EricMackay
Form follows content
А. Ганин
Накануне катастрофы. Оренбургское казачье войско в конце XIX – начале ХХ вв. (1891-1917 гг.)


Перечитал. С одной стороны - масса фактуры, с другой - рыхло, написано так себе, автор постоянно отвлекается на посторонние темы. Тогдашние взгляды автора, с учетом их нынешней.. кхм.. эволюции тоже доставляют.

Управление
Казачьи войска находились в ведении Военного министерства, непосредственно делами по военному и гражданскому устройству войска занималось Главное управление казачьих войск (ГУКВ), после его ликвидации в 1910 г. - Казачий отдел Главного штаба. В военном отношении войско подчинялось командующему войсками Казанского военного округа.
Во главе войска стоял наказной атаман, функции которого выполнял оренбургский губернатор. Атаман управлял войском по гражданской (административно - хозяйственной) части на правах губернатора через войсковое хозяйственное правление, по военной (на правах начальника дивизии) через войсковой штаб.
Территория войска (с 1866 - 1868 гг.) разделялась на три отдела: 1-й (с центром в Оренбурге), 2-й (Верхнеуральск) и 3-й (Троицк). Во главе отдела стоял атаман в чине полковника или генерал-майора, подчинявшийся непосредственно наказному атаману. Управлять отделом атаману помогал небольшой аппарат (12 - 13 офицеров и чиновников). Территория каждого отдела делилась на два полковых округа, служивших районами комплектования льготных полков.
На низовом уровне действовало местное самоуправление. На уровне станицы оно состояло из станичного сбора, станичного атамана, станичного правления и станичного суда.
Станичный сбор собирался обычно 1-2 раза в месяц, решая все важнейшие административные, хозяйственные и служебные вопросы (разверстка повинностей, сбор и распределение местных денежных средств, избрание должностных лиц и т. д.). В густонаселенных оренбургских станицах на сбор избиралось по 1 представителю от каждых 10 дворов.
Станичный атаман избирался станичным сбором сроком на 3 года и утверждался в должности наказным атманом. Атаман являлся главой местной исполнительной власти, отвечал за поддержание порядка на вверенной территории, за снаряжение казаков на службу и т. д. Атаманами обычно избирались казачьи унтер-офицеры. Годовой оклад станичного атамана составлял 300 - 600 руб. и был ниже чем в других войсках (в Кубанском войске он доходил до 2000 руб., Донском - до 1500 руб., Астраханском - до 700 руб.).
Станичное правление состояло из атамана, его помощников (избирались вместе с атаманом), станичного казначея (переизбирался ежегодно) и его доверенных (избиралось по 2 - 4 человека). На правление возлагалось решение текущих вопросов управления.
Станичный суд состоял из двух органов - суда станичных (рассматривал мелкие административные и уголовные правонарушения, 4 - 12 судей переизбираемых ежегодно) и суда почетных судей (аппеляционный суд по тем же делам, 3-6 человек, 1 суд на две станицы).
Станичным органам самоуправления подчинялись поселковые (в других войсках - хуторские). Поселковое самоуправление имело похожую структуру - поселковые сбор, атаман и правление, полномочия его были несколько ограничены в пользу станичного. В небольших поселках (до 30 дворов) в сборе могли участвовать все казаки - домохозяева, в более крупных - выборные по определенной норме. Иногородние также могли участвовать в решении дел сбором (при тех же нормах представительства), но только по вопросам касавшимся неказачьего населения.

Население



На 1914 г. в войске имелось 58 станиц (25 в 1-м отделе, 17 во 2-м и 16 в 3-м), 441 поселок, 65 выселков и 553 хутора*. В его пределах находилось также 6 городов - губернский Оренбург (столица войска), уездные Орск, Челябинск, Верхнеуральск, Троицк, заштатный - Илецкая Защита, однако войску они не принадлежали.
