Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:22 

EricMackay
Form follows content
Л. Бобров , Ю. Худяков
Вооружение и тактика кочевников Центральной Азии и Южной Сибири в эпоху позднего Средневековья и раннего Нового времени (XV — первая половина XVIII в.)

Фундаментальный (почти 800 страниц) труд известных авторов. Охвачены монголы, джунгары, Тибет, енисейские киргизы, в меньшей степени калмыки, буряты, алтайцы и тувинцы. Из минусов разве что периодические повторы, поскольку текст явно собирался из других работ авторов.

Тибет везде опустил.

Оружие дистанционного боя
Основным оружием дистанционного боя местных номадов оставался сложносоставной лук, только в Джунгарии в конце XVII - первой половине XVIII вв. серьезно потесненный огнестрельным оружием (см. ниже). Ассортимент применяемых стрел, по сравнению с предыдущим периодом, существенно сократился - вдвое для небронебойных и впятеро для бронебойных наконечников (последнее связано видимо с распространением огнестрельного оружия).

Огнестрельное оружие
С действием огнестрельного оружия центральноазиатские народы познакомились еще в XV - начале XVI вв. при столкновениях с минскими китайцами и народами Средней Азии. Особого впечатления на них несовершенное огнестрельное оружие тогда не произвело и интерес к нему проснулся позднее - во второй половине XVI - начале XVII вв. Предпринимавшиеся попытки наладить собственное производство (калмыцкие и казахские ханы) существенного результата не дали и единственным источником огнестрельного оружия для центральноазиатских и сибирских народов и племен оставались соседние оседлые государства - Россия, минский и цинский Китай и государственные образования Средней Азии. При этом, ни Россия, ни Китай не были заинтересованы в распространении огнестрельного оружия среди кочевников и всячески этому препятствовали, введя жесткие запреты на его продажу соответствующим народам. Немногочисленные образцы огнестрельного оружия попадали в руки номадов, главным образом, в качестве трофеев, контрабандных товаров и дипломатических подарков. В итоге, массового распространения огнестрельное оружие среди них так и не получило и существенной роли в военном деле не играло.
Единственным исключением являлась Джунгария. Джунгары начали проявлять интерес к огнестрельному оружию с начала XVII в., однако до последней трети столетия положение с ним у джунгар мало отличалось от других центральноазиатских народов - небольшое число ружей нелегально ввозилось из России или покупалось в городах Средней Азии (Самарканд, Бухара). Начиная с 60-70-х гг. XVII в. джунгарские правители перешли к массовым закупкам огнестрельного оружия в Средней Азии, столь же массово вооружая им собственную армию. По (преувеличенным) сообщениям современников к концу века в джунгарской армии имелось до 20 000 - 30 000 стрелков.
В правление Цеван-Рабдана (1697-1727), а возможно и раньше, джунгары, при помощи русских и среднеазиатских мастеров, наладили собственное производство огнестрельного оружия. Были созданы крупные оружейные мастерские производившие ружья, а позднее и пушки (см. ниже), в которых было в общей сложности занято ок. 3 000 чел. За счет собственного производства джунгары удовлетворяли большую часть потребностей в огнестрельном вооружении, что позволило существенно сократить зависимость от его импорта (часть своих ружей джунгары даже продавали жителям Южной Сибири). Степень оснащения огнестрелом джунгарской армии еще более возросла, на 1734 г. по (тоже наверняка преувеличенным) оценкам русского правительства джунгары имели до 80 000 стрелков. Ружьями джунгарские воины снабжались за счет казны, однако порохом и пулями (свинцовыми и кованными железными) должны были обеспечивать себя сами.
К середине XVIII в. из-за постоянных войн и экономического кризиса часть оружейных производств была закрыта, а оснащенность войск ручным огнестрельным оружием (как, впрочем и другим) ухудшилась. После разгрома Джунгарии маньчжурами производство огнестрельного вооружения здесь прекратилось.
Основным типом выпускавшегося джунгарами оружия был среднеазиатский мултук - длинноствольное фитильное ружье с сошками, которое могла использовать пехота и спешившаяся конница. Выпускался также укороченный вариант без сошек, для ведения огня из седла и, возможно, «универсальный» - с укороченным стволом и съемными сошками, который мог использоваться и в пешем и в конном строю.
Другие народы региона также использовали в основном фитильные ружья. Казахи и киргизы главным образом среднеазиатского производства, калмыки, буряты, енисейские киргизы, алтайцы, племена Северной Монголии - русского, Южной Монголии и Халхи* - китайского и маньчжурского.
Общее их число, как уже говорилось, было невелико, так, на вооружении северомонгольских, алтайских, бурятских и киргизских отрядов к концу XVII в. имелось, в общей сложности, не более нескольких сотен стволов.

