EricMackay
Form follows content
С. Александров
Смоленская осада. 1609 - 1611

Перечитал. Понравилось еще меньше чем в первый раз. Пишет автор плохо, фактологии вроде бы много, но при ближайшем рассмотрении она тоже оставляет желать.

Смоленское дворянство и города
Положение Смоленского края (под которым автор понимает большую часть «литовской украины» - Смоленский, Вяземский, Бельский, Дорогобужский и Рославльский уезды) перед началом Смуты было относительно благополучным.
Смоленский уезд был зоной сплошного поместного землевладения. Состав землевладельцев здесь полностью сменился после присоединения к русскому государству в начале XVI в. Прежние землевладельцы ушли в Литву или были выселены во внутренние уезды России. На их место переселялись дети боярские из коренных уездов Русского государства.
К 1574 г. в уезде было испомещено 519 служилых людей (не считая 4 стрелецких голов, 28 стрелецких сотников и 79 недорослей). 310 (59,7%) из них были «введенцами» из центральных (84 чел.), заоцких и западных (131) и северо-западных уездов (68). Они составляли подавляющее большинство в выборе и дворовых (в среднем, более 90%) и примерно 40% городовых детей боярских. Остальные дети боярские (209 чел.) были набраны на месте - из местных земцев (112 чел.), приборных служилых людей и проч. Большая их часть служила в низшем разряде - городовых детях боярских (60,5% их состава). Поместные оклады у смолян были достаточно высокими (в среднем ок. 300 четей), денежные не очень высоки (от 0,47 до 8 рублей). Четвертчиков среди них видимо не было.
К 1606 г. число смоленских дворян выросло более чем вдвое - до 1 217 чел. (по другим данным - 1 225 чел.)*. 124 чел. из них были отставлены от полковой службы и могли нести только осадную, около трети составляли новики поверстанные в 1605/06 и 1606/07 гг.
Из 629 (640) детей боярских расписанных по чинам, 35 служили в выборе, 228 в дворовых и 366 в городовых детях боярских.
Большинство смолян (74,3%) имели оклад от 300 до 500 четей, у 57,5% оклад составлял 300 - 450 четей. Помещиков с очень высокими (более 500 четей) и очень низкими (менее 200 четей) было немного - менее 1% и 6,7% соответственно. О реальном землевладении смолян полных данных нет, вероятно оно было существенно ниже окладов.
В Вяземском уезде к концу XVI в. также господствовало поместное землевладение. Местные помещики были относительно неплохо обеспечены землей (73,7% из них имели от 100 до 500 четей пашни?) и рабочими руками - 43,4% имели от 10 до 50 крестьянских дворов, 17,9% больше 50 дворов (не имели крестьян совсем - 18,8% помещиков).
О землевладении в Дорогобужском и Бельском уездах известно мало, вероятно положение тамошних землевладельцев было сопоставимо с положением их собратьев в Смоленском и Вяземском уездах.
В худшую сторону выделялся Рославльский уезд, где преобладало мелкопопестное дворянство. Поместные оклады рославльских детей боярских не превышали 350 четей, на 1584 - 1586 гг. у 71% помещиков имелось от 8 до 50 четей живущей пашни.
Таким образом, положение дворянства большей части Смоленского края (за исключением разве что Рославльского уезда) к началу Смуты было относительно неплохим, особенно на фоне их соседей из южных уездов, чем, в первую очередь и объясняется их лояльность по отношению к центральному правительству в ходе последующих событий.
Крупнейшим городским центром региона был Смоленск. Город имел огромное стратегическое значение и был одним из крупнейших городских поселений русского государства (8 000 дворов?). Конец XVI в. стал для него временем подъема. Через Смоленск шла большая часть торговли с Литвой и Польшей. Расцвету местной торговли способствовал указ 1590 г., запретивший польским купцам с «невеликими товарами» ездить «к Москве». Строительство огромной Смоленской крепости в 1596 - 1602 гг. способствовало развитию местных ремесел.
Достаточно крупным торговым и ремесленным центром была Вязьма, на 1595/96 г. здесь имелось ок. 500 посадских дворов. Рославль был военной крепостью, экономического значения почти не имел, посадского населения здесь практически не было.

