19:14 

EricMackay
Form follows content
А. Безугольный
Генерал Бичерахов и его Кавказская армия. 1917—1919.

Ну как-то не очень. Сама по себе история бичераховского отряда безусловно любопытна и хорошо, что автор ее изучил. Но автор все время норовит натянуть случайного, в общем-то, персонажа, ничего выдающегося не натворившего, на глобус. Особенно забавно выглядят сравнения бичераховцев, этой странствующей труппы казакоармян, с Доброармией. Огромный плюс - масса (около 100) прекрасных и очень полезных фотографий, рисунков и схем.

Все даты по новому стилю.

Бичерахов
Лазарь Федорович Бичерахов (1882 - 1952) происходил из осетин - казаков Новоосетинской станицы Терского казачьего войска*. Окончил Московское (позднее Алексеевское) военное училище, с 1905 г. служил в 1-м Горско - Моздокском полку. В 1909 - 1912 гг. в составе полка принимал участие в боевых действиях против повстанцев в Персии. В конце 1911 г. был тяжело ранен и остался инвалидом - хромал на правую ногу, повреждена правая рука. В августе 1914 г. был уволен из армии, по одной версии** из-за инвалидности, по другой - из-за скандала с женой сослуживца.
В связи с началом войны Бичерахов был почти сразу же возвращен в армию, командовал сотней 2-го Горско - Моздокского полка на Юго - Западном фронте, состоял в распоряжении начальника Дикой дивизии вел. кн. Михаила Александровича, с января 1916 г. - на Кавказском фронте.
В июне - августе 1917 г. при корпусе ген. Баратова в Персии сформировал партизанский отряд (ок. 1 000 казаков), во главе которого, осенью того же года, действовал против протурецких формирований на территории Персии и в Месопотамии (совместно с анличанами).
Весной 1918 г. отряд Бичерахова, остававшийся едва ли не единственным боеспособным формированием*** корпуса Баратова, прикрывал эвакуацию (через Энзели) разложившихся войск и имущества корпуса в Россию.
В конце марта, англичане, опасавшиеся перехода севера Персии под контроль Центральных держав и почти не имевшие здесь собственных войск, заключили соглашение с Бичераховым. Британцы брали на себя содержание отряда, Бичерахов обязался оставаться в Северной Персии до подхода английских войск и в дальнейшем согласовывать свои действия в Персии и на Кавказе с британским командованием. Сам полковник**** рассматривал это соглашение как союзническое и «английским наймитом» себя не считал.
Отряд Бичерахова финансировался весьма щедро, получая от англичан по нескольку миллионов рублей в месяц. За 1918 г. отрядом было израсходовано 75,1 млн рублей и 10,2 млн иранских кран (~ 2 млн рублей по курсу мая 1918 г.)*****. Деньги выдавались «николаевскими» рублями (что еще более повышало их ценность), которые, по мнению автора, англичане сами же и печатали.
До июня 1918 г. отряд Бичерахова, ожидая подхода английских войск, простоял в Казвине, затем перешел в Энзели, откуда позднее отбыл в Баку.

* В Терском войске имелось две осетинских станицы - Новоосетинская и Черноярская. Благодаря льготному порядку чинопроизводства среди терских офицеров было много осетин - к началу Мировой войны из 400 офицеров и генералов - терцев примерно 25% были осетинами.
** Биография Бичерахова вообще восстанавливается с трудом.
*** Судя по описаниям, отряд был типичным для Гражданской войны «атаманским» формированием, где все держалось на харизме и личной популярности командира. В мирной обстановке он немедленно предавался всяческим излишествам, однако в бою действовал вполне организованно.
**** В императорской армии Бичерахов дослужился до войскового старшины (подполковника), летом 1918 г. именовался полковником (обстоятельства производства неизвестны, по некоторым сообщениям произведен в июле 1917 г.), в ноябре 1918 г. уфимской Директорией произведен в генерал- майоры (производство позднее подтверждено Колчаком), в конце 1918 г. в генерал - майоры британской армии. Впрочем, документальных подтверждений двух последний производств (Колчаком и англичанами) не найдено.
***** Т. е., в среднем, по 8,3 - 8,5 млн. руб. в месяц.