* Местным монголы с конца XVII в. получали огнестрельное оружие от цинского правительства - для борьбы против русских и джунгаров.

Артиллерия
Положение с артиллерийским вооружением имело много общего с ситуацией в области ручного огнестрельного оружия. Развитой артиллерией и артиллерийским производством обладали только Россия и Китай (Бухара имела на вооружении и производила только малокалиберную артиллерию), делиться технологиями с местными народами они не желали категорически, жестко ограничивая доступ к ним. В результате, подавляющее большинство народов и государственных образований региона не имели ни артиллерии, ни тем более артиллерийского производства. Исключением и здесь оказались ойраты.
Калмыки, несмотря на настойчивые просьбы так и не получившие от русских властей артиллерийских орудий, в начале 20-х гг. XVIII в. сумели наладить небольшое производство малокалиберных бронзовых пушек, перевозившихся на верблюдах. Несмотря на скверное качество они довольно успешно применялись калмыками против казахов и каракалпаков.
Еще больших успехов добились джунгары. Уже в 30-40-х гг. XVII в. они видимо использовали т. н. «походные пушки» - крупнокалиберные фитильные ружья (затинные пищали, замбураки и т. д.). Пушки у джунгар впервые упоминаются в 1640 г. - в ставке джунгарского хунтайджи имелось 4 малокалиберных железных орудия неизвестного происхождения (видимо китайские или среднеазиатские). Малокалиберные пушки у джунгар имелись и позднее, но никакой серьезной роли не играли.
Толчком способствовавшим развитию у джунгар собственной артиллерии послужила видимо первая джунгаро-цинская война (1690-1697), в ходе которой удачно действовавшая цинская артиллерия причинила джунгарам немалый урон. Однако развитие артиллерии тормозилось отсутствием необходимых специалистов. В 1716 г. в плен к джунгарам попал шведский штык-юнкер (сержант) Иоганн (Юхан) Густав Ренат*, оказавшийся для них настоящей находкой. Швед организовал производство меди и чугуна, наладил (к 1725 г.) выпуск бронзовых пушек и чугунных мортир, а также обучение оружейников и артиллеристов и т. д. В 1733 г. Ренат (в немалой степени под давлением России) был отпущен на родину. Работу его отчасти продолжили пленные и беглые русские мастера (в первую очередь, Иван Михайлов и Михаил Билдяга) занимавшиеся отливкой пушек и организацией медеплавильных производств (на притоке р. Или и в Яркенде). Во второй половине 40-х гг. на фоне общего кризиса Джунгарии артиллерийское (и прочее) производство начало угасать и к 1749 г. полностью прекратилось.
Основу джунгарской артиллерии составляли короткоствольные малокалиберные (3 - 4 фунта) бронзовые пушки, перевозившиеся на верблюдах. Лафета у них не было, имелся только поперечный деревянный брус в передней части ствола, обеспечивавший возвышение и устойчивость при выстреле. Огонь вели уложив пушку на поверхность земли или со спины лежащего верблюда. В качестве боеприпасов использовались оловянные ядра (Джунгария богата оловом, а с чугуном у джунгаров были проблемы). Помимо пушек использовались также малокалиберные (10 фунтов) чугунные мортиры, стрелявшие бомбами. Они применялись в основном в полевых сражениях, для обстрела укрепленных лагерей и позиций противника.
Кроме орудий собственного производства у джунгаров имелось и какое-то количество трофейных цинских и русских пушек.
Помимо собственно артиллерии джунгары массово использовали вышеупомянутые «походные пушки» - крупнокалиберные ружья. Они применялись как при обороне / осаде крепостей, так и в полевых сражениях (обычно массированно). Перевозились ружья на верблюдах, нередко и огонь велся со спины верблюда (вероятно, лежащего). Большая часть ружей импортировалась из Средней Азии, возможно после начала собственного оружейного производства какая-то их часть делалась и в Джунгарии.
На 1732 г. по сообщению самого Рената в джунгарской артиллерии было 20 3-4-фунтовых и 20 10-фунтовых мортир (цифры вероятно преуменьшены), на 1741 г. (по сообщениям джунгарских послов, на этот раз вероятно преувеличенным) уже 50 легких пушек и 30 мортир и ок. 3 000 крупнокалиберных ружей.
Помимо проблем с металлом джунгарская артиллерия испытывала и проблемы с порохом. Наладить производство собственного пороха приличного качества джунгары видимо так и не смогли, значительная его часть (также скверного качества) даже в 40-х гг. XVIII в. ввозилась из Средней Азии.