* Здесь и ниже - А. М. Молочников «Смоленский служилый город Смутного времени»

Смоленск и Смута в 1604 - 1609 годах
События первых лет Смуты Смоленский край почти не затронули. Гражданская война для смолян началась осенью 1606 г., когда отряды болотниковцев заняли Вязьму и Дорогобуж и угрожали Белой, отрезав Смоленск от Москвы. Смоленск остался верен царю Василию и оказал помощь осажденной столице. 30 октября 1606 г. к Москве двинулся крупный отряд смолян под командованием Григория Полтева (ок. 1 500 чел., смоленские и рославльские дети боярские, даточные, один из смоленских стрелецких приказов). Смоляне очистили от воров Вязьму и Дорогобуж и 15 ноября соединились в районе Можайска с высланными из Москвы отрядами. Соединившись с царской армией, отряд Полтева сыграл большую роль в разгроме Болотникова под Москвой. Смоляне действовали в составе правительственной армии и позднее, участвуя в осаде Калуги и Тулы.
Рославль, где сидел воеводой бывший сторонник Самозванца кн. Д.В. Мосальский, зимой 1607 г. перешел на сторону Болотникова, а летом того же года поддержал Лжедмитрия II (зимой 1607 - 1608 г. вновь занят царскими войсками).
После разгрома Болотникова отряд Полтева продолжал действовать в рядах правительственных войск уже против нового самозванца и позднее участвовал в обороне Москвы.
Летом 1608 г. отряды двигавшегося к Москве Лжедмитрия II заняли Вязьму и Дорогобуж, Белая в августе перешла на сторону Вора. Осенью 1608 г., оставившие армию Шуйского после поражения под Рохманцевым вяземские, дорогобужские и бельские дети боярские вернулись в свои уезды, признав власть самозванца.
Смоленское дворянство и теперь сохранило верность царю Василию. Осенью 1608 - зимой 1609 г. смоляне успешно громили отряды воров под Дорогобужем, отбив у них город. Однако попытки отправить их на помощь столице успеха не имели, смоленские дворяне опасались оставлять свой окруженный врагами край. Только в мае 1609 г. основные силы смолян выступили на соединение с двигавшейся из Новгорода армией Скопина-Шуйского. В начале июня смоленскими отрядами была освобождена Вязьма, позднее крест царю Василию вновь целовала Белая. Усиленные дорогобужанами, брянчанами, вязьмичами и белянами смоленские отряды (ок. 3 000 чел.) соединились с армией Скопина - Шуйского в Торжке и в дальнейшем действовали вместе с ней.

Осада Смоленска (1609 - 1611 годы)
К началу 1609 г. польский король созрел для прямого вмешательства в гражданскую войну в России. К августу 1609 г. армия вторжения была собрана в районе Орши. Сигизмунд предполагал идти на Москву и посадить на русский престол своего старшего сына Владислава. Предложения польских сенаторов - идти на Москву проторенным путем через Северщину, после некоторых колебаний были королем отвергнуты. Литовская знать (Гонсевские и Л. Сапега) призывавшая короля идти к Москве через Смоленск, обещая быструю сдачу города, сумела, в конце концов, склонить его на свою сторону.

Силы сторон
Польская армия (без учета запорожских казаков, по разным данным 5 000 - 10 000 чел.) насчитывала ок. 12 500 чел. (7 800 всадников и 4 700 пехотинцев) и имела ок. 30 орудий (в основном, легких). Армия готовилась к походу на Москву, к затяжной осаде была не готова и необходимых для нее средств (пехота, тяжелая артиллерия) в нужном количестве не имела. Командовал армией польный гетман коронный Станислав Жолкевский.
Смоленский воевода (с октября 1607 г.) Михаил Васильевич Шеин также располагал ограниченными силами. Большая часть смоленских дворян в мае - июне 1609 г. ушла в армию Скопина - Шуйского, там же и в Москве находилась и большая часть смоленских стрельцов. Основу гарнизона крепости составили в итоге мобилизованные горожане Смоленска. Всего в распоряжении воеводы оказалось ок. 2 800 горожан (посадские, жители архиепископских и монастырских слобод и оказавшиеся в городе посадские из Вязьмы и Дорогобужа). Чуть больше 40% из них были вооружены пищалями, остальные холодным оружием (большей частью копьями)*.
Помимо этого, в августе 1609 г. Шеин провел сбор даточных с дворянских (6 чел. с пищалями с сохи) и дворцовых (7 человек с сохи) земель и архиепископских и монастырских вотчин. Всего предполагалось собрать 839 чел. (507 + 121 + 211), удалось собрать 581 даточного. Еще ок. 500 крестьян использовалось на вспомогательных службах, общее их число достигало 1 074 чел.
Детей боярских в городе оставалось ок. 550 чел. (в т. ч. ок. 200 чел. из Брянска, Серпейска, Вязьмы, Дорогобужа и проч.), стрельцов - ок. 500 (по другим данным - 700**) чел., пушкарей - 37 чел. В общей сложности город защищало ок. 5 000 чел.
Смоленская крепость представляла собой довольно внушительное сооружение - 6,5 км каменных стен, 38 башен, по неполным данным - 194 орудия (всего могло быть до 220 - 250).
Нехватка профессиональных воинов вынудила Шеина свести к минимуму активность обороны (вылазки и проч.). Большая часть посадских и крестьян была расписана по башням (и прилегающим стенам) которые и должна была удерживать под руководством командиров из числа детей боярских. Позднее к этому добавилось участие в земляных и саперных работах.

