EricMackay
Form follows content
А. П. Павлов
Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове (1584 - 1605 гг.)

Перечитал. Книга этапная, серьезно, мягко говоря, скорректировавшая представления отечественной науки о правлении Бориса. При повторном чтении я ее больше оценил. Стиль разве что у автора суховат.

Аристократия
К аристократическим («боярским») родам конца XVI - начала XVII в., автор (как указывает сам - с некоторой долей условности) считает возможным отнести около 70 фамилий. В алфавитном порядке:
Басмановы-Плещеевы, князья Бахтеяровы-Ростовские, Борисовы-Бороздины, князья Буйносовы-Ростовские, Бутурлины, Вельяминовы-Зерновы, «воеводичи» Волошские, князья Воротынские, князья Глинские, Годуновы, князья Голицыны, князья Гундоровы-Стародубские, князья Долгорукие-Оболенские, князья Засекины-Ярославские, князья Звенигородские, Карповы-Долматовы, князья Катыревы-Ростовские, князья Кашины-Оболенские, князья Ковровы-Кривоборские (Стародубские), князья Куракины, князья Курлятевы-Оболенские, князья Лобановы-Ростовские, князья Лыковы-Оболенские, князья Мезецкие, Морозовы, князья Мосальские, князья Мстиславские, Мутьянские, князья Ноготковы-Оболенские, князья Ногтевы-Суздальские, князья Ноздроватые-Звенигородские, князья Одоевские, князья Охлябинины-Ярославские, Плещеевы, князья Приимковы-Ростовские, князья Прозоровские-Ярославские, князья Пронские, князья Репнины-Оболенские, Романовы-Юрьевы, князья Ромодановские-Стародубские, Сабуровы, Салтыковы, Селунские, князья Сицкие-Ярославские, князья Сулешовы, князья Татевы-Стародубские, князья Телятевские, князья Темкины-Ростовские, князья Токмаковы-Звенигородские, Траханиотовы, Третьяковы-Головины, князья Троекуровы-Ярославские, князья Тростенские-Оболенские, князья Трубецкие, князья Туренины-Оболенские, князья Тюменские, князья Тюфякины-Оболенские, князья Урусовы, князья Ушатые-Ярославские, князья Хворостинины-Ярославские, князья Хилковы-Стародубские, князья Хованские, князья Черкасские, Шеины, князья Шейдяковы, Шереметевы, князья Шестуновы-Ярославские, князья Шуйские, князья Щербатые-Оболенские.

Политическая борьба

Борьба за власть после смерти Грозного
К моменту смерти Грозного (18 марта 1584 г.) правящая верхушка оставалась разделенной на земскую и дворовую части. В дворовой Думе, несмотря на присутствие титулованной аристократии (Шуйские и Трубецкие, отношения которых были весьма натянутыми) и старомосковского боярства (Годуновы) преобладали худородные выходцы из провинциального дворянства. Делами здесь заправляла сплоченная группа думных дворян лидером которой был Богдан Бельский.
Противоречия между «земскими» и «дворовыми», а также внутри самого двора, дополнялись противоречиями местническими, клановыми и династическими (родня царевичей Федора и Дмитрия). Сразу же после смерти Грозного они выплеснулись наружу.
Борьба за власть началась сразу же после смерти царя, первой ее жертвой стала семья младшего сына Грозного - царевича Дмитрия. В ночь с 18 на 19 марта Нагие были взяты под стражу и удалены от двора, часть из них разослали воеводами в казанские пригороды и сибирские города (царевич, вместе с матерью и частью родственников, был в мае отослан в Углич).
На престол был возведен Федор, роль правительства при котором выполняли вероятно члены опекунского совета назначенного в завещании самим Грозным - кн. И. Ф. Мстиславский, кн. И. П. Шуйский, Н. Р. Юрьев, возможно Борис Годунов и Богдан Бельский.
Следующее столкновение последовало уже в начале апреля 1584 г. Поводом к нему стал местнический конфликт между Богданом Бельским и казначеем П. И. Головиным. Против Бельского выступила большая часть родовитой знати, и земской, и дворовой - Мстиславские, Шуйские, Романовы, Голицыны и Шереметевы. Поддержали оружничего только Годуновы и Трубецкие (а также дьяки Щелкаловы).
Конфликт выплеснулся за пределы дворца, противников Бельского поддержали москвичи и находившиеся в столице дети боярские (2 апреля). В итоге Бельский потерпел поражение и был отправлен в почетную ссылку - на воеводство в Н. Новгород. Поражение Бельского стало началом конца для всей группировки худородных выдвиженцев Грозного, влияние их стало стремительно падать, один за другим они лишились думных чинов, пополнив ряды провинциального дворянства. Помимо этого была произведена и чистка двора в целом - после 1584 г. почти все худородные стольники, стряпчие и жильцы бывшего «особого двора» лишились московских чинов и оказались в выборе или ниже.
На положении Годуновых поддержка Бельского, как ни странно, никак не отразилась.
Наибольшим влиянием при дворе в первые месяцы царствования Федора пользовались видимо Н. Р. Юрьев (дядя царя) и братья Щелкаловы. Отношения между Н. Р. Юрьевым и князьями И. Ф. Мстиславским и И. П. Шуйским были натянутыми. К лету 1584 г. Н. Р. Юрьев тяжело заболел и начал отходить от дел. Сыновья его были еще слишком молоды чтобы играть самостоятельную политическую роль. Видимо в связи со всем этим вскоре наметилось сближение Романовых-Юрьевых и Годуновых, вылившееся в заключение знаменитого «завещательного союза дружбы», в соответствии с которым Н. Р. Юрьев вверил Борису попечение своих детей. К Годуновым и Романовым примкнули и дьяки Щелкаловы.
Влияние Бориса с мая 1584 г. начинает быстро возрастать, Дума пополняется родней и сторонниками Годуновых (Хворостинины, Трубецкие и проч.) и Романовых (Сицкий, Шестунов, Троекуров и проч.). Постепенно оформляется противостояние двух группировок - группы Годуновых и Романовых с союзниками и «партии» родовитой аристократии во главе с Шуйскими (Мстиславские, Воротынские, Головины, Колычевы и проч.). Последних поддерживали также верхи московского посада и церкви (митрополит Дионисий и крутицкий епископ Варлаам).
Осенью 1584 г. Борис переходит в наступление на «партию» Шуйских. Первый удар был нанесен по их союзникам Головиным. Казначей П. И. Головин был обвинен в финансовых злоупотреблениях и приговорен к смерти. Казнь была заменена ссылкой в Арзамас, но по дороге в ссылку экс-казначей был убит (возможно по инициативе Годунова). Брат казначея М. И. Головин вынужден был бежать в Литву, подверглись опале и лишились чина окольничие В. В и И. П. Головины, попали в опалу и другие Головины.
На протяжении 1585 - первой половины 1586 гг. лишились своего положения и многие другие сторонники Шуйских - удалился от дел и постригся кн. И. Ф Мстиславский, подверглись опале князья А. П. Куракин, И. М. Воротынский и В. Ю. Голицын.
В мае 1586 г. Шуйские попытались взять реванш, их поддержало население столицы, однако Борису удалось устоять и справиться с волнениями. Осенью 1586 г. - весной 1587 гг. Шуйские были окончательно разгромлены - лидер «партии» И. П. Шуйский пострижен и сослан на Белоозеро (в ноябре 1588 г. убит приставом кн. И. С. Турениным по приказу Бориса), был сослан и также убит в ссылке А. И. Шуйский, сосланы Василий, Дмитрий, Александр и Иван Ивановичи Шуйские. Опале подверглись и их сторонники - Колычевы, Татевы и другие. Митрополит Дионисий и крутицкий епископ были сведены с кафедр, репрессиям подверглась верхушка московского посада.
Таким образом, к 1587 г. Борис Годунов и его союзники одержали полную победу в борьбе за власть. Костяк победителей составили два старомосковских боярских рода, проигравшими оказались, с одной стороны - верхушка титулованной аристократии (Шуйские), с другой - худородные выдвиженцы Грозного.