Джунгарские пушки на верблюдах; цинские пушкари ведут огонь из пушек аналогичных джунгарским



В целом, джунгарская артиллерия отличалась высокой мобильностью, но невысокой огневой мощью и точностью стрельбы. Она успешно применялась против казахов и монголов, в частности, против «верблюжьих вагенбургов» (местный аналог «обоза» и «табора») и легких полевых укреплений, нередко и против цинских войск, однако для серьезного противоборства с цинской полевой артиллерией не годилась. При осадах хорошо укрепленных городов она также была бесполезна.

* Попал в плен под Полтавой, был отправлен в Тобольск и в 1716 г. захвачен джунгарами при набеге на Ямышевский острог.

Оружие ближнего боя
Основным средством ведения ближнего боя в центральноазиатских армиях было древковое оружие, главным образом, кавалерийские копья и пики (последние использовались, в первую очередь, против одоспешенного противника)*. Значение его в описываемый период существенно возросло. Начиная с XVI в. древковое оружие массово использовалось уже не только тяжелой панцирной конницей, но и легкими конными лучниками. Оформляется и новый род войск, достигший расцвета в XVII - XIX вв. - легкие копейщики. Джунгары и кочевники Южной Сибири активно использовали также кавалерийские дротики различных типов. Большая часть используемого древкового оружия производилась местными мастерами.
Джунгарские войска и монголы Халхи и Южной Монголии массово вооружались клинковым оружием - саблями и палашами. Джунгары изготавливали клинковое оружие своими силами, закупали у соседей (в основном, в Средней Азии) и получали в качестве дани. Монголы (сначала Чахара, а потом и Халхи) в XVII в. вооружались в основном цинскими клинками. Среди казахов, киргизов и каракалпаков клинковое оружие имело гораздо меньшее распространение - саблями (в основном среднеазиатскими и иранскими) вооружалась только часть зажиточных воинов. Остальные использовали, главным образом, боевые топоры с длинной рукоятью, а также палицы, булавы и прочее оружие ударного и ударно - дробящего действия. Хуже всего (из-за нехватки железа) клинковым оружием были обеспечены калмыки.

* Прочее древковое оружие (рогатины, пальмы) большого распространения не получило.