Баку



В Закавказье в 1917 - 1918 гг. ситуация развивалась следующим образом. Высшей властью в крае с марта 1917 г. формально считался представлявший Временное правительство Особый Закавказский Комитет. В ноябре 1917 г., после большевистского переворота в Петрограде, его сменил Закавказский комиссариат, составленный из представителей основных (национальных) партий Закавказья. Большевистское правительство он не признавал. В феврале 1918 г. из представителей тех же партий и депутатов Учредительного собрания был сформирован представительный орган края - Закавказский сейм. В апреле 1918 г. он провозгласил создание нового независимого государства - Закавказской федеративной демократической республики (ЗФДР). Уже в конце мая 1918 г. она прекратила свое существование: 26 - 30 мая национальные фракции сейма провозгласили независимость Грузии, Армении и Азербайджана.
Все эти события происходили на фоне нарастающего хаоса, развала Кавказского фронта, кровавых межэтнических столкновений и т. п. С февраля 1918 г. к этому добавилось и внешнее вторжение - перешедшие в наступление турки к марту вышли на старую имперскую границу и продолжали продвигаться вглубь края.
Мусульманская фракция Закавказского сейма 28 мая 1918 г. провозгласила в Тифлисе независимость Азербайджанской демократической республики (АДР), сформировав ее правительство и парламент. 16 июня 1918 г. они перебрались в Елизаветполь (Гянджу), ставший временной столицей АДР. Территорию свежепридуманного «Азербайджана» его правительство контролировало, в основном, теоретически - здесь царил тот же кровавый хаос, что и в других районах края.
Крупнейший экономический центр региона - Баку, управлялся местным Советом. С начала ноября 1917 г. руководящую роль в нем играли большевики, Совет признавал власть большевистского правительства (закавказским органам и, позднее, АДР, он, соответственно, не подчинялся), но в силу удаленности от центра сохранял широкую самостоятельность.
Собственная слабость (даже в Совете они не имели большинства)* вынуждала местных большевиков сотрудничать с другими политическими силами - эсерами, меньшевиками, дашнаками и, в целом, власть Совета опиралась, в первую очередь, на поддержку армянского населения** и армянских политических структур.
До марта 1918 г. в Баку присутствовали также и татарские («азербайджанские») политические организации и вооруженные формирования. В марте 1918 г. напряженность в отношениях между татарами и Советом вылилась в прямое вооруженное столкновение. Мусульманские отряды были разбиты и выбиты из города, после чего армянские формирования выступавшие на стороне Совета учинили массовую резню азербайджанцев. Множество последних было убито, еще больше бежало из города.
После мартовских событий положение большевиков в Баку укрепилось, в апреле из большевиков и левых эсеров было сформировано местное правительство - Бакинский Совнарком, большевистские и армянские формирования сведены в Кавказскую Красную армию (она же Красная армия Бакинского совета). К концу мая в ней числилось от 13 000 до 18 000 чел., в подавляющем большинстве, армян (по разным оценкам - от 75 до 95%).
Утвердившись в Баку большевики принялись расширять зону своего влияния - в апреле были заняты равнинные районы Дагестана - Дербент, Порт-Петровск (Махачкала) и Темир-Хан-Шура (Буйнакск). Была установлена связь с русской Муганью*** которой большевики оказывали помощь оружием и боеприпасами.
В июне 1918 г. красные развернули наступление на Елизаветполь, мусульманские отряды серьезного сопротивления большевикам не оказывали, однако в конце июня в дело вступили регулярные турецкие части****, разбив красных под Геокчаем. Деморализованная Красная армия в беспорядке отступила к Баку.
С отрядом Бичерахова большевики наладили контакты еще весной 1918 г. Поначалу отношения носили деловой характер - Бичерахов направлял вывозимое из Персии русское имущество в Баку, получая за это деньги и топливо для своего автопарка. В дальнейшем контакты расширились, к концу мая большевики, заинтересованные в приобретении боеспособного (и что, не менее важно, русского, отряда) достигли соглашения с Бичераховым. Последний согласился признать Советскую власть и войти в состав Кавказской Красной армии (в которой ему пообещали даже должность главкома). Сохраняющаяся связь Бичерахова с англичанами на тот момент большевиков не смущала. Англичан участие отряда в защите бакинских нефтепромыслов от турок тоже вполне устраивало. Сам Бичерахов (как и многие другие на Кавказе) вероятно воспринимал бакинскую власть как единственную на тот момент «русскую».
В начале июля 1918 г. отряд Бичерахова прибыл в Баку. На 2 июля в его состав входило 7 казачьих сотен, 2 конно - горных батареи, пулеметная команда, 2 радиостанции, лазарет и автомобильная команда, всего 880 казаков, 117 нестроевых и вольнонаемных и 695 лошадей.
Местную Красную армию Бичерахов застал в состоянии полного развала - армянские солдаты массово дезертировали и уклонялись от фронта, турки неуклонно двигались к Баку. Отношения с большевиками быстро испортились - исполнять данные Бичерахову обещания последние не хотели или не могли. Оценив перспективы, 30 июля Бичерахов снял свой отряд с фронта и ушел на север, к Дербенту (впоследствии это позволило большевикам повесить на него падение Бакинской коммуны).
За месяц нахождения на бакинском фронте отряд потерял, по утверждению самого Бичерахова, ок. 100 чел.
Военные неудачи и прочие «достижения» (в первую очередь, резкое ухудшение продовольственного снабжения) подорвали позиции большевиков. Небольшевисткие партии все настойчивей требовали приглашения в Баку англичан. В конце июля 1918 г. соответствующее решение оппозиции удалось провести через Совет. Большевистский Совнарком подал в отставку и 1 августа власть в Баку перешла в руки коллективной Диктатуры Центрокаспия, состоявшей из представителей судовых комитетов кораблей Каспийской флотилии и опиравшейся на Временный исполком Бакинского Совета (оба органа состояли из эсеров, меньшевиков и дашнаков)*****.
Новое руководство Баку сразу же обратилось за помощью к англичанам и Бичерахову. Последний был формально назначен главнокомандующим бакинской армией, однако в Баку уже не вернулся, в начале сентября прислав в город небольшой отряд (500 чел., 16 пулеметов) состоявший из бакинских армян и оказав помощь продовольствием.
Англичане к 5 августа высадили в городе небольшой отряд (ок. 1 000 чел.). Существенно повлиять на ситуацию он не смог, развал бакинской армии продолжался и 14 сентября англичане эвакуировались. В тот же день из города бежала Диктатура, 15 сентября Баку заняли турки и азербайджанцы, немедленно учинившие массовую резню армян.