Борьба за престол
С лета 1586 г. важнейшими фигурами при дворе считались Ф. И. Мстиславский (троюродный племянник царя Федора), Б. Ф. Годунов (шурин царя) и Ф. Н. Романов (двоюродный брат Федора), а также «ближние» дьяки Щелкаловы.
Ф. И. Мстиславский, в отличии от покойного отца, политических амбиций не имел и выполнял, по большей части, роль свадебного генерала. Основу правительства составляли Годуновы и Романовы, их родственники, друзья и союзники.
К сторонникам Годуновых, помимо их родни - Сабуровых, относились князья Хворостинины и Трубецкие, А. П. Клешнин («дядька» царя Федора), кн. П. С. Лобанов-Ростовский, кн. И. М. Глинский, думный дворянин И. П. Татищев.
К кругу Романовых принадлежали их друзья и родня - кн. И. В. Сицкий (близкий друг Федора Никитича Романова, отец князя был женат на тетке Федора, а сам князь на его сестре), кн. Ф. М. Троекуров (его сын был женат на дочери Н. Р. Юрьева), кн. Ф. Д. Шестунов (женат на племяннице Н. Р. Юрьева), кн. Б. К. Черкасский (женат на сестре Федора Никитича).
Молодые Романовы постепенно «обжились» при дворе, заняв здесь достаточно сильные позиции. Формальный статус главы рода, Федора Никитича, был очень высок. Однако основные рычаги власти находились в руках Бориса. Напряжение между Годуновыми и Романовыми постепенно росло, особенно усилившись после смерти царевича Дмитрия (1591 г.) и царевны Феодосии (1594 г.), когда стало очевидно, что судьба династии предрешена.
Ко времени смерти царя Федора Борис сохранял господствующие позиции, контролируя госаппарат, столичный гарнизон и проч. В Думе его прочно поддерживала почти половина бояр (Годуновы, Трубецкие, Сабуров, Глинский, Хворостинин), едва ли не все окольничие, большинство думных дворян (Татищев, Буйносов и, вероятно, Ржевский) и половина думных дьяков (Вылузгин и, вероятно, Аврамов).
Группа Романовых включала не более 6 бояр - самого Федора Никитича, его друзей и родню (Сицкий, Шестунов, Б. К. Черкасский), ее поддерживали видимо князья Голицыны (их сестра была замужем за кравчим А. Н. Романовым) и сблизившийся с Романовыми Богдан Бельский.
Вернувшиеся в Думу, но не успевшие оправиться от опалы Шуйские и, тем более, индифферентный Мстиславский, к борьбе с Борисом были не готовы. Годунов, таким образом, имел в Думе полное преимущество.

Царствование Бориса
Начало царствования сопровождалось массовой раздачей думных чинов (после венчания на царство в сентябре 1598 г.). В результате, к концу первого года правления Бориса Дума достигла рекордного размера - 52 человека. Были пожалованы и противники Бориса - Романовы и Бельский. Позднее состав Думы вновь начал сокращаться и к концу правления Годунова уменьшился примерно на треть.
Положение Романовых вскоре после воцарения Бориса начало ухудшаться и в конце 1600 г. они подверглись разгрому. Вместе с Романовыми пострадали и их друзья и родственники (Сицкие Черкасские и проч.). В то же время, хотя и по другому делу, вновь попал в опалу Богдан Бельский.
После этого открытых противников у Годунова не осталось.
Борис проводил довольно гибкую политику, стремясь привлечь на свою сторону представителей влиятельных аристократических семей, умело используя традиционный служебно - местнический механизм и не злоупотребляя репрессиями. Многие представители аристократии были обязаны ему своим возвышением и сохранили лояльность династии даже после смерти Бориса.
Помимо собственной родни - Годуновых, Сабуровых и Вельяминовых, Борис по-прежнему опирался на своих старых союзников - Трубецких и Хворостининых. К ним добавились новые выдвиженцы - братья Басмановы, М. Г. и М. М Салтыковы, А. А. Телятевский, В. П. Морозов, П. Н. Шереметев, П. И. Буйносов - Ростовский, М. П. Катырев - Ростовский, В. К. Черкасский и проч. По-прежнему пользовались доверием Бориса Татищевы. Большинство перечисленных (кроме П. Ф. Басманова и возможно М. Г. Салтыкова) сохранили лояльность династии и после смерти Бориса.
В молчаливой оппозиции Годунову оставались Голицыны (и Васильевичи и Ивановичи). Не пользовались доверием и Шуйские, несмотря на сохранение внешней лояльности и даже лишенный честолюбия Мстиславский.

Состав Думы

Дума Ивана Грозного (март 1584 г.)

Всего 28 человек - 11 бояр (6 и 5), 7 окольничих (5 и 2), 10 думных дворян (0 и 10), плюс 4 думных дьяка (2 и 2).

