00:58 

EricMackay
Form follows content
А. Мельникова
Русские монеты от Ивана Грозного до Петра Первого

Тоже перечитал, тем более что по случаю обзавелся первым изданием. И в этом случае в первый раз мне понравилось больше. Местами даже конспирология какая-то видна.

Реформа Елены Глинской
В 1535 - 1538 гг. правительство Елены Глинской осуществило денежную реформу - старые монеты были выведены из обращения и были постепенно заменены новыми денежными знаками. Монетная стопа была понижена примерно на 15% - из малой гривенки (204,75 г ) серебра теперь чеканилось не 520, а 600 денег.
Денежная реформа была проведена на редкость удачно, не вызвав никаких потрясений и позволив быстро очистить денежное обращение от фальшивых и неполноценных монет.
Начиная с 30-х гг. XVI в. денежное обращение обслуживалось тремя видами денежных знаков - копейкой (0,68 г), деньгой (0,34 г) и полушкой (0,17 г).
Копейки и деньги еще долго по старой привычке называли «новгородками» и «московками», копейку «копейкой» стали называть только в начале XVII в., а окончательно прижилось новое наименование только к концу столетия. Полушку часто именовали «полуденьгой».

От Ивана Грозного до Бориса Годунова
После денежной реформы чеканка монет полностью сосредоточилась на государственных денежных дворах, которых во второй - третьей четверти XVI в. имелось четыре - в Москве, Новгороде, Пскове и Твери.
После 1535 г. между русскими денежными дворами закрепилось своеобразное разделение труда - Московский и Тверской чеканили только деньгу, Новгородский и Псковский только копейку*. Денежное обращение и в середине и во второй половине XVI в. также разделялось на два ареала - на Северо - Западе охотнее использовали копейку - «новгородку», в Центре - деньгу.
Московский денежный двор, до 50-х гг. XVI в. занимавший ведущее положение, позднее пришел в упадок, производство на нем резко сократилось, возможно даже прекратилось совсем. Отчасти этому способствовал вероятно грандиозный пожар 1547 г., однако основную причину автор видит в опричнине. После 1565 г. Московский двор остался в земщине и вероятно лишился казенных заказов, частные же заказы, из-за общего разорения Москвы были вероятно невелики. Вероятно сократился и спрос на основную продукцию двора - деньгу. Так или иначе, в середине 50-х гг. чеканка монет в Москве практически прекращается и возобновляется в небольших объемах только в последние годы правления Грозного.
Тверской денежный двор во второй половине 50-х гг. прекратил свое существование.
Новгородский и Псковский дворы, напротив, в в 60-70-х гг. переживают пору расцвета. Активизация внешней торговли после захвата Нарвы (1558 г.), приток серебра на денежные дворы, увеличение спроса на копейку привели к существенному росту объемов производства. На активности Новгородского двора не сказался даже разгром города в 1570 г. Оказавшись в опричнине, двор фактически превратился в основного исполнителя казенных заказов, что способствовало его процветанию. Существенно расширил свое производство и небольшой Псковский двор.
Поражение в Ливонской войне и потеря Нарвы привели к упадку обоих дворов, после 1580 г. производство здесь резко сокращается.
В 80 - первой половине 90-х гг. чеканка монет резко сократилась на всех дворах (из-за кризиса и нехватки сырья) и вновь активизировалась только после 1595 г. (автор связывает это с Тявзинским миром и вызванным им оживлением внешней торговли). Разделение дворов на «копеечные» и «денежные» было ликвидировано, копейку теперь чеканили все дворы, деньги и полушки также продолжали чеканиться, но в небольших количествах. На монетах появились знаки денежных дворов.
В 1595 - 1596 гг., по мнению автора, в Москве для руководства денежным делом было создано специальное ведомство - Денежный приказ (современными исследованиями это не подтверждается).
При Борисе производство денег еще более увеличилось, достигнув максимума в 1599 - 1603 гг. Ведущим центром изготовления денег вновь стал Московский денежный двор. Начиная с 1603 г. денежные дворы перешли к выпуску унифицированной копейки** со стандартизированным (по московскому образцу) изображением. Автор полагает, что в дальнейшем Борис планировал полностью сосредоточить чеканку денег в Москве, прекратить свободную чеканку и ввести госмонополию на торговлю серебром.
Помимо казны и фальшивомонетчиков чеканкой русских денег в 1589 - 1595/96 гг., по предположению автора, нелегально занималась английская Московская компания. По весу они не отличались от обычных копеек трехрублевой стопы, отличаясь однако стилистикой изображений и технологией изготовления (техника пунсонов). По предположению автора англичане пытались таким образом отчасти компенсировать убытки своей кампании в неудачные для нее годы.