Оренбург был крупным промышленным центром и железнодорожным узлом, население его на 1912 г. составляло 146 000 чел. (Оренбургской станицы на 1914 г. - 17 302 чел.). Многие станицы войска по числу жителей были сопоставимы с городами - в крупнейшей Челябинской на 1914 г. жило 25 960 чел., Верхнеуральской - 19 716 чел., Миасской - 18 886 чел. и т. д.
Население казачьих земель в конце XIX - начале XX в. быстро росло, за 1871 - 1916 гг. увеличившись в 2,3 раза. На 1871 г. оно составляло 263 733 чел., на 1897 г . - 421 700 чел., на 1913 г. - 617 151 чел., на 1915 г. - 629 379 чел.
Собственно казачье население росло медленнее, на 1871 г. оно составляло 255 025 чел., на 1897 г . - 370 500 чел., на 1913 г. - 508 258 чел., на 1915 г. - 527 894 чел.
Доля иногороднего населения постепенно росла, но по сравнению с другими войсками оставалась скромной - на 1897 г. иногородние составляли 12,1% населения; на 1913 г. - 17,6%; на 1915 г. - 16,1% (на Дону иногородние на 1912 г. составляли 57,2%, на Кубани, на 1917 г. - 58% населения).
По станицам и поселкам доля иногородних могла сильно различаться, от 2-3 до 50-70% (в Оренбургской станице, например, иногородние составляли 51% населения). Наибольшее число иногородних проживало в 3-м отделе.
В ходе Мировой войны к коренному населению губернии и войска добавилось значительное число беженцев из западных губерний, к началу ноября 1916 г. их насчитывалось, по разным данным, от 80 000 до 120 000 чел. Помимо беженцев в губернии размещались и военнопленные - к осени 1916 г. их имелось 11 388 чел.
Подавляющее большинство оренбургских казаков (данные на 1902 г.) было русскими (87,6%) и православными (88%). Имелось также некоторое количество татар (6,6%), нагайбаков (крещеные татары - 2,9%), мордвы (1,8%), башкир (0,8%) и калмыков (0,3%).
Старообрядцев разных видов имелось 4,6%; мусульман - 7,4%. Больше всего старообрядцев жило в 3-м отделе. В отдельных станицах старообрядцы и мусульмане могли составлять значительную часть населения и даже большинство. Так, в Челябинской станице старообрядцы составляли 20-30%, в станице Сакмарской - 94,5% населения, в станицах Ильинской и Татищевской было до 43 - 45% мусульман и т. д.
Указ о веротерпимости (апрель 1905 г.) привел к некоторому оттоку от православия, так, к 1917 г. примерно половина калмыков, числившихся православными, фактически исповедовала буддизм. Наблюдалось также возвращение в ислам части нагайбаков.
Казачьей формы (за исключением фуражек) оренбуржцы в обычной жизни не носили, татары, явно тяготившиеся казачьим статусом, носили свою национальную одежду.

* К началу 1916 г. - 61 станица, 446 поселков, 71 выселок и 553 хутора

Хозяйство и культура
Земли войска практически целиком находились на территории Оренбургской губернии, занимая почти половину ее площади. Общая их площадь на 1906 г. составляла ок. 7 450 000 десятин*. На 1912 г. на казака в среднем приходилось по 28,4 дес. земли (23,5 удобной; 2,5 неудобной; 2,3 леса). Вдовы казаков с несовершеннолетними детьми имели право на половину пая.
На 1905 г. 68% казачьих дворов войска имели по 50 - 100 десятин на двор; 7% - по 100 - 200 десятин и 1,2% - по 200 - 300 десятин. Значительная часть казачьих участков (до 60%) сдавалась в аренду.
Генералы, офицеры и чиновники войска с 1875 г. вместо военной пенсии получали в собственность земельные участки на территории войска - генералы от 1600 до 3000 десятин, офицеры от 200 до 800 десятин. Это было выгодно казне, но невыгодно самим офицерам, которым эти участки проблем создавали больше, чем давали доходов и к тому же крайне раздражало рядовых казаков. К началу ХХ века почти половина этих участков была продана сторонним владельцам.
