-6% крестьянского населения.
** Здесь и далее, души мужского пола.
*** Каменка в конце XVII в. перешла к кн. А. П. Прозоровскому, а от него в 1704 г. к Меншикову (до 1728 г.). Столбищи и Разнежье остались за монастырем.
**** В XV - XVII вв. принадлежало Шуйским, после смерти вдовы царя Василия отошло монастырю, месту ее последнего пристанища.
***** Терюшево и Катунки в начале XVIII в. также переданы царевичу Арчилу Вахтанговичу.


Торговля и прочие занятия торговых крестьян
Торговые крестьяне региона полностью сосредоточили в своих руках весь отъезжий крестьянский торг, а также значительную часть розничного и местного. В розничном торге помимо них участвовали и представители промыслового крестьянства, а в мелочном - и пашенные крестьяне.
Отъезжим торгом занимались не менее 514 крестьян региона. Большая часть из них проживала в Нижегородском уезде - 381 чел. (74%), концентрируясь в четырех населенных пунктах - Благовещенской (89 чел.), Мурашкино (70 чел.), Павлово (61 чел.) и Лысково (41 чел.). За пределами Нижегородского уезда относительно много крестьян-купцов проживало в Городце с волостью - 22 чел., Пучеже - 20 чел. и Погосте - 18 чел.
О величине торговых оборотов крестьян можно судить по таможенным явкам первой четверти XVIII в. Из 360 известных явок, 193 (53,6%) составляли от 10 до 50 руб., 47 (13%) - от 50 до 100 руб., 67 (18,6%) - от 100 до 300 руб., 18 (5%) - от 300 до 1 000 руб., и только 8 (3,6%) превышали 1 000 руб*.
Здесь тоже с большим отрывом лидировал Нижегородский уезд. На него приходилось 305 явок из 360 и почти все (кроме одной) явки больше 300 рублей. 7 из 8 явок превышающих 1 000 руб. приходилось на Благовещенскую слободу (1 на Павлово).
Основная масса торговых крестьян, таким образом, относилась к мелкому и среднему купечеству, а крупное купечество концентрировалось, главным образом**, в Нижегородском уезде.
Торговля велась в основном с городами Поволжья (от Астрахани до Ярославля и Рыбной слободы/Рыбинска), на которые приходилось более 72% торговых операций, а также городами Северо-Запада России (Петербург, Вологда, Белоозеро и т. д.) и Московского региона (Москва, Серпухов, Коломна).
В Поволжье больше всего торговали с Астраханью (более 20% от общего числа сделок), куда продавали русские ткани, зерно, лес, металлоизделия, деревянную посуду и т. д., вывозя, в свою очередь, рыбу, соль и восточные товары. В городах Нижнего и Среднего Поволжья (Царицын, Саратов, Самара, Саратов) покупали, в основном, рыбу, кожи, крупы и т. д. Из Арзамасского и Алатырского уездов вывозили в основном кожи и шкуры, из Юрьевца, Городца и Балахны - лес и зерно. В Ярославль вывозились, в первую очередь, кожи и шкуры, в Москву, Н. Новгород и на север продовольственные товары и т. д. Наиболее распространенными товарами были рыба, кожи и разнообразные ткани.
В торговле с Астраханью лидировали купцы Благовещенской слободы, павловцы активно торговали и с Астраханью, и с Москвой, лысковцы в XVII в. ориентировались в основном на торговлю с Астраханью, а в следующем веке уже на города северо-запада и Ярославль. Мурашкинцы активнее всего торговали с Ярославлем, Арзамасом и Алатырем и т. д.
Основная масса грузов перевозилась речным транспортом и по санному пути зимой. Многие торговые крестьяне (142 чел.) сами владели судами и лодками.
Помимо отъезжей, большинство торговых крестьян (в том числе и крупных купцов) занимались и розничной торговлей, торгуя через лавки и прочие торговые места.
Примерно половина всех торговых операций крестьян-купцов была связана с местным торгом происходившим на сельских торжках . Здесь торговали в основном мелкие и средние купцы из крестьян, крупные торговцы использовали торжки только для скупки изделий местных промыслов. Объемы торговли на торжках в крупных торговых селах были достаточно велики, так, в Павлово в 1712 г. наторговали почти на 3 000 рублей, в Мурашково в 1714 г. - более чем на 3 200 рублей и т. д.
Помимо торговли торговые крестьяне освоили и другие формы предпринимательства. Крупные купцы регулярно брали казенные подряды, в основном на поставку продовольственных товаров (рыба, соль, хлеб, мука и проч.) в Петербург (с начала XVIII в.).
В откупах участвовали все категории торговых крестьян. Мелкие торговцы брали на откуп разнообразные мелкие откупа - конские площадки, перевозы, сельские торжки и т. д., средние - продажу кваса, уксуса, бани, крупные - питейные сборы, таможенные пошлины и т. д. В последнем случае суммы откупов могли быть очень велики. Так, крестьянин села Порецкого М. А. Кожин в 1723 г. взял на откуп питейные и таможенные сборы в Симбирске, Саратове и Сызрани за 35 000 рублей.
Часть торговых крестьян занималась также ростовщичеством, давая деньги в долг и своим собратьям и представителям других групп населения (обычно под 10% годовых). Сами торговые крестьяне также широко пользовались кредитом, крупные купцы едва ли не большую часть операций вели на заемные средства.
Некоторые купцы содержали также собственные небольшие мастерские (свечные, пряничные, кожевенные и т. п.), однако значительной роли в их хозяйстве эти мелкие производства не играли.

* Оставшиеся не превышали 10 рублей.
** Из других источников известно о существовании крупных купцов-крестьян в Балахне и Пучеже.


Статус торговых крестьян
По месту жительства торговые крестьяне могли числиться как бобылями, так и тяглыми крестьянами. В бывших белых слободах (например, Благовещенской) все население числилось бобылями, в торговых селах купцы-крестьяне могли писаться и в тягло. Величина оброка и раскладка повинностей в пользу владельца определялась прежде всего состоятельностью крестьянина и могли существенно различаться.
Помимо владельческих крестьяне платили и государственные налоги. Здесь к обычному крестьянскому набору добавлялись пятая и десятая деньга по торгам и промыслам и оброк за владение лавками на посаде. После введения подушной подати часть крестьян платила ее по увеличенной посадской норме.
В целом, однако, обложение торговых крестьян было существенно меньше посадского (примерно вдвое), в связи с чем крестьяне совершенно не стремились приписываться к посаду. Имел место даже обратный процесс - перехода городских купцов в крестьяне.
Переход крестьян на посад в начале XVIII в. вынуждено было стимулировать государство - в 1724 г. было предписано приписывать к посаду всех крестьян имеющих торги на 500 рублей (в Петербурге на 300 руб.) и больше.
Постоянную борьбу с торговыми крестьянами вели и сами посады. Многие крестьяне (особенно пригородных слобод) владели на посаде дворами, лавками и проч., однако посадского тягла не несли. Посадские власти, соответственно, стремились добиться приписки таких крестьян к посаду или хотя бы выплаты ими посадского тягла наравне со всеми. Характерный пример такой борьбы - многолетнее противостояние нижегородского посада и Благовещенской слободы, начавшееся еще в первой половине XVII в. и шедшее с переменным успехом.

@темы: конспект, книги, история, СТ