Защитное вооружение
Защитное вооружение в описываемый период широко применялось народами региона. «Панцирники» составляли значительную часть местных военных формирований - в XVII - первой половине XVIII вв. от 10 до 50%, причем доля их постоянно росла, в первую очередь, за счет усилий джунгарских, цинских и халхасских правителей, стремившихся повысить устойчивость своих войск в ближнем бою. В джунгарских, северомонгольских, южномонгольских армиях и у енисейских киргизов тяжеловооруженные воины составляли до половины всех бойцов. Развитие массового производства доспехов (в первую очередь в Джунгарии и цинском Китае) позволило существенно снизить их стоимость (на протяжении XVII в. примерно в 9 раз).
Потребность в доспехах удовлетворялась за счет местного производства, дани собираемой с подвластных территорий, трофеев и импорта.
В Джунгарии местное производство дополнялось данью собираемой с племен Саяно - Алтая (Горной Шории и проч.) издавна славившихся своим кузнечным мастерством. Алтайцы поставляли джунгарам (а также енисейским киргизам и Алтын - ханам) доспехи и оружие, в первой половине XVIII в. - железо для государственных мастерских. Дань доспехами собиралась также с казахов и городов Средней Азии (Ташкент). Помимо этого джунгары использовали производственные возможности захваченных городов Восточного Туркестана (Кашгар, Яркенд) и (со второй половины XVII в.) производили массовые закупки доспехов в Средней Азии.
С 1640 г. в Джунгарии была введена специальная доспешная повинность в пользу казны - определенное количество (видимо «мягких») доспехов ежегодно изготавливалось населением.
В первой половине XVIII в. в Джунгарии были созданы крупные государственные мастерские (фактически примитивные мануфактуры, с разделением труда) массово изготавливавшие доспехи. К середине века производство на них прекратилось и основным источником доспехов сделался среднеазиатский импорт.
Южная Монголия с начала XVII в. обеспечивалась доспехами за счет цинского государства. Правители Халхи, также как и джунгары, с 1640 г. облагали подданных специальной доспешной повинностью, а в первой половине XVIII в. даже требовали от них поголовно обзаводиться доспехами за свой счет. После подчинения Цинской империи халхасские формирования также начали получать доспехи из Китая.
Волжские калмыки страдали от нехватки железа, поэтому собственное их производство было ограниченным, часть доспехов покупалась у туркменов и в Иране.
Качество местных доспехов в целом было достаточно высоким, хотя и различалось, в зависимости от производителя - наилучшее качество (и соответствующую цену) имела продукция известных мастеров - оружейников, наихудшее - продукция рядовых номадов в рамках отработки государственной повинности.
Для защиты корпуса применялись панцири разных типов. Наиболее распространенными были пластинчато-нашивные панцири (аналог бригандин и куяков), состоявшие из металлических пластин приклепывавшихся или нашивавшихся на органическую основу (ткань, кожа) с внутренней стороны.
Ламеллярные панцири (из соединенных металлических пластин) также сохраняли популярность в Монголии вплоть до XVIII в.
Кольчато-пластинчатый доспех (бехтерец, юшман, калантарь, кольчужная ткань в сочетании с металлическими пластинами) к XVI в. вытеснил ламеллярные, ламинарные и отчасти пластинчато-нашивные панцири из Средней Азии, во второй половине века появившись и в Монголии. Кольчужные панцири, также очень популярные в Средней Азии, в Центральной и Южной Монголии особого распространения не получили, однако были крайне популярны в XVII - XVIII вв. среди джунгаров, калмыков, казахов, енисейских киргизов и бурятов. Большая их часть поступала из Средней Азии, Ирана, с Кавказа и из России.
Помимо железных номадами использовались также «мягкие» панцири из органических материалов («бумажники», войлок, мягкая кожа, вата, ткань), особенное распространение получившие среди халхасских воинов.
Защита корпуса могла дополнительно усиливаться разного рода накладками, крепившимися поверх панциря - зерцалом, панцирным поясом, ожерельем и т. д. Мог использоваться также дополнительный зерцальный доспех (обычно из 4 зерцал - на груди, на спине и по бокам). Его распространение авторы связывают с ростом популярности кольчужных панцирей - зерцальный доспех повышал защищенность от копейного удара, а также от от стрел и пуль.
Специальная защита рук и ног, ранее использовавшаяся только знатью и тяжеловооруженными воинами, в описываемый период получает широкое распространение. Наручи могли быть разных видов - створчатые железные (среднеазиатского образца), ламеллярные, пластинчато-нашивные и «мягкие» (кожа или ткань, усиленные металлическими элементами) - в традициях восточноазиатской системы защиты рук. В XVII в. створчатые железные наручи среднеазиатского типа практически полностью вытеснили все остальные виды наручей с территории Западной и Северной Монголии. Однако в следующем столетии «мягкие» наручи пережили ренессанс, что было связано с подчинением этих районов Цинской империи (цинская армия использовала подобные наручи до конца XVIII в.).
Для защиты ног в Центральной Азии традиционно использовали «панцирные сапоги» (гутулы, кожаные сапоги, с голенищами подбитыми изнутри металлическими пластинами) и поножи разных типов - панцирные, позднее - кольчато - пластинчатые.
Наиболее распространенным типом боевых наголовий были шлемы со сфероконическим и полусферическим куполом, склепанным из 2 - 8 пластин, с небольшим козырьком и трубкой - втулкой для плюмажа. У джунгаров распространение получили оригинальные сфероцилиндрические шлемы, в Южной Монголии - цинские цилиндроконические. Цельнокованные шлемы встречались редко и были, в основном, привозными. Конструкция шлемов, в целом, упростилась, что облегчало их массовый выпуск (главным образом, в Джунгарии и Цинской империи).
Среди ойратов, и джунгар, и, в еще большей степени, калмыков, в первой половине XVIII в. под влиянием оружейных комплексов мусульманских государств Передней и Средней Азии широкое распространение получила мисюрка.
Ранее характерные для региона ламмелярные и ламинарные бармицы были вытеснены пластинчато - нашивными («бригандинными»), в меньшей степени, кольчужными (наиболее популярными в Средней Азии, Восточном Туркестане и у казахов). Использовались также и «мягкие» бармицы состоявшие из толстого слоя простеганной ваты, войлока или мягкой кожи.