На землях войска выращивались в основном пшеница разных сортов и овес, было развито коневодство и разведение крупного рогатого скота.
Экономическое положение казаков постепенно ухудшалось. В первую очередь его подрывали постоянно растущие расходы на несение воинской повинности. Так, до 1865 г. затраты на полное снаряжение оренбуржца на службу составляли (округляя) 71 руб., до 1875 г. - 109,55 руб., в 1900 г. - уже 204 рубля. Уже в 1901 г. 22% вышедших на службу казаков были вынуждены воспользоваться для этого ссудой из общественных средств.
Помимо этого казаки несли и общие земские (дорожная, тушение пожаров, сопровождение казенной почты и арестантов и проч.) и станичные (подводная, караульная и проч.), повинности, отбываемые натурой. В пересчете на деньги они составляли до 50 - 70 руб. в год на казака. Помимо натуральных повинностей собирались деньги на ремонт дорог, содержание арестантов и ветеринаров и т. д.
Иногородние, жившие на территории войска, от большинства этих повинностей были освобождены и находились фактически в более выгодном экономическом положении.
В еще более печальном состоянии находились войсковые финансы. В 1902 г. войско лишилось казенной субсидии на содержание войсковой администрации и с этого времени войсковой бюджет ежегодно сводился с дефицитом. Дополнительно усугубили ситуацию неурожай 1906 - 1907 и засуха 1911 гг. На 1909 г. доход войскового бюджета составлял 871 498 руб., расход - 1 188 707 руб., т. е. дефицит бюджета превысил 26%. В дальнейшем, несмотря на помощь казны, ситуация принципиальных изменений не претерпела и к 1916 г. долг войсковой казны достигал 1 069 418 руб.
Войско обладало развитой системой начального образования. К 1917 г. имелось 596 станичных и поселковых школ (мужских, женских и смешанных). Школы имелись во всех поселениях войска, в большинстве из них, помимо мужских, имелись и женские. Посещение школы для казачьих детей было обязательным (с 8 лет). По уровню грамотности Оренбургское войско занимало первое место среди всех казачьих войск**. На 1908 г. грамотными были 68,8% казаков и 42,2% казачек (в среднем - 55,5%). Массовая неграмотность сохранялась только среди стариков. К 1916 г. доля грамотных выросла до 61,6%.
Войсковая медицина, наоборот, находилась в крайне скверном состоянии. На все войско имелось 10 участковых врачей и 70 - 90 фельдшеров (по 1-2 на станицу). Родовспоможение практически отсутствовало - на все войско имелось 3 повивальные ученицы, также не было и лазаретов и аптек. Отчасти это компенсировалось возможностью лечиться в городских больницах Оренбурга, лечение в них казаков оплачивало войско, однако казачки должны были лечиться за свой счет.
К лучшему ситуация со здравоохранением почти не менялась - к 1915 г. в войске имелось 10 врачей, 114 фельдшеров (еще 43 было мобилизовано, вместо них трудилось 22 вольнонаемных), 5 повивальных бабок. Перед Мировой войной было открыты 2 небольшие больницы на 20 коек каждая.
Моральный облик казаков к началу века оставлял желать лучшего, в частности, широкое распространение получило пьянство. На 1900 - 1901 гг., в среднем, на душу обоего пола на территории войска потреблялось 0,69 ведра (8,49 л) водки в год (на крестьянина, по империи - 0,49 ведра).

* Из них удобной земли ок. 6 200 000 десятин, неудобной - ок. 700 000 десятин, леса - 567 000 десятин. На станичные наделы приходилось ок. 5 460 000 десятин, на частновладельческие земли - 475 000 десятин, войсковой запас - 1 500 000 десятин.