а) земская
Бояре: кнн. Иван Федорович и его сын Федор Иванович Мстиславские, Никита Романович Юрьев, кн. Василий Юрьевич Голицын, Богдан Юрьевич Сабуров, кн. Петр Иванович Татев.
Окольничие: кн. Федор Михайлович Троекуров, кн. Дмитрий Иванович Хворостинин, Федор Васильевич Шереметев, Иван Петрович Головин, Иван Иванович Сабуров.
Думные дьяки: Андрей и Василий Яковлевичи Щелкаловы

(в земщине также служили дворецкий кн. Федор Иванович Хворостинин, казначей Петр Иванович Головин и, вероятно, ловчий Дмитрий Андреевич Замыцкий)

б) дворовая
Бояре: кн. Федор Михайлович Трубецкой, кн. Василий Федорович Скопин-Шуйский, кн. Иван Петрович Шуйский, Дмитрий Ивановичи и Борис Федорович Годуновы
Окольничие: Степан Васильевич Годунов и Федор Федорович Нагой
Думные дворяне: Богдан Яковлевич Бельский (оружничий и думный дворянин), Роман Васильевич Алферьев (печатник и думный дворянин), Михаил Андреевич Безнин, Роман Михайлович Пивов, Деменша Иванович Черемисинов, Ефим (Баим) Васильевич Воейков, Игнатий Петрович Татищев, Афанасий Федорович Нагой, Василия Григорьевич Зюзин и, вероятно, Андрей Федорович Нагой.
Думные дьяки: Андрей Васильевич Шерефединов и, вероятно, Савва Фролов

(и кроме того - кравчий кн. Дмитрий Иванович Шуйский, постельничий Истома Осипович Безобразов, стряпчий с ключом Семен Владимирович Безобразов, ясельничий Елизарий Шемякин Благой)

Изменения в 1584 - 1587 гг.

Вошли:
- боярин кн. Василий Иванович Шуйский (до 20 мая 1584 г.)
- боярин Федор Васильевич Шереметев (из окольничих, 1584 г.)
- боярин Григорий Васильевич Годунов (к 31 мая 1584 г.)
- боярин Степан Васильевич Годунов (из окольничих, с 31 мая 1584 г.)
- окольничий кн. Дмитрий Петрович Елецкой (с 31 мая 1584 г.?)
- боярин Иван Васильевич Годунов (с 31 мая 1584 г.?)
- окольничий кн. Борис Петрович Засекин (к июню 1584 г.)
- окольничий Владимир Васильевич Головин (казначей к маю, окольничий к июлю 1584 г.)
- окольничий кн. Федор Иванович Хворостинин (из дворецких к сентябрю 1584 г.)
- боярин кн. Федор Михайлович Троекуров (из окольничих, к сентябрю 1584 г.)
- боярин кн. Дмитрий Иванович Хворостинин (из окольничих, к ноябрю 1584 г.)
- боярин кн. Иван Михайлович Воротынский (1584?)
- боярин кн. Андрей Петрович Куракин (1584?)
- окольничий кн. Петр Семенович Лобанов - Ростовский (1584 или 1587?)
- боярин кн. Никита Романович Трубецкой (к февралю 1585 г.)
- боярин кн. Иван Васильевич Сицкий (к февралю 1585 г.)
- боярин кн. Федор Дмитриевич Шестунов (к февралю 1585 г.)
- окольничий Иван Михайлович Бутурлин (к февралю 1585 г.)
- боярин кн. Тимофей Романович Трубецкой (к марту 1585 г.)
- боярин кн. Андрей Иванович Шуйский (к апрелю 1585 г.)
- думный дворянин (к ноябрю 1585 г.), окольничий (к 26 апреля 1586 г.) Андрей Петрович Клешнин
- боярин кн. Иван Михайлович Глинский (1585 г., свояк Бориса)
- боярин кн. Дмитрий Иванович Шуйский (из кравчих, к весне 1586 г.)
- боярин Федор Никитич Романов (с апреля 1586 г.)
- боярин кн. Григорий Андреевич Куракин (к январю 1587 г.)

Выбыли :
- окольничий Ф. Ф. Нагой (1584 г., опала)
- думный дворянин А. Ф. Нагой (1584 г., опала)
- думный дьяк А. В. Шерефетдинов (опала, с 1584 г. в выборе)
- думный дворянин Б. В. Воейков (опала, лишен чина, с 1584 г. служил головой по городам)
- думный дворянин В. Г. Зюзин (?)
- окольничий В. В. Головин (опала, декабрь 1584 г.)
- окольничий И. П. Головин (опала, декабрь 1584 г.)
- боярин кн. В. Ю. Голицын (опала, 1585?)
- боярин Н. Р. Юрьев (умер в апреле 1585 г.)
- боярин кн. И. Ф. Мстиславский (принял постриг, лето 1585 г.)
- думный дворянин М. А. Безнин (принял постриг, август 1586 г.)
- окольничий кн. Д. П. Елецкой (умер в 1585/86 г., возможно до того принял постриг)
- боярин кн. П. И. Татев (принял постриг, сентябрь 1586 г.)
- боярин кн. И. П. Шуйский (опала, 1587 г., убит в 1588 г.)
- боярин кн. В. И. Шуйский (опала, 1587 г.)
- боярин кн. А. И. Шуйский (опала, 1587 г., убит в 1588 г.)
- боярин кн. Д. И. Шуйский (опала, 1587 г.)
- думный дьяк С. Фролов (служил до 1588 г., но как думный дьяк при Федоре не упоминается)

Дума на 1587 г. (после разгрома Шуйских)

Всего 30 человек - 19 бояр, 6 окольничих, 5 думных дворян, плюс 5 думных дьяков.
Число бояр увеличилось вдвое, состав их сильно обновился (8 чел. впервые оказались в Думе), почти полностью обновился состав окольничих, число думных дворян сократилось вдвое.

Бояре: кнн. Ф. И. Мстиславский, Ф. М. Трубецкой, Н. Р. и Т. Р. Трубецкие, В. Ф. Скопин-Шуйский, И. М. Глинский, Г. А. Куракин, а также Д. И. Годунов, Б. Ф. Годунов (боярин и конюший), С. В. и И. В. Годуновы, Г. В. Годунов (боярин и дворецкий), Ф. Н. Романов, кн. Ф. М. Троекуров, кн. И. В. Сицкий, кн. Ф. Д. Шестунов, Б. Ю. Сабуров, кн. Д. И. Хворостинин, Ф. В. Шереметев
Окольничие: Иван Михайлович Бутурлин , И. И. Сабуров, Ф. И. Хворостинин, А. П. Клешнин, кн. Борис Петрович Засекин, кн. П. С. Лобанов-Ростовский
Думные дворяне: И. П. Татищев, Р. М. Пивов, Р. В. Алферьев (печатник и думный
дворянин), Д. И. Черемисинов (казначей), Б. Я. Бельский (оружничий и думный дворянин; не у дел)
Думные дьяки: А. Я. и В. Я. Щелкаловы, Елизарий Данилович Вылузгин, Дружина Петелин и, возможно, Сапун Тихонович Аврамов.