* На декабрь 1917 г. - 48 большевиков, 85 эсеров (в большинстве своем левых, блокировавшихся с большевиками), 18 меньшевиков, 36 дашнаков, 18 мусаватистов.
** На 1913 г. 35,5% населения Баку составляли русские; 21,4% закавказские татары (азербайджанцы); 19,4% армяне. Автор, со ссылкой на азербайджанский источник приводит другие цифры, в соответствии с которыми, мусульман в Баку на 1916 г. было будто бы в 2,5 раза больше чем армян. Однако даже по советской переписи 1926 г. «мусульман» в Баку имелось примерно 28%, а армян - 18%.
*** Район компактного проживания русских поселенцев, в основном, сектантов, в Ленкоранском уезде. В 1918 - 1919 гг. контролировался местными русскими отрядами, противостоявшими мусульманским бандам и войскам азербайджанского правительства.
**** Азербайджанское правительство 4 июня подписало с Турцией договор о дружбе, превращавший АДР в турецкого сателлита.
***** Отставленное большевистское руководство Баку дважды (1 и 14 августа) пыталось покинуть город и отплыть в Астрахань, однако эти попытки были пресечены новым правительством. После последней из них большевистское руководство было арестовано, а вооруженные формирования большевиков разоружены. 14 сентября, воспользовавшись паникой в городе, арестованные бежали и морем направились в Красноводск. Здесь они были вновь арестованы и вскоре (20 сентября) расстреляны эсеровским Закаспийским правительством Ф. Фунтикова. Представители последнего первоначально собирались отдать комиссаров под суд и запрашивали мнение Бичерахова. Бичерахов против суда не возражал, что позволило большевикам позднее повесить на него и расстрел «26 комиссаров»