** На 1900 г. в Астраханском войске доля грамотных достигала 46%, Донском - 37%, Терском - 22%, Кубанском - 17%.


Воинская повинность
Воинская повинность оренбуржцев определялась Уставом о воинской повинности Донского казачьего войска от 1875 г. (распространенным, с некоторыми поправками на другие войска) и Положением о военной службе казаков Оренбургского войска, утвержденным в 1876 г.
По достижении 18 лет казак поступал в приготовительный разряд и состоял в нем три года, проходя военную подготовку. В течении первого года он освобождался от личных повинностей, занимаясь заготовлением всего необходимого для службы. Со второго года начиналось собственно обучение военному делу, проводившееся в станицах и поселках инструкторами-сверхсрочниками, под наблюдением офицеров откомандированных от первоочередных частей. На третьем году оно дополнялось лагерными сборами (месяц), проводимыми в свободное от полевых работ время (в каждом отделе войска отдельно)*.
По окончании подготовки (21 год) казак зачислялся в строевой разряд, в котором состоял 12 лет, первые четыре года проходя действительную службу в первоочередных частях**, затем переводясь на льготу и состоя в частях 2-й и 3-й очереди (также по 4 года). Казаки состоявшие во второочередных частях жили у себя в станицах, однако должны были содержать в исправности строевого коня, обмундирование, оружие и снаряжение и ежегодно призывались на сборы (3 недели). В частях 3-й очереди коня содержать уже было необязательно, ежегодных сборов также не было, однако на третьем году службы казаки все же призывались на сбор, на который обязаны были явиться с конем***.
По достижении 33 лет казаки переводились в запасной разряд, предназначавшийся для пополнения убыли строевых частей в военное время, в котором числились 5 лет.
Достигшие 38 лет казаки зачислялись в войсковое ополчение, в котором состояли до полной утраты боеспособности. Отдельно учитывались младшие возраста ополчения (38 - 48 лет). Ополчение могло быть мобилизовано лишь в чрезвычайных обстоятельствах военного времени.
Льготы по семейному и имущественному положению у казаков, в отличии от неказачьего населения, были минимальными.
Офицеры войска учились в Оренбургском Неплюевском (основан в 1825 г.) и 2-м Оренбургском (основан в 1887 г.) кадетских корпусах, затем в Оренбургском казачьем юнкерском (с 1910 г. - казачьем) или Николаевском кавалерийском училищах (артиллеристы в соответствующих артиллерийских училищах). В отличии от прочих, казачьи офицеры Оренбургского (а также Донского и Уральского) войска периодически (трижды за время службы) также переводились на льготу , что сильно снижало их профессиональную ценность.
Показатели мобилизационного напряжения у оренбуржцев были довольно низкими и в мирное и в военное время, уступая всем прочим войскам (кроме, разве что, дальневосточных - Амурского и Уссурийского), что объяснялось видимо относительной бедностью войска.
Территория войска делилась на 6 полковых округов (по 2 на отдел), в каждом из которых формировалось по три полка (1-й, 2-й и 3-й очереди).
В мирное время на 1914 г. войско выставляло на службу 6 конных полков, отдельный дивизион, 2 отдельных и 1 гвардейскую сотни (всего 35 сотен), 3 артиллерийских батареи и 3 местные команды.
На 1914 г. 1-й Оренбургский полк дислоцировался в Харькове, 2-й Оренбургский полк - в Варшаве, 3-й Оренбургский полк - в Волочиске (Подольская губерния), 4-й Оренбургский полк - в Керки (Бухарский эмират), 5-й Оренбургский полк - в Ташкенте, 6-й Оренбургский полк - в Новом Маргелане (Фергана).
2-я (Оренбургская) сотня Л.-Гв. Сводно-Казачьего полка в Гатчине, Отдельный Оренбургский казачий дивизион (2 сотни) в Гельсингфорсе, 1-я Оренбургская отд. казачья сотня в Оренбурге, 2-я Оренбургская отд. казачья сотня в Кустанае, 1-й Оренбургский казачий артдивизион (1-я и 3-я батареи) в Баре (Подольская губения), 2-я Оренбургская артбатарея в Керки.