* О выпуске полушек почти ничего не известно, они чеканились эпизодически, поскольку их выпуск был невыгоден ни казне , ни частным лицам.
** До этого изображения на монетах разных дворов существенно различались - изображением всадника, написанием букв легенды и т. д.


Смута
В первые годы Смуты никаких принципиальных изменений в денежном деле не произошло, монеты царей «Дмитрия Ивановича» и Василия Ивановича чеканились в прежнем режиме. К 1608 г. обстановка в стране резко ухудшилась - значительная часть территории государства оказалась в руках тушинцев, Москва была осаждена. Приток серебра в столицу резко сократился, для производства денег приходилось использовать даже серебряные предметы царской сокровищницы и священные сосуды. Правительство было вынуждено прибегнуть к порче монеты. Уже со второй половины 1607 г. вес производимой в Москве копейки несколько снизился - на четверть почки (0,0425 г), до 0,64 г. Помимо этого, позднее (с 1609? г.) в столице полулегально (вне денежного двора, но, по мнению автора, под контролем правительства) чеканили и еще более легкие монеты, весом 0,60 г.
В мае 1610 г., из-за нехватки серебра, в столице впервые была начата чеканка предназначенных для денежного обращения золотых монет. Золотые копейки и деньги чеканились по нормам трехрублевой стопы (0,68 и 0,34 г) и, кроме материала, ничем не отличались от серебряных. Стоимость золотых и серебряных монет соотносилась как 1 : 10.
Псковский и Новгородский денежные дворы, начиная с 1608 г., оказались, в значительной мере, предоставлены сами себе, единый денежный рынок распался на отдельные ареалы со своими особенностями. Так, в замосковных, заоцких и украинных городах почти не встречались монеты новгородского и псковского чекана, а в Пскове и Новгороде московского.
Продукцию Новгородского денежного двора порча монеты не затронула, здесь продолжалась чеканка по трехрублевой стопе. Пик ее пришелся на 1608 - первую половину 1609 г. После ухода из города армии Скопина - Шуйского (май 1609 г.) производство денег резко сократилось.
Псков в сентябре 1608 г. перешел на сторону Тушинского вора и местный денежный двор начал чеканить монеты самозванца, причем по повышенной весовой норме - 0,72 г. Чеканка продолжалась вероятно до весны 1610 г., когда из-за проблем с сырьем и внутренних потрясений ее пришлось прекратить.
После падения Шуйского и занятия столицы поляками Московский денежный двор продолжил работу, не прекращая ее даже во время осады города Первым и Вторым ополчениями. В качестве сырья использовались остатки царских сокровищниц и разнообразная серебряная «ветошь». Поначалу двор пытался держаться в рамках трехрублевой стопы, однако уже с сентября 1611 г. вес копеек Владислава Жигимонтовича снизился до 0,60 г (стопа 3,4 рубля), с мая 1612 г. до 0,51 г (четырехрублевая стопа), а к концу лета - осени 1612 г. до 0,47 г. С сентября 1611 г. по май 1612 г. на Московском денежном дворе было переделано в деньги 378 гривенок серебра, из которых отчеканено монет на 1 318 рублей.
Продолжалось и производство золотых монет, за сентябрь 1611 - май 1612 гг. в деньги было переделано 75 гривенок 47 золотников золота (сделано монет на 2 755 рублей). Золотые копейки выпускались, в основном, по нормам трехрублевой, 3,4 - рублевой и 4- рублевой стопы и предназначались для оплаты наемников.
Новгородский денежный двор также чеканил монеты Владислава (с октября 1610?), однако уже в январе 1611 г. новгородцы восстали и отказались признавать власть его правительства, чеканка денег нового царя здесь прекратилась.
Псков Владислава не признал, в марте 1611 г. он перешел под контроль очередного самозванца - Лжедмитрия III и местный денежный двор видимо даже чеканил монеты очередного «Дмитрия Ивановича» (по трехрублевой стопе).
Второе ополчение после перехода в Ярославль организовало здесь временный денежный двор, чеканивший (с весны 1612 г.) монеты от имени Федора Ивановича (некоторая часть была выпущена и от имени Владислава). Поначалу монеты чеканились по 3,4-рублевой стопе (0,60 г), с сентября 1612 г. по 4-рублевой (0,51 г).
После освобождения Москвы столичный денежный двор по каким-то причинам не смог сразу возобновить работу и производство денег продолжалось на временном дворе в Ярославле и вновь организованном временном дворе в Москве. Последний, с ноября 1612 по февраль 1613 гг., также выпускал монеты с именем Федора Ивановича по 3,4-, а позднее 4-рублевой стопе. После избрания Михаила Федоровича оба двора перешли на выпуск монет с его именем (по 4-рублевой стопе).
В мае 1613 г. Ярославский двор вероятно был закрыт, временный Московский работал видимо до ноября 1613 г., когда возобновил свою деятельность постоянный двор.
Новгород в июне 1611 г. был занят шведами. Местный денежный двор, до этого чеканивший копейку Василия Шуйского по 3-рублевой стопе, продолжил чеканку и при шведской оккупации. С сентября 1612 г. стопа была понижена до 3,6 рублей (0,58 г), а в марте 1615 г. до 3,9 рублей (0,53 г, фактически вес монет был снижен видимо еще больше - до 0,48 г).
Масштабы деятельности Новгородского двора были весьма велики, одновременно здесь работало 6 - 7 станиц, в 1611 г. ежемесячно перерабатывалась в среднем 121 гривенка серебра, в феврале 1614 - феврале 1615 гг. - 656 гривенок, в марте 1615 - феврале 1617 г. - 724 гривенки. Сырье поступало как от казенных, так и от частных заказчиков.
При оставлении Новгорода в 1617 г. шведы вывезли часть оборудования двора (чеканы и маточник) и одного из денежных мастеров со станицей («Нефедка с товарищи»). С их помощью в Швеции был налажен и какое-то время продолжался незаконный выпуск русских денег по норме ниже 4-рублевой стопы (0,47 - 0,48 г). Вероятно это было личной инициативой Якоба Делагарди.