(и кроме того, кравчий - А. Н. Романов, постельничий И. О. Безобразов, казначей Иван Васильевич Траханиотов, стряпчий с ключом Елизарий Григорьевич Ташлыков (Шершавин) Старого, ясельничий Елизарий Шемякин сын Благой, ловчий Дмитрий Андреевич Замыцкий)

Изменения в 1588 - 1598 гг.

Вошли:
- думный дворянин Елизарий Леонтьевич Ржевский (конец 1589 г.)
- думный дворянин Федор Андреевич Писемский (конец 1589 г.)
- окольничий Михаил Глебович Салтыков (к маю 1590 г.)
- боярин кн. В. И. Шуйский (вернулся в Думу к апрелю 1591 г.)
- боярин кн. Д. И. Шуйский (вернулся в Думу к апрелю 1591 г.)
- думный дворянин (и оружничий) Б. Я. Бельский (чин он формально не терял, возвращен из ссылки в 1591 г.)
- окольничий Никита Иванович Очин Плещеев (к началу апреля 1591 г.)
- окольничий Семен Федорович Сабуров (к началу апреля 1591 г.)
- боярин кн. Борис Канбулатович Черкасский (к апрелю 1592 г.)
- окольничий кн. Иван Самсонович Туренин (к весне 1592 г.)
- окольничий Иван Васильевич Великого Гагин (к весне 1592 г.)
- окольничий Я. М. Годунов (к июню 1592 г.)
- боярин кн. Иван Иванович Голицын (к концу декабря 1592 г.)
- окольничий Дмитрий Иванович Вельяминов Обиняков (8 июня 1593 г.)
- окольничий кн. Андрей Иванович Хворостинин (15 июля 1593 г.)
- боярин кн. Ф. И. Хворостинин (из окольничих, после февраля 1593 г.)
- окольничий И. М. Бутурлин (возвращен из опалы осенью 1594 г.)
- боярин кн. Александр Иванович Шуйский (к 22 мая 1597 г.)
- боярин кн. Андрей Иванович Голицын (к 22 мая 1597 г.)
- думный дьяк Иван Алексеевич Нармацкий (к маю 1597 г.)
- боярин кн. Иван Иванович Шуйский (1597 г.)
- думный дворянин кн. Петр Иванович Буйносов - Ростовский (конец 1597 - начало 1598 г.)
- думный дворянин кн. Василий Иванович Почюй Белоголов - Ростовский (конец 1597 - начало 1598 г.)

Выбыли:
- окольничий кн. Б. П. Засекин (умер в 1588/89 г.)
- окольничий И. М. Бутурлин (временная опала в 1588 - 1594 гг., позднее снова окольничий)
- думный дворянин Р. В. Алферьев (лишился чина печатника в 1587 г., с 1588/89 г. в опале, лишен чина, умер в ссылке в 1590 г.)
- боярин Ф. В. Шереметев (постригся в 1590 г., видимо пострадал как сторонник Шуйских)
- боярин кн. Д. И. Хворостинин (умер в августе 1590 г.)
- окольничий И. И. Сабуров (умер на службе в Ивангороде, сентябрь 1590 г.)
- думный дворянин Ф. А. Писемский (умер в феврале 1591 г.)
- боярин кн. Г. А. Куракин (умер к концу 1592 г.)
- боярин кн. В. Ф. Скопин-Шуйский (умер? в 1592/93 г.)
- окольничий кн. П. С. Лобанов - Ростовский (последнее упоминание - 1592/93 г, возможно умер в 1594/95 г.)
- боярин кн. Ф. М. Троекуров (умер на воеводстве в Астрахани в 1594 г..)
- окольничий Н. И. Очин Плещеев (умер 1594 г.)
- думный дьяк А. Я. Щелкалов (отставлен в июне 1594 г., умер ок. 1597 г.)
- окольничий кн. И. С. Туренин (последнее упоминание май 1595 г.)
- думный дьяк Дружина Петелин (после сентября 1595 г.)
- думный дворянин Р. М. Пивов (постригся между 1595 и 1598 гг.)
- боярин и дворецкий Г. В. Годунов (умер 17 декабря 1597 г.)
- окольничий И. М. Бутурлин (снова в опале с начала 1598 г.)
- думный дворянин и казначей Д. И. Черемисинов (в опале с начала 1598 г.)

Дума к февралю 1598 г. (вступление Бориса на престол)

Всего 33 (34) человека, в т. ч. 21 (22) боярин, 7 окольничих, 5 думных дворян плюс 4 думных дьяка.

Бояре: кнн. Ф. И. Мстиславский, В. И., Д. И., А. И. и И. И. Шуйские, И. М. Глинский, И. И. и А. И. Голицыны, Ф. М., Н. Р. и Т. Р. Трубецкие, а также Д. И., Б. Ф., С. В и И. В. Годуновы, Ф. Н. Романов, кн. И. В. Сицкий, кн. Ф. Д. Шестунов, кн. Б. К. Черкасский, Б. Ю. Сабуров, кн. Ф. И. Хворостинин, (возможно, кн. А. П. Куракин)
Окольничие: Я. М. Годунов, Д. И. Вельяминов, С. Ф. Сабуров, кн. И. В. Гагин, М. Г. Салтыков, А. П. Клешнин, А. И. Хворостинин
Думные дворяне: И. П. Татищев, Е. Л. Ржевский, кн. П.И. Буйносов, кн. В. И. Почюй-Ростовский, Б. Я Бельский (оружничий и думный дворянин)
Думные дьяки: В. Я. Щелкалов (печатник и посольский дьяк), Е. Д. Вылузгин (дьяк Поместного приказа), С. Т. Аврамов (дьяк Разрядного приказа), И. А. Нармацкий.

(кроме того, кравчий в Думе А. Н. Романов)

Изменения в 1598 - 1605 гг.