Местные команды входили в состав войсковых отделов и располагались в Оренбурге, Верхнеуральске, Троицке.
В военное время должно было выставляться 18 полков (102 сотни), отдельный дивизион, 2 отдельных и 1 гвардейская сотни (всего 107 сотен), 6 батарей, 6 запасных сотен и 3 запасных батареи.

* В 1905 г. срок пребывания в приготовительном разряде был сокращен до 2 лет, а в 1909 г., по инициативе донцов, до 1 года. Военная подготовка теперь начиналась с 20 лет, уровень ее существенно снизился.
** На практике на действительную службу призывалась только часть казаков, на 1910 г. примерно 55% оренбуржцев, остальные сразу переводились на льготу.
*** И соответственно вынуждены были им снова обзаводиться, что было крайне неудобно и наносило казакам ощутимый экономический ущерб.


Служба в 1891 - 1913 гг.
В первой половине 90-х гг. XIX в. подразделения 6-го Оренбургского полка, дислоцированного в Фергане, принимали участие в покорении Памира и затем (меняясь) несли здесь службу в составе Памирского отряда. В 1898 г. подразделения 6-го и 5-го полков участвовали в подавлении антирусского восстания в Андижане. Казаки 6-го полка охраняли также русского консула в Кашгаре.
В 1897 - 1902 гг. добровольцами из числа льготных и запасных казаков - оренбуржцев частично комплектовалась охрана КВЖД. Пара десятков офицеров - оренбуржцев участвовала в Китайском походе (1900 - 1901 гг.) в составе забайкальских и амурских казачьих частей.
В японской войне участвовали первоочередной 1-й Оренбургский полк и Оренбургская казачья дивизия состоявшая из 4 отмобилизованных полков 2-й очереди (9-й, 10-й, 11-й и 12-й). Помимо этого, 48 офицеров - оренбуржцев добровольцами служили в составе сибирских, амурских, уссурийских и забайкальских казачьих частей.
Оренбургская казачья дивизия была отправлена на Дальний Восток сразу после мобилизации, не проходя боевого слаживания, офицерский состав дивизии, состоявший в основном из льготных офицеров (125 из 134), также оставлял желать лучшего. Помимо этого имелись видимо и проблемы со стрелковой подготовкой казаков. При этом уровень дисциплины у оренбуржцев всю войну оставался высоким.
По прибытии дивизия была сразу же раздергана на части*, продолжавшие дробиться и дальше (на сотни и даже взводы)**. Казаки использовались в основном для ближней разведки, охранения и в качестве ездящей пехоты.
В общей сложности, в японской войне приняло участие ок. 180 офицеров и 5 000 казаков - оренбуржцев. Потери войска оказались невелики - 47 чел (в т. ч. 2 офицера) убито, 74 (3) пропало без вести, 200 (17) ранено и контужено.
1-й, 11-й и 12-й полки получили за эту войну знаки на шапки.
В 1905 - 1908 гг. войско было привлечено к борьбе с революционными беспорядками. Уже в первой половине 1905 г. были мобилизованы остававшиеся в войске второочередные полки - 8-й (в марте) и 7-й (в июне)***. В ноябре - декабре 1905 г. были отмобилизованы и полки третьей очереди (13-й, 14-й, 15-й, 16-й, 17-й и 18-й). Мобилизованные части были разделены на мелкие группы (сотни, полусотни, взводы и даже мельчайшие группы из 3-8 казаков) и несли полицейскую службу в городах и сельской местности на территории Оренбургской губернии**** и других регионов Урала и Поволжья (Саратовская, Самарская, Пензенская, Вятская, Уфимская, Пермская губернии).
Попытки привлечь к внутренней службе возвращающиеся с японской войны второочередные полки (см. выше) успеха не имели, по возвращении они просто разошлись по домам, получив задним числом отпуск.