Михаил Федорович
Московский денежный двор возобновил работу в ноябре 1613 г., выпуская копейки (по 4-рублевой стопе), деньги и полушки. Сырьем для них служили в основном старые монеты 3-рублевой стопы, скупаемые «с наддачей». С 1617 г., после заключения Столбовского мира, возобновили работу Псковский и Новгородский дворы. Однако масштаб чеканки денег на них был невелик - Новгородский двор в 1617 - 1627 гг. ежегодно чеканил в среднем ок. 6 500 рублей.
Выпуск полновесных копеек продолжался недолго, начиная с 1618 г. правительство Михаила Федоровича стало практиковать порчу монеты. В 1618 г. вес копейки был снижен на 0,1 г, в 1622 г. еще на 0,1 г. Не ограничиваясь этим, власти в 1619 г. восстановили денежный двор в Ярославле, наладив здесь тайное производство легковесных и низкопробных монет, копирующих наиболее массовые выпуски Московского двора. Вес этих монет не превышал 0,42 г, выпускались они из серебра не только 960, но и 916, 900, 875 и 600 пробы. Чеканка подобных монет велась вероятно эпизодически (видимо для покрытия возникающей острой нужды в деньгах) и продолжалась, как минимум, до 1626 г.
В 1626 г. вес копейки был уменьшен еще на 0,1 г (до 0,48 г, фактически он был еще ниже и не превышал 0,46 г). Одновременно была понижена и их проба - при обработке сырья серебро перестали очищать и доводить до 960 пробы, копейки теперь чеканились из серебра талерной пробы (960, 925, 916, 900, 875).
В 1635 г. фактический вес копейки вновь был уменьшен на 0,1 г - до 0,45 г (при этом формально нормативный вес сохранялся на уровне 0,48 г, 425 копеек из гривенки).
Новгородский и Псковский дворы в небольших количествах (и, в основном, видимо по частным заказам) чеканили монеты вплоть до 1626/27 г., когда были закрыты. В Новгороде чеканились копейки 4-рублевой стопы и 960 пробы, в Пскове копейки весом в 0,49 (1617 - 1619 гг.), позднее 0,47 - 0,48 г и также 960 пробы.
Помимо этого, в русском денежном обращении начиная с 1619 г. встречались т. н. деннинги, русские копейки с именем датского короля Христиана IV и русских царей, выпускавшиеся в Дании. Обстоятельства их появления и использования неясны.