Вошли:
- боярин кн. Михаил Петрович Катырев-Ростовский (сентябрь 1598 г.)
- боярин Александр Никитич Романов (из кравчих) (сентябрь 1598 г.)
- боярин кн. Андрей Васильевич Трубецкой (сентябрь 1598 г.)
- боярин кн. Василий Карданукович Черкасский (сентябрь 1598 г.)
- боярин кн. Федор Андреевич Ноготков-Оболенский (сентябрь 1598 г.)
- окольничий Никита Васильевич Годунов (сентябрь 1598 г.)
- окольничий Семен Никитич Годунов (сентябрь 1598 г.)
- окольничий Степан Степанович Годунов (сентябрь 1598 г.)
- окольничий Матвей Михайлович Годунов (сентябрь 1598 г.)
- окольничий Б. Я. Бельский (из оружничих, сентябрь 1598 г.)
- окольничий Михаил Михайлович Кривой Салтыков (сентябрь 1598 г.)
- окольничий Михаил Никитич Романов (сентябрь 1598 г.)
- окольничий кн. Василий Дмитриевич Хилков-Стародубский (сентябрь 1598 г.)
- окольничий Фома Афанасьевич Бутурлин (сентябрь 1598 г.)
- думный дворянин Астафий (Евстафий) Михайлович Пушкин (декабрь 1598 г.)
- думный дворянин Михаил Игнатьевич Татищев (из ясельничих, к январю 1599 г.)
- думный дьяк Афанасий Иванович Власьев (конец 1598 - начало 1599 г.)
- окольничий Петр Васильевич Годунов (не ранее января - февраля 1599 г.)
- окольничий Петр Федорович Басманов (10 февраля 1600 г.)
- боярин кн. Андрей Андреевич Телятевский (24 апреля 1600 г.)
- боярин М. Г. Салтыков (из окольничих, к августу 1601 г.)
- окольничий Василии Петрович Морозов (к 28 ноября 1601 г.)
- боярин кн. Василий Васильевич Голицын (к 19 сентября 1602 г.)
- боярин Семен Никитич Годунов (из окольничих, с сентября 1602 г.)
- окольничий Петр Никитич Шереметев (1 октября 1602 г.)
- окольничий Иван Иванович Годунов (из кравчих, 1 октября 1602 г.)
- боярин кн. Петр Иванович Буйносов-Ростовский (из думных дворян, 25 декабря 1602 г.)
- окольничий Иван Федорович Басманов (25 декабря 1602 г.)
- боярин Степан Александрович Волошский (24 апреля 1603 г.)
- окольничий кн. Иван Дмитриевич Хворостинин (24 апреля 1603 г.)
- боярин Матвей Михайлович Годунов (из окольничих, 25 декабря 1603 г.)
- окольничий кн. Василий Петрович Туренин (25 декабря 1603 г.)
- думный дворянин Василий Борисович Сукин (к 13 апреля 1604 г.)
- думный дворянин Иван Михайлович Пушкин (1604 г.)
- думный дворянин и ясельничий Андрей Матвеевич Воейков (конец 1604 - начало 1605 г., пожалован после сражения у Новгорода - Северского)
- окольничий Михаил Борисович Шеин (конец января 1605 г., пожалован за сеунч после победы при Добрыничах)
- боярин П. Ф. Басманов (за оборону Новгорода - Северского)
- (боярин И. М. Воротынский и окольничий Б. Я. Бельский?) (июнь 1605 г. ?)*

* Когда получил боярский чин (и получил ли) И. М. Воротынский неизвестно (автор полагает что возможно в начале правления Федора Ивановича), в 1585/86 г. он попал в опалу и при Федоре и Борисе в чине боярина не числился. Однако в июне 1605 г. встречал Самозванца в Москве, видимо в чине боярина. Бельский вернулся в Москву перед самым приходом Самозванца.

Выбыли:
- окольничий кн. И. В. Гагин Великий (умер до 1 мая 1598 г.)
- боярин Б. Ю. Сабуров (? конец 1598 - начало 1599 г.)
- думный дворянин Е. Л. Ржевский (умер 17 января 1599 г.)
- боярин кн. Ф. Д. Шестунов (вероятно в опале после мая - июня 1598 г., умер до ноября 1600 г.)
- окольничий А. П. Клешнин (умер в апреле 1599 г.)
- окольничий П. В. Годунов (умер в конце 1599 г.)
- окольничий Ф. А. Бутурлин (умер в 1598/99 г.)
- окольничий Б. Я. Бельский (новая опала, после 24 октября 1600 г.)
- боярин Ф. Н. Романов (опала, ноябрь 1600 г., насильно пострижен)
- боярин А. Н. Романов (опала, ноябрь 1600 г., погиб в ссылке)
- боярин М. Н. Романов (опала, ноябрь 1600 г., погиб в ссылке)
- боярин кн. И. В. Сицкий (ноябрь 1600 г.)
- боярин кн. Б. К. Черкасский (ноябрь 1600 г.)
- думный дворянин Д. И. Черемисинов (последнее упоминание - апрель 1600 г.)
- окольничий С. Ф. Сабуров (умер 1600/01 г. на воеводстве в Тобольске)
- боярин А. И. Шуйский (умер в 1601 г.)
- боярин И. М. Глинский (умер 12 апреля 1601 г.)
- думный дьяк и печатник В. Я. Щелкалов (опала в мае - июне 1601 г.)
- боярин Ф. А. Ноготков (умер в Астрахани после 1601 г.)
- боярин Ф. М. Трубецкой (умер не позднее февраля - марта 1602 г.)
- боярин Т. Р. Трубецкой (умер 12 ноября 1602 г.)
- боярин И. В. Годунов (умер в 1602 г.)
- окольничий В. Д. Хилков (последнее упоминание - сентябрь 1602 г.)
- думный дворянин А. М. Пушкин (умер в 1602/03 г.)
- думный дьяк Е. Д. Вылузгин (умер в 1602/03 г.)
- боярин А. И. Голицын (постригся в 1603 г.)
- окольничий И. Ф. Басманов (убит в бою с отрядом Хлопка в сентябре 1603 г.)
- думный дворянин В. И. Почюй - Ростовский (не упоминается после 1602/03)
- окольничий А. И. Хворостинин (умер 24 апреля 1604 г.)
- окольничий Д. И. Вельяминов (умер в начале? 1604 г.)
- окольничий И. М. Бутурлин (погиб в Дагестане в 1604 г.)
- думный дворянин и казначей И. П. Татищев (умер в марте 1604 г.)
- боярин кн. И. И. Шуйский (лишен чина, к 1604 г.)
- боярин и конюший Д. И. Годунов (умер в начале 1605 г.)
- думный дьяк И. А. Нармацкий (?)

Дума к июню 1605 г. (падение Годуновых)

Всего 34 (36) человек , в т. ч. 20 (21) бояр, 10 (11) окольничих, 4 думных дворянина плюс 2 думных дьяка.