1-5 —типология шлемов по форме купола: 1а, б — сфероконический; 2 — полусферический; 3 —конический; 4 — сфероцилиндрический; 5 — цилиндроконический; 6 — миссюрка; 7 — кольчужный чепец («капюшон»); 8 — конструктивные элементы шлемов: а — пластины тульи; б — пластины-накладки (с ровным и вырезным краем, ребром жесткости), в — обруч, г — козырек, л — пластина козырька, е — налобная пластина (налобник) козырька, л — навершие, е — пластина навершия, ж — трубка-втулка для плюмажа, з — надвершие, и — отверстия для крепления бармицы; 9-10 — разновидности бармии: 9 — бармица «открытого» типа; 10 — разновидности бармиц «закрытого» типа: а — одночастная; б — трехчастная; в — трехчастная с дополнительными лопастями для прикрытия горла.



Кавалерийские щиты в связи с развитием защиты рук, повышением качества защитного вооружения и распространением ручного огнестрельного оружия к XVII в. практически вышли из употребления. В джунгарской армии конца XVII — первой половины XVIII в. кожаные и, вероятно, железные щиты среднеазиатского типа использовались мусульманскими воинами из Восточного Туркестана.
Большие станковые щиты продолжали использоваться при штурмах и в полевых боях - для прикрытия стрелков и других спешенных воинов.