* А.М. Молочников «Военная и политическая организация смоленской городской общины в 1609-1611 гг.»
** А.М. Молочников «Смоленские стрелецкие приказы и их руководители в Смутное время»


Ход осады



19/29 сентября к Смоленску подошли основные силы польской армии. При подходе поляков смоляне сожгли посады (от первоначального намерения их оборонять отказались) и укрылись в крепости. Польская армия обложила город с трех сторон - севера, запада и востока, подходы с юга оставались свободными (хоть и патрулировались конными разъездами), что позволяло поддерживать связь с внешним миром.
Убедившись, что сдаваться город не собирается, поляки уже 24 сентября / 4 октября предприняли попытку взять его штурмом, выбив ворота петардами. Взорвать удалось только Авраамиевские ворота, ворвавшаяся было внутрь крепости венгерская пехота была отброшена защитниками. Поляки потеряли (по их собственным сообщениям) ок. 80 человек убитыми и ранеными.
25 - 26 сентября / 5 - 6 октября немецкая пехота выбила смолян из Заднепровского и Пятницкого острогов к северу от крепостной стены, а 27 сентября / 7 октября пыталась ворваться в город через Фроловские и Пятницкие ворота, но успеха не имела.
После провала штурма поляки перешли к бомбардировке крепости, однако слабая артиллерия осадной армии большого ущерба укреплениям и городу нанести оказалась не в состоянии и к концу октября обстрелы были прекращены. Единственным успехом поляков оказался вывод из строя угловой Богословской башни.
Отказавшись от обстрелов поляки перешли к подземной войне, пытаясь подорвать крепостные стены. Работы велись в основном немецкой пехотой в районе Богословской башни. Оборонявшиеся не остались в долгу, всеми силами препятствуя работам противника. Подземная борьба достигла пика в январе - марте 1610 г., позднее пойдя на спад. Особых успехов осаждающим она также не принесла.
К весне 1610 г. положение осажденных осложнилось трудностями со снабжением продовольствием и распространившимися болезнями. В городе свирепствовали моровое поветрие (дизентерия?) и цинга.
К маю 1610 г. в руках поляков оказались Дорогобуж, Белая и Рославль.
Под Смоленск к концу мая были доставлены осадные орудия из Риги, после чего активность осаждающих резко возросла. Вновь активизировалась и подземная война. В июле - августе 1610 г. поляки вновь пытались взять город штурмом.
18/28 июля артиллерийским огнем была разрушена одна из башен севернее Копытецких ворот. 19/29 и 21/31 июля поляки штурмовали пролом, но успеха не добились. В течении нескольких следующих дней осаждающим удалось проделать проломы еще в двух башнях. 11/21 августа поляки вновь пошли на штурм и вновь были отброшены, понеся серьезные потери (178 убитых, 642 раненых).
Лето 1610 г. ознаменовалось принципиальными изменениями обстановки в стране. 14/24 июня царская армия, шедшая на выручку Смоленска, была разгромлена в битве под Клушиным. 17/27 июля в Москве был свергнут Василий Шуйский. 17/27 августа русское правительство заключило с гетманом Жолкевским договор о призвании на трон Владислава.
Несмотря на это, Сигизмунд отказался снимать осаду Смоленска, требуя сдачи города. В русском правительстве насчет дальнейшей судьбы Смоленска согласия не было - часть бояр выступала за сдачу города, часть - резко против. Не было согласия и среди самих смолян, дворянство и стрельцы склонялись к сдаче, Шеин и посадское население были против. Брожение среди дворянства усиливалось поведением его собратьев. После Клушина смоленские дворяне и их земляки из соседних уездов стали массово покидать царскую армию, съезжаясь под Смоленск и ища защиты у Сигизмунда. Основной их целью было сохранение собственных поместий в уездах захваченных поляками. Канцелярия короля охотно раздавала жалованные грамоты дворянству «литовской украины», в общей сложности их получило 376 детей боярских Смоленского, Вяземского, Дорогобужского, Рославльского и Бельского уездов, большей частью в сентябре - ноябре 1610 г. (не менее 217 чел.). Многие из них, пользуясь случаем, пытались прихватить чужое - из 185 смолян целовавших крест Сигизмунду, 65 получили грамоты не на свои поместья.