Бояре: Ф. И. Мстиславский, М. П. Катырев-Ростовский, В. И. и Д. И. Шуйские, И. И. и В. В. Голицыны, A. П. Куракин, П. И. Буйносов-Ростовский, С. А. Волошский, B. К. Черкасский, Н. Р. и А. В. Трубецкие, Ф. И. Хворостинин, А. А. Телятевский, М. Г. Салтыков, С. В. Годунов (дворецкий), C. Н. и М. М. Годуновы, П. Ф. Басманов и, вероятно, И. М. Воротынский
Окольничие: М. М. Кривой Салтыков, В. П. Туренин, И. Д. Хворостинин, Н. В., Я. М., С. С. и И. И. Годуновы, В. П. Морозов, М. Б. Шеин, П. Н. Шереметев и, возможно, Б. Я. Бельский
Думные дворяне: М. И. Татищев (ясельничий и думный дворянин). В. Б. Сукин, И. М. Пушкин, А. М. Воейков (ясельничий и думный дворянин)
Думные дьяки: А. И. Власьев и С. Т. Аврамов.

(кроме того, кравчий в Думе И. М. Годунов)

Структура и социальный состав двора в 1584 - 1605 гг.

Структура двора
В боярском списке 1588/89 г. дворовые чины были расположены в следующем порядке:
- бояре
- окольничие
- оружничий
- казначей
- печатник
- дворяне в Думе
- постельничий
- стряпчий с ключом
- ловчий
- постельничий
- дьяки
- стольники
- стряпчие с платьем
- жильцы
- бараши (шатерничие)
- «князи служилые», «князи Ростовские», «князи Суздальские», «князи Оболенские», «князи Ярославские», «князи Стародубские», «князи Мосальские», «князи Черкасские» (все эти князья приравнивались к дворянам московским)
- дворяне московские
- дворяне выборные из городов (расписаны по поуездным рубрикам)

Такая структура двора в целом сохранялась на протяжении всего описываемого периода. К концу XVI в. исчезают особые княжеские списки - в боярском списке 1598/99 г. «князи» уже не отделяются от прочих московских дворян.
Московские дворяне хотя и располагались в списках конца XVI в. ниже жильцов, фактически стояли выше и жильцов и стряпчих, примерно на уровне стольников. Это несоответствие объяснялось сложившейся традицией и ходом эволюции структуры двора - чины стольников, стряпчих и, вероятно, жильцов выделились уже в первой половине XVI в., а московских и выборных дворян оформились позднее.
Бараши не являлись отдельной чиновно-сословной группой, только придворной должностью. В этой должности обычно служило не более 2 человек одновременно, обычно видимо из числа выборных или жильцов.
Всего на 1588/89 г. имелось 1 100 чинов государева двора.

Стольники
Служба стольников носила в основном придворный характер и протекала при особе государя. Они служили в рындах на дворцовых церемониях, при приеме послов и в царских походах; были почетной прислугой за царскими столами; во время «государевых походов» (с участием царя) составляли в царском полку свои особые отряды; посылались от государя в полки с «жалованным словом» и денежным жалованьем; проводили верстания и смотры детей боярских перед крупными походами. Полковыми и городовыми воеводами их назначали редко.
В списке 1546 г. значилось 32 стольника, в 1577 г. - не менее 51 (27 в «земщине» и не менее 24 во «дворе»), в боярском списке 1588/89 г. - 31. Все стольники 1546 и 1588/89 гг. принадлежали к верхушке русской аристократии. Почти половина стольников 1588/89 г. - представители родовитых княжеских семей (Одоевские, Сицкие, Хворостинины, Хованские, ростовские князья разных ветвей и проч.), оставшиеся - выходцы из старомосковских боярских родов (Романовы, Годуновы, Сабуровы, Морозовы, Плещеевы, Басмановы). Среди дворовых стольников 1577 г. было немало худородных, однако все они были вычищены после смерти Грозного (с чем и связано уменьшение общего числа стольников).
К концу века число стольников снова выросло, в конце 1598 - начале 1599 гг. служило не менее 47 стольников, а к 1604 г. - не менее 70.
Всего за 1588/89 - 1605 г. имеются сведения о службе ок. 100 стольников. В подавляющем большинстве (91%) они были представителями виднейших княжеских и боярских семей (остальные, впрочем, тоже принадлежали к видным, хотя и менее заметным родам). Треть состава стольников 1588/89 г. - дети бояр и окольничих.
Большинство стольников 1588/89 г. - молодые люди (между первым упоминанием в разрядах и списком 1588/89 г. разница обычно не более 10 лет). Представители наиболее знатных семей верстались чином стольника сразу, но на первых порах служили вместе со своими отцами. Менее родовитые (Вельяминовы, Волынские, Плещеевы и проч.) жаловались в стольники из стряпчих. Некоторые начинали карьеру в чине жильца и уже затем производились в стряпчие, а затем и в стольники. В целом же стольники крайне редко пополнялись представителями нижних чинов двора.
Для молодых людей из самых знатных семей чин стольника был переходным к чину окольничего или боярина. Иногда они получали думный чин сразу (Годуновы, Романовы и проч.), иногда послужив некоторое время в московских дворянах и приобретя необходимый военный и административный опыт.

Стряпчие (с платьем)
Стряпчих «с чеботы» автор не рассматривает, они стояли ниже стряпчих «с платьем» и на 1577/78 г. набирались из жильцов, а в конце века в основном из выборных дворян.
Служба стряпчих мало отличалась от службы стольников и также носила в основном придворный характер - они служили в рындах, прислуживали за царскими столами, участвовали в смотрах детей боярских. Городовыми воеводами стряпчие назначались очень редко, полковыми видимо вообще не назначались.
На 1577 г. имелось ок. 12 стряпчих (2 в «земщине» и ок. 10 во «дворе»). Никто из них в следующий список 1588/89 г. не попал - все дворовые были вычищены и лишены чинов, оба земских (Головины) лишились чинов из-за опалы своего рода. На 1588/89 г. стряпчих имелось 14 чел., к 1598/99 г. уже 35 чел. Всего за 1588/89 - 1605 гг. имеются сведения о примерно 60 стряпчих.
Большинство из них (36 чел.) были представителями второстепенной знати (Вельяминовы -Зерновы, Мезецкие, Мосальский и т. п.), остальные - представителями родословных дворянских фамилий близких по статусу к боярским (Борятинские, Волынские, Вяземские, Полевы и т. п.) или детьми и родней думных дворян, думных дьяков и других видных лиц (Татищевы, Пушкины, Клешнин, Щелкалов и т. п.)
В большинстве случаев чин стряпчего был первым чином для молодежи из соответствующих семей, нередко в стряпчие попадали и из жильцов. Чуть больше половины стряпчих рассматриваемого периода (35 из 60) получили затем чин стольника (с соответствующими карьерными перспективами). Иногда стряпчие производились сразу в московские дворяне. Попавшие в опалу стряпчие могли переводиться в выбор.