По мере улучшения ситуации казачьи части демобилизовывались, заменяясь частями армейской кавалерии (в соотношении примерно 1 к 4). В августе 1906 г. были демобилизованы оренбургские полки третьей очереди. Второочередным полкам пришлось служить дольше - 8-й полк был демобилизован в августе - начале сентября 1907 г., 7-й полк только в марте 1908 г.
В целом, невзирая на тяжелые условия службы, длительный отрыв от семьи и хозяйства, нераспорядительность начальства и прочий бардак казаки вполне успешно справились с поставленными перед ними задачами. Самих казаков революционное разложение почти не затронуло, за некоторым исключением войсковой образованщины - фельдшеров, учителей, землемеров и т. п.

* 9-й полк был отправлен в Приморье и всю войну провел там, неся охранную службу, 10-й оставлен в Мукдене, 11-й и 12-й включены в состав отряда Мищенко.
** То же происходило и с 1-м полком.
*** Одновременно со всеми второочередными полками Донского и кавказских войск.
**** Местная полиция до середины лета 1905 г. состояла всего из 489 чел. (при территории губернии в 170 000 кв. верст и почти 0,5 млн жителей). В июле 1905 г. численность полиции была увеличена вдвое - до 942 чел.


Первая мировая
В Мировую войну войско выставило в общей сложности 18 полков (106, с 1916 г. - 108 сотен), отдельный дивизион (2 сотни), 4 отдельных и 35 особых конных сотен, гвардейскую сотню, 10 конвойных полусотен, 9 артиллерийских батарей, 3 запасных полка (6 запасных конных сотен с отделениями конского запаса), гвардейскую запасную полусотню, запасную артбатарею и 3 местных команды, общей численностью св. 26 000 чел. (в т. ч. 562 генерала и офицера). С учетом пополнений, на службу было привлечено примерно 35 000 чел. (в т. ч. не менее 722 генералов и офицеров).
К началу 1916 г. в строевом и запасном разрядах числилось (без неспособных нести службу) св. 37 000 чел., в ополчении (10 младших возрастов) еще св. 20 000 казаков и в приготовительном разряде - св. 4 000 казаков. Таким образом, человеческие ресурсы войска были использованы далеко не полностью.
Потери войска за время войны оказались невелики - ок. 767 чел. убитыми (в т. ч. ок. 80 офицеров), 770 пропавшими без вести и пленными, ок. 3 053 ранеными.
Оренбуржцами было взято в плен 127 офицеров и 15 000 солдат противника, захвачено 39 орудий, 16 пулеметов, 10 000 винтовок, 590 лошадей и проч.
Казаки получили примерно 7 000 Георгиевских крестов и ок. 6 000 медалей, примерно 150 оренбуржцев стали полными Георгиевскими кавалерами. Офицеры войска получили 20 орденов св. Георгия, 40 чел. было награждено Георгиевским оружием.
Изначальный штат военного времени за время войны был увеличен формированием дополнительных единиц.
Летом 1915 г. были дополнительно сформированы две отдельных конных сотни - 3-я и 4-я. В 1916 г. состав четырехсотенного 5-го Оренбургского полка был доведен до шести сотен.
За счет личного состава войска к 1916 г. было создано 10 конвойных полусотен, составивших конвой командира 24-го армейского корпуса и 9 пехотных и стрелковых дивизий (по штату - 65 чел., офицер, 2 урядника и 60 казаков). Теоретически они должны были формироваться за счет отдельных льготных сотен, однако на практике для формирования конвоев использовали также личный состав 8-го и 18-го полков.
В 1915 - 1917 гг. часть оренбуржцев входила в состав партизанских отрядов, сформированных при Оренбургской казачьей и других дивизиях.
В конце 1916 г. при казачьих дивизиях были сформированы пешие стрелковые дивизионы, комплектовавшиеся, впрочем, солдатами (казаками были только офицеры и унтера).