Алексей Михайлович и денежная реформа
В начале правления царя Алексея принципиальных изменений в денежном обращении не произошло, монеты чеканились, в целом, в соответствии с установившимся ранее весом и пробой. Весовая их норма составляла во второй половине 40-х годов 0,46 г (фактический вес - 0,44 г), в 1650 - 1654 гг. повысившись до 0,48 г (0,46 г).
В 1646(?) г. была введена казенная монополия на покупку ефимков и установлена монопольная (заниженная) уставная цена на них - 50 копеек.
В 1654 - 1663 гг. была предпринята попытка коренного изменения русской денежной системы. Предполагалось ввести новые крупные номиналы и медь, в качестве нового монетного сырья.
Летом 1654 г. были введены серебряный рубль (чеканился на талерах со сбитым изображением, 28 - 29 г.), медная полтина, серебряная полуполтина (чеканилась на разрубленном на 4 части талере), медные алтын и грошевик (4 деньги = 2 копейки). Чеканка медной гривны (10 копеек) видимо так и не была начата. Серебряная копейка была сохранена и чеканилась по старой стопе (примерно 445 копеек, весом 0,45 г, из гривенки).
Для выпуска новых крупных монет в Москве был специально оборудован новый денежный двор - Новый Московский Английский (располагался на бывшем подворье английских купцов).
К марту 1655 г. все вышеописанные номиналы появились в обращении, однако население пользовалось ими неохотно.
Осенью 1655 г. в первоначальные планы реформы были внесены значительные изменения. От выпуска всех вышеназванных монет отказались. Вместо серебряных рублей был начат выпуск т. н. «ефимков с признаком» - талеров надчеканенных штемпелем серебряной копейки и с вырезанной датой «1655». Они чеканились на Старом Московском денежном дворе и предназначались для ведения внешней торговли. Из-за дефицита серебра надчеканка ефимков прекратилась уже осенью 1655 г.
Для обслуживания внутренней торговли был налажен выпуск медных копеек, во всем, кроме материала, идентичных серебряным. Обращение их ограничивалось европейской частью России, ни с зарубежными купцами, ни в Сибири торговать ими не разрешалось.
Медные копейки выпускались обоими московскими дворами - Старым и Новым, вновь открытыми дворами в Новгороде и Пскове и новым двором в Кукенойсе (Кокнесе).
Медные копейки поначалу охотно принимались населением, однако неуклюжие действия правительства и всяческие злоупотребления привели вскоре к стремительной девольвации медных денег и полному расстройству денежного обращения. В 1663 г. медные деньги были отменены, а старая денежная система восстановлена.
Старый Московский денежный двор после начала реформы в 1654 г. переключился на чеканку наградных золотых для казаков Хмельницкого (чеканились штемпелями серебряных копеек). Осенью 1655 г. здесь недолго производились« ефимки с признаком», затем двор сосредоточился на выпуске медных копеек, став их основным производителем.
Новый Английский двор с большим трудом освоил выпуск крупных номиналов начального этапа реформы, а позднее переключился на выпуск медных копеек, в чем тоже не очень преуспел.
Псковский денежный двор в довольно значительных количествах чеканил медные монеты с октября 1655 г. О деятельности Новгородского двора почти ничего не известно, вероятно масштабы ее были невелики. Помимо медных денег, здесь в 1655 - 1663 гг. было выпущено некоторое количество серебряных копеек.
Денежный двор в отвоеванном у шведов Кукенойсе был организован стараниями А. Л. Ордина - Нащокина, на тот момент местного воеводы. О нем тоже почти ничего не известно, двор, работавший довольно интенсивно, начал функционировать вероятно на рубеже 1658 - 1659 гг. и закрылся не позднее июля 1661 г., когда город был возвращен шведам.
После окончательного провала реформы большинство дворов было закрыто, на Старом Московском дворе возобновилась чеканка серебряных копеек. Чеканившиеся с 1663 г. серебряные копейки сохранили дореформенный вес - 0,48 (0,46) г.

Федор, Иван и Петр Алексеевичи
Копейки Федора Алексеевича в 1676 - 1681 гг. чеканились по старой норме - 0,48 (0,46) г. В 1681 г. вес копейки снова понизился, нормативный до 0,42 г, фактический до 0,40 г. По этой же норме чеканились и копейки Ивана и Петра, причем от имени каждого из царей отдельно.
По некоторым данным, в 1664 - 1681 гг. было отчеканено монет на 991 351 руб. (в среднем по 58 314 руб. в год). В 1681 г. было выпущено уже 174 317 руб., в 1682 г. - 312 661 руб., в 1683 г. - 242 707 руб., в 1684 г. - 214 720 руб. и т. д.