Дагестан
В Дагестане к лету 18-го установилось определенное равновесие. Горные районы большей частью контролировались туземными отрядами, действовавшими под исламистскими лозунгами (имам Гоцинский и проч.), равнинные - большевиками. Последние были представлены как местными социалистами (Махач Дахадаев и проч.) так и пришлыми «русскими». Военные силы большевиков также состояли из «русских» (прибывших в основном из Астрахани) формирований и местных горских отрядов.
Бичерахов поначалу не собирался видимо задерживаться в Дагестане, направляясь на Терек. Однако в первых числах августа у Дербента несколько его офицеров были арестованы большевиками. Освободить их красные отказались и конфликт перешел в фазу вооруженного противостояния.
Несмотря на наличие значительных сил (только в Дербенте у красных имелось ок. 2 000 штыков и сабель, 14 - 16 орудий и 30 пулеметов) серьезного сопротивления отряду Бичерахова (ок. 3 000 чел. - к бичераховским партизанам присоединилось много армянских солдат из Баку) они оказать не смогли. 15 августа Бичерахов взял Дербент, 27 августа вышел к Порт-Петровску. 2 сентября «русские» большевики со своими войсками эвакуировались в Астрахань, местные, вступив в переговоры с Бичераховым, сдали ему город и ушли в Темир-Хан-Шуру, а оттуда - в горы.
В руках Бичерахова оказалась большая часть равнинного Дагестана с Дербентом и Порт-Петровском. Темир-Хан-Шура была занята отрядом кн. Нух-бека Тарковского, числившегося «военным министром Горского правительства» и даже «диктатором Дагестана», но фактически подчинявшегося Бичерахову.
Лидер местных большевиков Махач Дахадаев (именем которого был позднее обозван Порт-Петровск) был вскоре отловлен и расстрелян (22 сентября) Тарковским, что полностью парализовало активность местных красных.
Обосновавшись в Дагестане, Бичерахов развил здесь бурную организационную и политическую деятельность. Было начато формирование массовой армии, располагавший значительными финансовыми средствами и материальными возможностями (вывезенным из Персии вооружением и военным имуществом старой армии), Бичерахов привлекал добровольцев высокими окладами - 510 руб. в месяц для нового солдата (651 руб. у «старых партизан») + продпаек, 1100 руб. для офицера («старый» командир сотни - 2400 руб.)*.
В октябре (?) Кавказская армия и Кавказский флот, как теперь стали называться формирования Бичерахова, на бумаге имели уже 29 952 чел., 196 пулеметов, 72 орудия, 8 бронеавтомобилей, 2 бронепоезда (+ железнодорожная батарея), 6 193 лошади, 73 автомобиля и т. д. (+ 35 орудий и 25 пулеметов на кораблях и судах).
«Флот», представлявший собой ушедшую из Баку к Бичерахову Каспийскую флотилию, состоял из 9 вымпелов, основой его были однотипные канонерки «Карс» и «Ардаган» (1910 г., по 2 х 120-мм и 4 х 75-мм орудия).
Реальная численность армии была существенно меньше, по разным оценкам - 10 000 - 20 000 - 25 000 чел. и состояла она в основном из ушедших к Бичерахову армянских солдат бывшей бакинской армии (даже в конных партизанских сотнях было до 30-40% армян)**. Помимо этого в ряды армии зачислялись пленные красноармейцы, бывшие пленные Мировой войны «выменянные» у турок и т. д. Боеспособность этого сборища была соответствующей.
Теоретически Бичерахову подчинялась и Мугань, с ее вооруженными формированиями. Муганью с 4 августа 1918 г. управляла коллективная Временная военная диктатура (местный аналог Диктатуры Центрокаспия), признававшая власть правительства Бичерахова. Небольшой отряд муганцев действовал при армии Бичерахова, основные силы, остававшиеся в Муганской степи, получали от последнего помощь офицерскими кадрами и оружием.