Эволюция комплекса вооружения и тактики
На протяжении XV - XVI вв. монгольский комплекс вооружения в целом продолжал развиваться в едином русле. Происходил постепенный отказ от «китаизированных» юаньских типов защитного и наступательного вооружения (алебарды, длиннодревковые булавы и т. д. ) с заменой их оригинальным центральноазиатским комплексом вооружения, отличающимся как от среднеазиатского, так и от дальневосточного (пластинчато - нашивной доспех, массовое применение копий и пик и т. д.)
Ядро монгольских армий XV - XVI вв. составляли дружины крупных феодалов, к которым во время больших походов присоединялись отряды мелких владетелей и племенные ополчения. Феодальные дружины вместе с наиболее состоятельной частью номадов составляли т. н. «белое войско» («цааган цэрэг»), наиболее боеспособную часть армии, хорошо обученную, вооруженную (луками для дистанционного боя, копьями, саблями и палашами для ближнего) и снабженную защитным вооружением. Основная масса войска была представлена легковооруженными конными лучниками, составлявшими «хара цэрэг» («черное войско»).
Тактические приемы монгольских армий поначалу ничем не отличались от тактического искусства более раннего времени - главная роль на поле сражения принадлежала легковооруженным лучникам, а копейщики наносили заключительный удар по деморализованному и (или) отступающему противнику.
В XVI - начале XVII в. главной ударной силой монгольских армий постепенно становятся конные копейщики, роль копейного удара и рукопашного боя резко возрастает. Копьями вооружаются и легкие конные стрелки, атакующие врага совместно с тяжелыми панцирными воинами.
Приобретают популярность легкие полевые укрепления типа вагенбурга (из сцепленных телег, стреноженных лошадей, верблюдов и т. п.).
В XVII в. военно - политическое единство монгольских земель было окончательно разрушено и развитие военного дела монгольских государственных образований Центральной Азии пошло разными путями.
Южная Монголия еще в начале XVII в. оказалась включена в состав маньчжурского государства, заняв в нем привилегированное положение. Местные воинские формирования также были включены в состав цинской армии, став ее неотъемлемой частью и были реорганизованы на цинский манер (составив «эскадроны», «полки», «бригады» и «дивизии»). Статус монгольских частей был высоким, уступая только собственно маньчжурским. В цинской армии монголы использовались в основном для ведения разведки, рейдов, фланговых ударов, лучного дистанционного боя и преследования противника. Стойкостью монголы уступали маньчжурам и при фронтальных столкновениях нередко усиливались маньчжурскими частями. В пешем строю их предпочитали вообще не использовать.
Оружием и доспехами южномонгольские части по большей части обеспечивались цинскими властями и в этом отношении, чем дальше, тем меньше, отличались от цинских войск. Огнестрельным оружием (тоже китайским) южномонгольские части и в XVIII в. были оснащены слабо.
Халха в XVII в. пребывала в состоянии политической раздробленности. Наиболее крупными образованиями здесь являлись владения Тушету -, Цэцен- и Дзасакту - ханов и государство Алтын - ханов (до разгрома джунгарами в 1667 г.). Во второй половине XVII века Халха стала ареной борьбы джунгарских хунтайджи и цинских императоров и в конце века была подчинена маньчжурами.
Военный потенциал Халхи теоретически был велик - до 100 000 воинов, однако полностью никогда не использовался. В ходе военных кампаний мобилизовывалось 10 - 40% ополченцев и численность самых крупных армий не превышала 10 000 - 20 000 чел. Организация, вооружение и тактика халхасских войск периода самостоятельности были охарактеризованы выше и принципиальных изменений на протяжении века не претерпели. Халхасские формирования отличались низкой дисциплиной и стойкостью - основная масса ополченцев не выдерживала затяжного ближнего боя.
После вхождения в состав Цинской империи местные формирования были включены в состав имперской военной организации и реорганизованы по типу своих южномонгольских собратьев. Цинские власти обратили особое внимание на укрепление дисциплины и улучшение выучки войск, а также на оснащение их клинковым оружием и доспехами. Все это позволило существенно повысить боеспособность халхасских формирований.
Военная система Джунгарии в первые десятилетия ее существования также мало отличалась от вышеописанной монгольской модели. Однако в последней трети XVII - первой половине XVIII вв. джунгарские правители провели серию реформ превративших это государство в одну из сильнейших военных держав региона.
Начиная с 70-х гг. XVII в. на вооружение джунгарских войск в больших количествах начинает поступать ручное огнестрельное оружие, закупаемое в Средней Азии и (нелегально) в России. Одновременно происходят радикальные изменения в тактике боя - джунгарская армия начинает активно использовать спешенных стрелков из ружей и луков, прикрывая их спешенными же копейщиками (по мнению авторов эту тактику джунгары заимствовали на мусульманском Востоке). Джунгарские военачальники предпочитают теперь вести бой от обороны, встречая атакующего противника плотным огнем спешенных стрелков, а затем добивая атаками конницы. Помимо этого активно используются т. н. «верблюжьи вагенбурги» и прочие укрепленные полевые лагеря. Описанная тактика успешно применялась хунтайджи Галданом Бошокту-ханом (1671-1697) против маньчжуров и монголов в 1-й джунгаро - цинской войне (1690 - 1697 гг.).