Производство, организация, курс
До начала XVII в. денежные дворы ведались Казной (Казенным двором), в 1595 - 1596 гг. по предположению Мельниковой был создан специальный Денежный приказ, в ведении которого находилось денежное дело. Однако современными исследованиями это не подтверждается. Вероятно функции такого приказа исполнял Московский денежный двор, оставаясь при этом подразделением Казенного двора. В 1626 г. Московский денежный двор был передан в ведение приказа Большой казны, полуавтономным подразделением которого и оставался до начала XVIII в*.
Во главе денежного двора стоял выборный голова (избирался ежегодно из числа гостей), работами руководили выборные же целовальники. Московский денежный двор примерно с 1610 г. возглавлялся дьяками, назначаемыми правительством (ему подчинялись голова и целовальники), с начала 50-х гг. XVII в. над дьяком нередко ставился еще и глава двора, обычно из московских дворян.
Рабочий персонал двора состоял из денежных мастеров, волочильщиков, бойцов, подметчиков, кузнецов и проч., объединявшихся в станицы (бригады), сочетавшие в себе представителей всех специальностей. На Новгородском дворе во второй половине XVI в. трудилось ок. 30 чел., в Москве вероятно столько же, во Пскове ок. 10 - 15 чел., в Твери вероятно еще меньше. К середине 50-х гг. XVII в. на Старом Московском дворе трудилось ок. 200 человек.
Собственной промышленной добычи серебра Россия до середины XVIII в. не имела и в качестве сырья для изготовления монет использовалось импортное серебро, в основном западноевропейские серебряные монеты, отчасти, серебро в слитках и изделиях.
Иностранная монета поступала в первую очередь от заграничных купцов, приезжавших торговать в Россию и вынужденных продавать привезенное серебро казне или сдавать на переделку на денежный двор (внутри страны иностранные деньги не принимались, обратный вывоз монет был запрещен). До середины XVII в. сохранялось и право свободной чеканки - любой желающий (и русский и иноземец) мог сдать на денежный двор имеющееся серебро на переделку и получить его назад деньгами, за вычетом пошлин, стоимости работы и угара.
По нормам Торговой книги (1575 - 1610 гг.) высокопробный талер (29 г) соответствовал 43,5 - 44,5 русским копейкам. Казна покупала талеры - «ефимки» по заниженному курсу («уставной цене») в 36 - 36,5 копеек. При переделе денег заказчик получал больше - 38 - 38,5 копеек. Угар в высокопробных талерах составлял 6 - 8% веса (в низкопробных до 20-25%), золотничная и плавильная пошлины - 5,4% (0,58% золотничной пошлины шло мастерам «за дело», в денежном виде это составляло 3,4 - 3,5 деньги с гривенки). Доход казны от перечеканки талера составлял ок. 8,5%.
После перехода на 4-рублевую стопу, из гривенки серебра (204,75 г) получалось 350 копеек (0,51 г), золотничная и плавильная пошлины на 1617 г. составляли 99,5 денег с гривенки, оплата труда мастеров (и прочего рабочего персонала) - 10,5 денег с гривенки. Чистый доход казны (пошлины минус работа) составлял 89 денег или 49,5 копеек с гривенки серебра (~ 14%).
Из очищенного талера получалось примерно 48 копеек 4-рублевой стопы, после перехода с 1626 г. на производство из талерного серебра уже примерно 56 копеек.
Стоимость талера в 1613 г. составляла 42 копейки, в 1619 - 1630 гг. - 48 копеек, в 1634 г. - 51 - 51,5 копейку, позднее 52 копейки.
В 1646 г. была введена новая (заниженная) уставная цена талера - 50 копеек, сохранявшаяся до конца века. Рыночная цена талера была выше - в 1645 г. в Стокгольме за талер давали 63 - 64 копейки,в Голландии в 1660 - 1661 гг. - 60 копеек, в 70-х годах цена ефимка составляла от 52 до 60 копеек.
К 1654 - 1661 г. вес талера соответствовал 64 копейкам.

* Д. Лисейцев и др. «Приказы Московского государства. Словарь-справочник»

@темы: конспект, книги, история, СТ

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник EricMackay

главная