Четыре второочередных полка войска при мобилизации были сведены в Оренбургскую казачью дивизию (с 1917 г. 1-я Оренбургская казачья дивизия). В феврале 1917 г., по инициативе войскового атамана было начато формирование 2-й Оренбургской дивизии (14-й, 15-й, 16-й и 17-й полки), так и не завершенное до конца войны.
Подготовкой личного состава для оренбургских формирований во время войны занимались запасные части войска - 6 запасных сотен и запасная артбатарея. Запасные сотни парами располагались в центрах отделов - Оренбурге, Троицке и Верхнеуральске. В феврале - марте 1917 г. их свели в три казачьих запасных полка.
Офицерский состав войска пополнялся в основном за счет ускоренных выпусков и сокращенных курсов подготовки офицерских училищ. Летом - осенью 1914 г. из военных училищ было досрочно выпущено ок. 100 оренбуржцев в чине подпоручика и прапорщика (последних - 37 чел.). В дальнейшем, до конца войны выпускались только прапорщики окончившие сокращенный курс подготовки (4 месяца), в основном, в Оренбургском казачьем училище. Помимо этого, не менее 40 отличившихся в боях оренбуржцев было произведено в офицеры из унтеров.
После мобилизации в оренбургских частях (по неполным данным) имелось не менее 448 офицеров, ок. 80 погибло за время войны, поступило в части, к 1 января 1917 г. - 232 офицера. На 1 января 1916 г. в действующей армии имелся 631 офицер.
В целом, по мнению автора, к концу войны в оренбургских частях продолжали преобладать кадровые офицеры, составлявшие более половины офицерского состава. Подготовка офицеров войска, особенно офицеров военного времени оставляла желать лучшего.

***

Подавляющее большинство оренбургских частей находилось на германском и австрийском фронтах, часть войск оставалась в Туркестане. На Кавказе оренбуржцев до 1917 г. почти не было.
Первоочередные оренбургские полки действовали в основном в составе своих кавалерийских дивизий.
1-й Оренбургский полк к началу войны входил в состав 10-й кавалерийской дивизии гр. Ф. И. Келлера, вместе с ней воевал на Юго-Западном и Румынском фронтах, приняв участие и в знаменитом кавалерийском бое под Ярославицами и став едва ли не самой боевой частью войска. К 1 января 1917 г. полк потерял 88 чел. убитыми (в т. ч. 15 офицеров), 31 чел. без вести пропашим, 398 ранеными и контужеными, получив 1 133 чел. и 1 023 лошади (из войска) в качестве пополнений. Полком было взято 2 274 (в т. ч. 13 офицеров) пленных, захвачено 4 орудия, пулемет и проч. Офицеры полка были 12 раз награждены орденом св. Георгия IV степени и Георгиевским оружием, казаки получили 1 018 Георгиевских крестов и 563 медали. К началу 1917 г. полком командовал войсковой старшина А. И. Дутов, будущий оренбургский войсковой атаман.
2-й Оренбургский полк к началу войны входил в состав 13-й кавалерийской дивизии. С началом войны он был придан в качестве корпусной конницы одному из корпусов 2-й армии ген. Самсонова и был вместе с ней разбит в Восточной Пруссии. После восстановления (полковое знамя удалось сохранить) полк был вновь включен в состав 13-й дивизии и вместе с ней действовал в Польше и на Юго-Западном фронте. Начиная с 1916 г. полк почти не принимал участия в боевых действиях. На 1 января 1917 г. полк потерял 53 (2) чел. убитыми, 294 (9) пропавшими без вести, 169 ранеными и контужеными, получив 1 165 чел. и 1 164 лошади пополнений. Полком был взят 471 (6) пленный. Офицеры полка были 4 раза награждены орденом св. Георгия IV степени и Георгиевским оружием, казаки получили 323 Георгиевских креста и 223 медали.