Преемник Галдана Цеван-Рабдан (1697 - 1727) превратил Джунгарию в централизованное и предельно милитаризованное государство, создав, помимо прочего, военную промышленность производившую холодное и огнестрельное оружие, пушки и защитное вооружение для джунгарской армии. Уровень насыщения огнестрельным оружием джунгарской армии вырос (джунгарская конница освоила стрельбу из седла), улучшилась ее тактическая выучка. Расширилось использование оружия и, особенно, доспехов среднеазиатского образца.
Организация армии принципиальных изменений не претерпела, она все так же состояла из личных отрядов хунтайджи и крупных ойратских феодалов, ополчения и отрядов союзников и вассалов.
Общая численность вооруженных сил к началу 20-х гг. XVIII в. составляла 60 000 - 100 000 чел., однако джунгары предпочитали использовать против своих многочисленных противников небольшие корпуса численностью в 5 000 - 15 000 чел., состоящие из профессиональных хорошо обученных воинов. За счет высокой боеспособности они успешно действовали даже против превосходящих сил противника. Высокая боеспособность армии позволила Цеван-Рабдану долгое время воевать одновременно против Цинской и Российской империй, казахов, монголов, тибетцев и проч.
При сыне Цевана Галдан - Церене (1727 - 1745) милитаризация Джунгарии достигла максимума. Максимума достигли и возможности военной промышленности, освоившей производство артиллерийских орудий, а также и выучка и огневая мощь джунгарской армии. Однако военного перенапряжения Джунгария не выдержала, к концу правления Галдана оказавшись в состоянии тяжелого экономического кризиса, после смерти хунтайджи переросшего в политический. В 50-х гг. XVIII в ослабленная Джунгария была уничтожена Цинской империей.
Тактическая модель используемая джунгарской армией в этот период принципиальных изменений не претерпела - она по прежнему строилась на взаимодействии конницы со спешенными стрелками и копейщиками, поддерживаемыми теперь еще и огнем мобильной артиллерии. Уровень боеспособности джунгарской армии к середине века начал падать - ополченцы, которых теперь приходилось постоянно использовать в боях, не всегда выдерживали ближний бой с сильным противником. Появились проблемы и с боевым духом и дисциплиной.
Енисейские киргизы в описываемый период занимали примерно территорию нынешней Хакасии. Их владения состояли из 4 улусов возглавляемых князьями, один из которых (князь Алтысарского улуса) считался старшим. Общая численность киргизов не превышала 15 000 чел. В подчинении у киргизов находились кетские и самодийские племена, возглавляемые своими родовыми правителями. Они платили киргизам дань и составляли в их войске вспомогательные отряды.
Военные силы киргизов были невелики, однако скромная численность компенсировалась исключительной воинственностью и агрессивностью. Киргизы оказались едва ли не самым неприятным противником русских при завоевании Сибири - на протяжении столетия (1609 - 1703 гг.) между русскими и киргизами шла почти не затухающая война. В этой войне киргизы не только довольно успешно оборонялись, но и нападали, не раз осаждая русские остроги, в первую очередь, Красноярск.
В середине XVII в. киргизы попали под власть дружественного России государства Алтын-ханов и в боевых действиях наступило некоторое затишье. Однако в 1667 г. государство Алтын-ханов было уничтожено джунгарами, подчинившими себе и киргизов, после чего вооруженная борьба возобновилась с новой силой. Боевые действия шли с переменным успехом, однако разгромить киргизов русским так и не удалось.
Конец борьбе неожиданно положили джунгары. В 1703 г. хунтайджи Цеван-Рабдан, желая пополнить человеческие ресурсы Джунгарии и урегулировать отношения с Россией, депортировал киргизов в Джунгарию. После ухода киргизов их бывшие земли были быстро заняты русскими.
Общая численность военных сил киргизов во второй половине XVII в. не превышала 2 000 - 3 500 чел. из которых собственно киргизов было ок. 1 000 - 1 500 чел. На практике более тысячи воинов собиралось редко.
Организация войска не отличалась принципиально от монгольской. Костяк его составляли профессиональные воины княжеских дружин, дополнявшиеся мобилизованными ополченцами - киргизами и отрядами вассальных племен. Вооружение и тактика также не отличались от монгольских. До половины киргизских воинов составляли панцирники, носившие доспехи местного производства и вооруженные копьями, луками, саблями и палашами, остальные были конными лучниками - копейщиками. Среди воинов вассальных племен поначалу, в основном, лучников, к концу описываемого периода все большее распространение находили доспехи и оружие ближнего боя.
Племена телеутов («белых калмыков», как их называли русские, «черные калмыки» - джунгары) контролировавшие Алтай, в XVII в. были созниками, а позднее данниками джунгаров. При поддержке джунгаров им удалось остановить продвижение русских на алтайском направлении и удержать под своим контролем большую часть Горного Алтая. Под власть России Алтай и телеуты перешли только после разгрома Джунгарии в середине XVIII в.
Телеутские отряды входили в состав военной организации джунгарского государства и эволюционировали вместе с ней, в первой половине XVIII в. уже мало отличаясь от собственно джунгарских войск (в частности, массово использовали огнестрельное оружие).
Большая часть бурятов под власть русского государства перешла относительно мирно, лишь некоторые «князцы» оказали русским более - менее сильное сопротивление. Лояльность русским большинство бурятов сохранило и позднее, в ходе вооруженных конфликтов с монголами и маньчжурами. Военная организация и тактика бурятов были близки к халхасским, однако были еще более архаичными - несмотря на широкое использование качественных доспехов местного изготовления бурятская конница не любила ближний бой, предпочитая лучный, легкие конные лучники не использовали копья, огнестрельное оружие до XVIII в. практически не использовалось и т.д