Разногласия среди осажденных отразились на интенсивности побегов из крепости. Если за сентябрь 1609 - август 1610 г. из Смоленска бежало 25 чел. (в т. ч. 6 дворян и трое стрельцов), то в сентябре - декабре 1610 г. уже 124 чел. (из них 26 дворян и 9 стрельцов).
Положение с продовольствием к концу 1610 г. ухудшилось еще больше, худо - бедно обеспечивать хлебом и солью удавалось только бойцов гарнизона.
Боевые действия с конца августа практически прекратились. В сентябре переговоры с поляками о дальнейшей судьбе города вел Шеин. Воевода соглашался передать крепость Владиславу, однако сдать город армии Сигизмунда отказался наотрез. В октябре, для переговоров с королем из Москвы прибыло великое посольство возглавляемое митрополитом Филаретом (Романовым) и кн. Василием Васильевичем Голицыным. Наказ данный посольству предписывал, помимо прочего, требовать снятия осады со Смоленска. Однако Сигизмунд уступать не желал и переговоры результатов не дали.
21 ноября / 1 декабря поляки снова пытались штурмовать город, взорвав часть стены, однако успеха и на этот раз не имели.
Тем временем, обстановка в стране вновь переменилась. Нежелание польского короля выполнять подписанный им договор к декабрю 1610 г. стало очевидным, началось формирование патриотического движения, в январе 1611 г. оформившегося в Первое ополчение. В марте 1611 г. потрясенная антипольским восстанием столица была осаждена ополчением.
Настроения дворянства Смоленского края к концу 1610 г. также переменились. Надежды на сохранение поместий под властью польского короля не оправдались, королевские жалованные грамоты оказались неспособны защитить дворянские владения от грабежей и бесчинств польских войск. С конца 1610 г. смоленское дворянство начинает покидать Сигизмунда, присоединяясь к антипольскому движению. Моральный дух смоленского гарнизона, поколебавшийся было осенью 1610 г., вновь был восстановлен.
После провала ноябрьского штурма под Смоленском возобновились переговоры между королем, великим посольством и командованием смоленского гарнизона. Однако в новых условиях шансы на успех переговоров были невелики. В марте они завершились полной неудачей, великие послы были арестованы Сигизмундом и отправлены в Польшу. Не добившись успеха на переговорах поляки вновь принялись готовиться к штурму Смоленска.
Положение гарнизона к началу лета 1611 г. стало критическим, болезни и голод сократили его численность на порядок, к началу июня в распоряжении Шеина было не более нескольких сотен здоровых бойцов.
2/12 июня 1611 г. польская артиллерия начала обстрел крепости, 3/13 июня поляки пошли на штурм одновременно с четырех направлений. Ослабленный гарнизон не смог оказать им серьезного сопротивления. Шеин был захвачен в плен.
После взятия города Сигизмунд вынужден был распустить измученную осадой армию и надолго отстраниться от личного участия в русских делах, что вскоре самым печальным образом отразилось на перспективах поляков в России.

Судьба смоленского дворянства
Покинувшие Смоленский край дворяне решением Совета Первого ополчения должны были быть испомещены в районе Арзамаса. Однако арзамасские дворцовые крестьяне при поддержке местных стрельцов оказали им сильнейшее сопротивление и испоместиться не дали. На помощь смолянам пришли лидеры Второго ополчения, приняв их на службу. Перешедшие в Нижний смоляне, дорогобужане и вязьмичи (всего от 1 000 до 2 000 чел.) составили костяк Второго ополчения.
По окончании Смуты, несмотря на потерю большинства уездов Смоленского края, местные дворянские корпорации были сохранены и испомещены на территории других уездов. Большую часть смоленских дворян испоместили в Вологодском и Белозерском уездах

@темы: СТ, история, книги, конспект