Помощь оказывалась также Закаспийскому правительству, уральцам и Тереку. На Тереке с начала июля 18-го полыхало казачье восстание, во главе которого стоял старший брат Л. Бичерахова - Георгий Бичерахов (социал - демократ с дореволюционным стажем). Центром восстания стал Моздок. Восставшие осаждали Грозный и Кизляр, пытались захватить Владикавказ, однако значительных успехов достичь не смогли. Казаки действовали разрозненно и вяло, часть из них вообще поддержала большевиков, социалистов, стоявших во главе восстания, «реакционность» собственных командиров традиционно волновала больше чем победа над красными и т. п. К концу ноября казаки были разгромлены красными, часть повстанцев ушла на запад и присоединилась к Добровольческой армии, другая группа (при которой находился и Г. Бичерахов) в декабре вышла к Порт-Петровску (уже оставленному Бичераховым - младшим).
Л. Бичерахов оказывал терским повстанцам значительную помощь деньгами, оружием и боеприпасами. С сентября бичераховские части участвовали в осаде Кизляра, здесь действовал отряд есаула Снесарева (до 3 000 чел., 7 орудий, 8 пулеметов, 2 броневика). Особыми успехами он также не отметился, а в начале ноября 1918 г. был полностью разгромлен красными.
Помимо военного Бичерахов занялся также и политическим строительством. Собственные его политические взгляды к осени 18-го можно с натяжкой определить как умеренно демократические и умеренно социалистические. Своей задачей Бичерахов видел освобождение Кавказа от турок и немцев, с сохранением его в составе будущей «Российской демократической республики», а также борьбу с большевизмом, при сохранении общей ориентации на страны Антанты.
На совещании представителей Терека, Мугани, Закаспийского правительства, Дагестана (Дербента и Порт-Петровска) и Армянского национального совета, собравшихся 12 - 19 октября в Порт-Петровске, было создано региональное объединение «не занятых неприятелем и сохранивших верность России областей» - Каспийско-Кавказский союз (Кавказско-Каспийский союз областей), сформированы Совет и правительство объединения, фактически возглавляемого Бичераховым.
Формально новоявленное объединение вошло в подчинение Уфимской директории и было ею признано в начале ноября 1918 г. (официально - 16 ноября). Бичерахов был утвержден в должности «командующего русскими силами в Прикаспийском крае». Пришедший к власти 18 ноября адмирал Колчак это решение утвердил.
Вся эта бурная деятельность была внезапно прервана наступлением турок. Небольшие турецкие отряды появились в горных районах Дагестана еще в сентябре, но до поры почти не беспокоили бичераховцев, занимаясь мобилизацией и обучением горцев. После падения Баку в Дагестан была переброшена 15-я дивизия турок***. В октябре она выбила бичераховцев из Дербента, к началу ноября турки заняли Темир-Хан-Шуру и развернули наступление на Порт-Петровск. Фактическую капитуляцию Османской империи (Мудросское перемирие, 30 октября 1918 г.)**** местное турецкое командование игнорировало, объявив что находится на службе у Горского правительства*****.
Положение армии Бичерахова быстро стало критическим, повторялась бакинская история - армянские солдаты массами дезертировали и бежали прятаться на стоящие у берега суда. Первый натиск турок (4 - 5 ноября) с огромным трудом удалось отразить, однако перспективы сохранения города оставались туманными и Бичерахов всерьез рассматривал возможность эвакуации в Красноводск.
6 ноября у Порт-Петровска появились суда английской флотилии, доставившие Бичерахову предложение нового командующего британскими силами в регионе ген. Томсона - поучаствовать в оккупации оставляемого турками Баку. 11 ноября, погрузив войска и беженцев (всего ок. 60 000 чел.) на суда, Бичерахов оставил Порт-Петровск. Турки эвакуации не препятствовали. В оставленном городе бичераховцами была брошена масса военного имущества - 64 вагона и платформы с грузами, среди которых 13 орудий, 3000 винтовок, 3000 снарядов и 4 000 000 патронов.