Дворяне московские
Служба московских дворян в отличие от стольников и стряпчих, имела не столько придворный, сколько «общегосударственный» характер. Они служили воеводами в полках и городах, судьями в московских приказах, объезжими головами в Москве, отправлялись послами за границу, проводили описания уездов, верстали на службу городовых детей боярских, участвовали в дворцовых церемониях и посольских приемах. В государевых походах дворяне составляли отдельные «офицерские» отряды и охраняли царский стан и т. д.
После Смуты московские дворяне служили, как известно, по «половинам» (половина в Москве или на службах, половина в отпуске), автор полагает, что так же они служили и до Смутного времени*.
В списке 1588/89 г. московских дворян значится 174 чел. (вместе с «князями», см. выше). Позднее их численность вероятно почти не изменялась. Так, на 1606/07 г. (по неполным данным) московских дворян имелось 146 чел. Всего, между 1588/89 и 1605 гг. в этом чине служило 246 человек.
В подавляющем большинстве московские дворяне были выходцами из наиболее знатных («боярских») семей. В списке 1588/89 г. таковых было ок. 80%, изо всех служивших между 1588/89 и 1605 гг. - примерно 76%. Остальные 20-25% также были, в большинстве своем, родословными, хотя и менее знатными людьми (Волынские, Пушкины, Полевы, Измайловы и т. п.).
В отличии от стольников, московские дворяне в массе своей были людьми зрелого возраста. Представители знатных семей попадали в московские дворяне из стольников, менее родословные из выборных дворян (иногда из стряпчих).
Московские дворяне были основным источником пополнения Думы, за редкими исключениями, большинство бояр и окольничих жаловалось думными чинами будучи в чине московского дворянина.

* На этот счет есть и другие мнения, А. Л. Станиславский считал, что до Смуты московские дворяне находились в Москве постоянно.

Жильцы
Жильцы несли в основном придворную службу - участвовали в дворцовых церемониях, приемах послов, служили поддатнями рынд, отправлялись посыльными от государя к воеводам. В военное время были сборщиками даточных, в государевых походах из жильцов формировались особые подразделения.
На 1588/89 г. имелось 210 жильцов, позднее их численность увеличивалась, на 1598 г. в жильцах (по неполным данным) служило не менее 274 чел., на 1604 г. (также по неполным данным) не менее 255 чел. За весь рассматриваемый период имеются сведения о службе 485 жильцов.
Большинство (80-85%) жильцов были представителями верхушки провинциального дворянства. При этом, подавляющее большинство жильцов (93%) принадлежало к фамилиям встречающимся в Тысячной книге и Дворовой тетради, т. е. к фамилиям давно связанным с двором и известным правительству.
Доля представителей знати (да и то второстепенной) среди жильцов не превышала 20% на 1588/89 г. и 14,4% за весь рассматриваемый период. В последнем случае, из 70 представителей знати, больше половины (37 человек) составляли представители родов Вельяминовых - Зерновых и Плещеевых.
В массе своей жильцы были молодыми людьми, нередко в жильцы зачислялись новики еще не верстанные поместным окладом и служившие с отцовских поместий. Большинство жильцов были сыновьями выборных дворян, иногда стольников, стряпчих, московских дворян, дьяков, встречались и дети дворовых и городовых детей боярских.
Представители наиболее родовитых фамилий из жильцов могли быть произведены в стольники, стряпчие или московские дворяне (на протяжении 1588 - 1604 гг. - 27 чел. из списка 1588/89 г., т. е. ~ 13%). Большая же часть по окончании жилецкой службы переводилась в выборные дворяне (не менее 93 чел. из списка 1588/89 г, т. е. не менее 44%).

Выборные дворяне
Выборные дворяне представляли собой своеобразное промежуточное звено между двором и провинциальным дворянством, привлекаясь одновременно и к дворовой службе и к службе с «городом».
О характере службы выборных известно мало. В Москве они видимо служили посменно, как полагает автор, сменяясь каждую треть года. Оставшееся время были в отпуску или служили с «городом».
Наиболее видные дворяне могли нести дворовую службу и непрерывно.
Дворовые службы выбора были схожи со службами московских дворян, выборные служили воеводами в городах и полках, писцами, послами и посланниками и т. д., нередко выборные служили целыми сводными отрядами (и не только во время государевых походов, так, в 1600/01 г. в свежепостроенном Цареве - Борисове служило 32 - 94 чел выборных).
При этом службы выборных были менее значимыми, большинство выборных дворян конца XVI - начала XVII в. не упоминаются в разрядах совсем или упоминаются не более одного раза. Из 680 выборных 1588/89 г. 295 чел (43%) не значатся в разрядах. На воеводские должности (второстепенные в городах, «меньших» воевод в полках на «украине») назначалось не более 5% выборных, как правило представителей самых видных фамилий (Вельминовы, Волконские, Пушкины, Плещеевы и т. п.). Большинство из них позднее переходило в московские дворяне.
На 1588/89 г. имелось 680 выборных дворян из 47 «городов», к 1604 г. уже ок. 900, число «городов», где имелся выбор, тоже выросло - до 56. При этом численность выбора росла в основном за счет «городов» старых. Всего за 1588/89 - 1604 гг. известно ок. 1 300 выборных дворян.
К концу 80-х гг. ликвидируется выбор в городах Северо-Запада России, в списке 1588/89 г. и позднее уже нет выборных из Новгорода и Пскова. Несмотря на это, наиболее видные представители местного дворянства получали назначения сопоставимые со службами выборных, но только у себя, на Северо-Западе.
В списке 1588/89 г. отсутствуют и выборные от Твери, переданной в удел Симеону Бекбулатовичу (вновь появляются к 1598/99 г.) и некоторых других городов.
Подавляющее большинство выборных было выходцами из верхушки провинциального дворянства. Из родословных, да и то не самых родовитых или измельчавших фамилий (те же Вельяминовы, Плещеевы и проч.) происходило не более 6% выборных.
Как и в случае с жильцами подавляющее большинство выборных (не менее 87%) принадлежало к фамилиям встречающимся в Тысячной книге и Дворовой тетради, т. е. давно связанным с двором и известным правительству. Со временем состав этих фамилий менялся незначительно, к 1604 г. подавляющее большинство выборных происходило из тех же семей что и в 1588/89 г.
Оставался стабильным и персональный состав выборного дворянства - 39% выбора 1604 г. составляли люди значившиеся уже в списке 1588/89 г., чуть менее 20% - дети выборных 1588/89 г. В целом, примерно 2/3 выбора 1604 г. это лица либо сами служившие в выборе (или других чинах) с конца 80-х годов, либо их дети.
Пополнялся выбор прежде всего сыновьями (иногда племянниками) выборных дворян, они зачислялись сюда сразу, нередко еще неверстанными новиками, служившими с отцовских поместий. В редких случаях в выбор зачислялись и дворовые дети боярские. Помимо этого, в выбор переводились бывшие жильцы (на 1604 г. ок. 100 чел. из 900 выборных) и попавшие в опалу стряпчие и дьяки.
Большинство выборных заканчивало службу в этом же чине, иногда повышаясь до московских дворян, стрелецких голов и дьяков.