Разное
С начала 30-х гг. XVII в. ручное огнестрельное оружие стали в значительных количествах закупать за границей. В течение 30-х гг. было куплено 5 014 мушкетов, в том числе 3 648 экземпляров с фитильными замками, а остальные с кремневыми.
В 1647-1652 гг. из Оружейного и Ствольного приказов в армию поступило 10 172 мушкета с фитильными и 21 922 с кремневыми замками (Летин, 2001, с. 16-17).

@темы: конспект, книги, история, СТ

URL
Комментарии
2017-04-12 в 18:05 

Тэцу
Обезьяна мадрил из центральной Африки считается самой пестрой из приматов. Но я бы назвал самым ярко украшенным приматом начинающую гейшу из Дзиона. © Артур Голден.
Что у них за источники? Или как обычно "я так вижу"?

2017-04-12 в 18:20 

EricMackay
Form follows content
Исследование основано на анализе нескольких групп источников. Проанализированы и систематизированы находки предметов вооружения из археологических памятников с территории Южной Сибири и Центральной Азии, относящихся к эпохе позднего Средневековья и Нового времени, а также вещи из старых оружейных коллекций, хранящиеся в музейных собраниях разных городов России, Монголии, Китая, Казахстана, Кыргызстана, США, Великобритании, Швеции и других стран. Всего в рамках данного исследования проанализировано около полутора тысяч предметов позднесредневекового оружия центральноазиатских номадов.
Привлечены для анализа изобразительные материалы позднего Средневековья и Нового времени китайских, маньчжурских, монгольских, российских и европейских художников и скульпторов, на которых воспроизведены центральноазиатские и южносибирские воины. Эти материалы позволяют наглядно представить внешний облик и реконструировать комплекс вооружения воинов региона рассматриваемого периода.
Для анализа структуры военной организации и военного искусства позднесредневековых номадов были использованы монгольские и китайские письменные исторические источники, опубликованные в переводе на русский язык, а также собственно русские исторические источники. При характеристике вооружения и воинского искусства позднесредневековых монголов привлекались описания оружия, доспехов, воинов, боевых коней, построения войск и приемов ведения боя, которые содержатся в героическом эпосе монгольских и тюркских народов Центральной Азии и Саяно-Алтая. (с)

URL
2017-04-12 в 18:54 

Тэцу
Обезьяна мадрил из центральной Африки считается самой пестрой из приматов. Но я бы назвал самым ярко украшенным приматом начинающую гейшу из Дзиона. © Артур Голден.
EricMackay, я имею в виду, они "поют, что видят" или таки дают какие-то ссылки на источники?

Просто вот такие тезисы:

«Панцирники» составляли значительную часть местных военных формирований - в XVII - первой половине XVIII вв. от 10 до 50%, причем доля их постоянно росла

это расхожие городские легенды среди всевозможных любителей степных воевателей, мягко выражаясь, слабо подтверждённые какими-либо фактами. Они просто кочуют из мурзилки в мурзилку без особого осмысления.

2017-04-12 в 19:18 

EricMackay
Form follows content
или таки дают какие-то ссылки на источники?

Дают ссылки на литературу и источники опубликованные на русском.

это расхожие городские легенды среди всевозможных любителей степных воевателей, мягко выражаясь, слабо подтверждённые какими-либо фактами

Массовое использование панцирников джунгарами, калмыками и енисейскими киргизами в XVII - XVIII вв. фиксируется всеми заинтересованными сторонами.

URL
2017-04-12 в 20:54 

Тэцу
Обезьяна мадрил из центральной Африки считается самой пестрой из приматов. Но я бы назвал самым ярко украшенным приматом начинающую гейшу из Дзиона. © Артур Голден.
Массовое - это сколько в граммах?

Речевые обороты уровня "средни них было много с/в" - это не показатель массовости.

2017-04-12 в 21:06 

EricMackay
Form follows content
Массовое - это сколько в граммах?

Массовое, это когда, например, местные русские командиры отписывают в Москву - у киргизов 900 бойцов, из них 400 панцирники.

URL
2017-04-12 в 21:43 

Тэцу
Обезьяна мадрил из центральной Африки считается самой пестрой из приматов. Но я бы назвал самым ярко украшенным приматом начинающую гейшу из Дзиона. © Артур Голден.
EricMackay, а есть такое? Я про это и спрашиваю.

2017-04-14 в 08:41 

EricMackay
Form follows content
Есть, конечно.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник EricMackay

главная