* В бакинской Красной армии рядовому платили 150 руб., командиру - 550 руб.; в Добровольческой армии, с мая по конец ноября 1918 г., рядовому - 30 руб. + паек и суточные (максимум 30 рублей в месяц), офицерам на должностях рядовых - 250 руб., командиру роты - 325 руб.
** Контрразведкой у Бичерахова тоже заведовал армянин - некий дашнак Нерсес Джигитян, о котором кроме имени вообще почти ничего не известно.
*** Формально она входила в состав сформированной турками в мае - июне 1918 г. марионеточной «Армии ислама», комплектовавшейся, помимо турок, азербайджанцами и дагестанцами. В октябре дивизия формально перешла под контроль Горского правительства.
**** В соответствии с условиями которой турецкие войска должны были покинуть Кавказ.
***** Долго играть в эти игры туркам не позволили, уже к концу ноября под давлением англичан турецкие войска были выведены из Дагестана.


Конец
17 ноября деморализованные части Бичерахова высадились в Баку. Одновременно здесь высадился небольшой контингент союзников под командованием ген. Томсона. На некоторое время в городе установилось троевластие - ген. Томсон объявил себя военным губернатором Баку, Бичерахов претендовал на роль представителя Всероссийского правительства (Директории) управляющего Бакинским районом, помимо этого в Баку продолжало сидеть и правительство Азербайджана (столица АДР была перенесена сюда из Гянджи 17 сентября).
По мере укрепления положения англичан они все меньше нуждались в Бичерахове и его людях. 28 декабря ген. Томсон заявил о признании правительства АДР единственной законной местной властью. Финансирование отряда Бичерахова было сокращено, последний занялся было его переформированием - увольнялись армянские солдаты, добровольцы старших возрастов и т. д., однако в разгар всех этих мероприятий, под давлением англичан вынужден был подать в отставку (12 января 1919 г.).
Отряд Бичерахова формально перешел в подчинение ВСЮР (включая Мугань, также признавшую власть Деникина). Из Баку он был быстро выставлен англичанами - большая часть оставшихся в январе отправлена в Дагестан, присоединившись к Петровскому отряду ВСЮР, казаки - партизаны в Батум. Здесь они, пьянствуя и морально разлагаясь, проторчали до весны, пока, наконец, в апреле 1919 г. не были отправлены на Кубань (в Екатеринодар прибыло 403 чел.).
После перехода бичераховских формирований под контроль ВСЮР добровольческое командование провело ревизию его наследия, отменив, в частности, все сделанные им производства и награждения. Последних было особенно много - в руках Бичерахова оказался запас наград Персидского корпуса ген. Баратова и он не скупясь раздавал их направо и налево. Так, после оставления Персии, 4 июля 1918 г., было награждено сразу 943 человека (т. е. почти весь отряд), 14 декабря 1918 г. еще 991 чел., многие получали сразу по несколько наград. Добровольческое командование, с его известным отношением к наградам, все это неимоверно раздражало.
О заслуженности этих наград и вообще о боевых усилиях бичераховского отряда можно отчасти судить по понесенным им в боях потерям. Сам он в письме Деникину (8 февраля 1919 г.) сообщал, что войска под его командованием в июне - ноябре 1918 г. потеряли будто бы 12 000 чел. убитыми, 20 000 ранеными и еще 20 000 от «трудов, лишений и болезней», т. е. всего 52 000 чел.
При этом, по сохранившимся документам, бичераховские «партизаны», составлявшие костяк его отряда*, за тот же период потеряли убитыми в бою - 33 чел., умершими от ран и болезней - 38 чел., ранеными - 34 чел., пленными - 27 чел., без вести пропавшим - 1 чел. Т. е. безвозвратные потери, за пять месяцев боевой работы, составили (с учетом пленных и умерших от болезней) ажно 99 человек.
Из 32 убитых в бою, 22 чел. погибло в Дагестане, 9 чел. в районе Баку (еще один неизвестно где).
С учетом неоднократно упоминавшейся выдающейся боеспособности армянских солдат, составлявших большую часть отряда, реальные потери своих формирований Бичерахов, надо полагать, завысил на порядок, а скорее всего, на два**.
Сам Бичерахов с семьей в конце января 1919 г. также выехал в Батум, а оттуда в Лондон. О его пребывании в английской столице и последующей жизни в эмиграции почти ничего не известно. Остававшиеся у него деньги Бичерахов быстро раздал разнообразным просителям, друзьям и знакомым*** и перебравшись в Париж зарабатывал на жизнь разведением и продажей мотыля, а затем работая поваром в ресторане знакомого осетина. Во время Второй мировой Бичерахов перебрался в Германию и по некоторым сообщениям сотрудничал с немцами и КОНР.
Один из ближайших помощников Бичерахова - ротмистр (полковник бичераховского производства) В. Г. Воскресенский в эмиграции прославился выступая в качестве балетного антрепренера под псевдонимом де Базиль.

* 5 конных сотен, пулеметная и 1 конно - горная батарея (всего в строю на ноябрь 1918 г. - 685 чел.), данных по еще двум казачьим сотням нет.
** Для сравнения, турецкая 15-я дивизия в боях в Дагестане потеряла 192 чел. убитыми, 362 ранеными и 20 пропавшими без вести, т. е. всего 574 чел.
*** Корыстолюбием он видимо вообще не страдал, в отряде, помимо прочего, велась строгая финансовая отчетность.

@темы: конспект, книги, история, СТ

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник EricMackay

главная