Землевладение
В сфере землевладения аристократии и дворянства в 60-80-х гг. XVI века произошли драматические изменения. Опричнина и выделение государева удела сопровождались массовыми переселениями землевладельцев, опалами, казнями и конфискациями, существенно изменившими географию и характер землевладения членов государева двора.
Тяжелый удар был нанесен по родовому вотчинному землевладению, в первую очередь, титулованной аристократии. В состав опричнины и (или) удела попали «княжеские» Ярославский, Суздальский, Ростовский и Стародубский уезды. Большая часть местных княжеских родов лишилась (полностью или частично) своих вотчин, попав в опалу или получив взамен поместья и вотчины в других местах. В Суздальском уезде утратили вотчины попавшие в опалу Горбатые, в несколько лучшем положении оказались, видимо, связанные с особым двором Шуйские. Из числа ярославских князей свои родовые вотчины сохранили лишь связанные с опричниной Сицкие и Жировые - Засекины, из числа ростовских - опричники Гвоздевы. Большей части своих вотчин лишились стародубские князья - Ромодановские, Гундоровы,Кривоборские, Пожарские и проч.
Не менее серьезно пострадали родовые княжеские владения в юго-западных уездах - Воротынских, Одоевских, Оболенских и проч. И здесь свои вотчины в полном объеме сохранили лишь связанные с опричниной и двором Трубецкие.
Позднее часть потерянных родовых вотчин была возвращена прежним хозяевам, однако далеко не всем и не в полном объеме. Сам процесс возвращения растянулся на долгое время - большая часть вотчин была возвращена уже после Смуты, в основном «при боярех» (1612 - 1613 гг.) и в царствование Михаила Федоровича. При этом возвращение целиком зависело от воли государя и рассматривалось уже как государево «жалованье», часто как награда за службу.
К концу XVI в. лицо крупного боярского землевладения определяла уже не родовая, а жалованная вотчина. Государевы пожалования составляли основу земельных богатств Годуновых, Романовых, Хворостининых, Мстиславских, Глинских и проч.
Число богатых вотчинных родов (у которых вотчины преобладали над поместьями) к концу века заметно сократилось. Более 1 000 четвертей земли имели Мстиславские, И. М. Глинский, Трубецкие, Воротынские, Одоевские, Голицыны, Куракины, Шуйские, Сицкие, Хворостинины, Татевы, В. Д. Хилков, И. И. Курлятев, И. С. Туренин, Ф. А. Ноготков, А. А. Телятевский, из числа нетитулованной знати - Годуновы, Романовы, Шереметевы, Басмановы, В. П. Морозов, М. Г. и И. Л. Салтыковы, Третьяковы-Ховрины, а также, возможно, князья Д. А. Ногтев, Ф. М. Троекуров, М. П. Катырев, И. Ю. Токмаков и некоторые из Мосальских. В основном это видные бояре, царская родня и лица сделавшие карьеру в опричнине и при дворе Бориса Годунова.
У большей же части представителей знати вотчинные владения не превышали 500 четвертей и размерами уступали поместьям. Многие представители аристократии (например, часть ростовских князей) вообще не имели вотчин.
Под влиянием переселений времен опричнины и «двора» существенное изменение претерпела и география землевладения дворовых чинов. Перемещения затронули видимо большую часть членов двора, нарушив традиционные связи дворовых с уездными служилыми людьми. Это способствовало разрушению прежней территориальной структуры двора и оформлению новой, чиновной структуры, выделению особого слоя столичного дворянства, не связанного с уездными корпорациями и целиком зависимого от московской службы.
Совокупность изменений второй половины XVI в. (уравнение службы с вотчин и поместий, разрушение родовой княжеско-боярской вотчины, утрата знатью былого влияния на местах, обособление ее от уездного дворянства и консолидация вокруг трона) предопределила трансформацию родовой и вотчинной аристократии в служилую.
Во второй половине 80-х годов правительство вновь обратилось к вопросу о наделении чинов государева двора поместьями вблизи столицы. В годы опричнины и последующих катаклизмов испомещение дворовых под Москвой приостановилось, позднее большинство уже розданных поместий запустело. Со второй половины 70-х под Москвой массово испомещались дети боярские московского «города». После 1585/86 г. правительство приступило к его ликвидации, розданные поместья возвращались в казну. Освободившиеся земли, сохранявшийся фонд порозжих земель, а также видимо и часть дворцовых были использованы для испомещения чинов двора.
По указу 1586/87 г. боярам полагалось 200 четей, думным дьякам и, вероятно, окольничим по 150, стольникам, стряпчим, московским дворянам, дьякам и головам московских стрельцов по 100, выборным дворянам и, вероятно, жильцам по 50 четей. Владельцам подмосковных вотчин (как и по указу 1550 г.) подмосковных поместий не полагалось. Помимо Московского уезда, дворовые получали поместья и в близлежащих уездах (Рузском, Звенигородском, возможно Верейском и Переяславском).
В последней трети XVI в. заметным явлением стало распространение землевладения столичной знати за пределы Замосковного края, в первую очередь, в южные уезды, особенно усилившееся в годы правления Годунова. Это вызывало резкое недовольство местной служилой мелкоты и было одной из причин ее антиправительственных выступлений в годы Смуты. Уступая южному дворянству, правительство Михаила Федоровича в 1619 г. приняло указ запрещающий московским дворянам иметь земли в южных уездах. Возможно, еще ранее аналогичного запрета добилось новгородское дворянство. Испомещенные в новгородских землях в 60-70-х гг. опричники и «дворовые», после 1588 г. уже не встречаются среди местных землевладельцев.

Разное
С.Т. Аврамов был дьяком Разрядного приказа на протяжении 22 лет (с 1584 по 1605 г.), Е. Д. Вылузгин бессменно возглавлял Поместный приказ с 1584 по 1602 г., А. Я. Щелкалов являлся начальником
Посольского приказа с 1570 по 1594 г., его брат В. Я. Щелкалов с 1577 по 1594 г. стоял во главе Разрядного приказа, а с 1594 по 1601 г. - во главе Посольского приказа.

@темы: СТ, история, книги, конспект