3-й Оренбургский полк к началу войны входил в состав 12-й кавалерийской дивизии и всю войну провел на Юго-Западном и Румынском фронтах. К 1 декабря 1915 г. (более поздних данных нет) полк потерял 57 (4) чел. убитыми, 109 (4) чел. без вести пропашими, 253 чел. ранеными, получив более 700 чел. и 500 лошадей в качестве пополнений. Полком было взято 900 пленных, захвачено 1 орудие и 2 пулемета. Офицеры полка были 3 раза награждены орденом св. Георгия IV степени и Георгиевским оружием, казаки получили 426 Георгиевских крестов и 325 медалей.
5-й Оренбургский полк к началу войны входил в состав 1-й Туркестанской казачьей дивизии и стоял в Ташкенте. В 1914 г. полк был отправлен на германский фронт, где вместе с одним из уральских полков составил Туркестанскую казачью бригаду. Бригада использовалась в качестве армейской и корпусной конницы, а в 1916 г. была развернута во 2-ю Туркестанскую казачью дивизию. В марте 1916 г. 5-й полк, единственный из оренбургских содержавшийся в четырехсотенном составе, был развернут в шестисотенный. На 1 января 1917 г. полк потерял 24 чел. убитыми, 19 (1) пропавшими без вести и пленными, 100 ранеными и контужеными, получив 883 чел. и 874 лошади пополнений. Полком было взято 373 (1) чел. пленных, захвачено 9 орудий, зарядный ящик и проч. Казаки полка получили 189 Георгиевских крестов и 199 медалей.
4-й и 6-й Оренбургские полки в Мировой войне не участвовали и всю войну простояли в Туркестане (оба входили в состав 1-й Туркестанской казачьей дивизии), приняв участие только в подавлении туркестанского восстания (см. ниже).
Четыре второочередных полка (9-й, 10-й, 11-й и 12-й), вместе со 2-м Оренбургским казачьим артиллерийским дивизионом (4-я, 5-я и 6-я батареи) составили Оренбургскую казачью дивизию. После мобилизации дивизия была переброшена в район Петрограда, где заканчивала формирование, одновременно охраняя побережье Финского залива. С ноября 14-го дивизия действовала на Юго-Западном фронте, большей частью в составе 8-й армии, придаваясь полностью или частями ее корпусам и дивизиям или в составе сводного кавкорпуса. С осени 1916 г. дивизия находилась на Румынском фронте.
9-й Оренбургский полк к началу 1917 г. потерял 65 (2) чел. убитыми, 7 чел. без вести пропавшими, 229 чел. ранеными и контужеными, получив 247 чел. и 320 лошадей в качестве пополнений. Полком было взято 1264 пленных, захвачено 4 орудия, 3 пулемета, 8 зарядных ящиков и проч. Один из офицеров полка был награжден Георгиевским оружием, казаки получили 541 Георгиевский крест и 401 медаль.
10-й Оренбургский полк к началу 1917 г. потерял 61 (1) чел. убитыми, 12 чел. без вести пропавшими и пленными, 353 чел. ранеными и контужеными, получив 593 чел. и 529 лошадей в качестве пополнений. Полком было взято 1305 пленных, захвачено 2 пулемета, 2 зарядных ящика и проч. Один из офицеров полка был награжден орденом св. Георгия IV ст., казаки получили 358 Георгиевских крестов и 454 медали.
11-й Оренбургский полк к началу 1917 г. потерял 49 (2) чел. убитыми, 48 чел. без вести пропавшими и пленными, 428 чел. ранеными и контужеными, получив 728 чел. и 665 лошадей в качестве пополнений. Полком было взято 2995 пленных, захвачено 15 орудий, 6 пулеметов, 11 зарядных ящиков и проч. Офицеры полка были 5 раз награждены орденом св. Георгия IV степени и Георгиевским оружием, казаки получили 619 Георгиевских крестов и 586 медалей.
12-й Оренбургский полк к началу 1917 г. потерял 127 (8) чел. убитыми, 47 чел. без вести пропавшими и пленными, 374 чел. ранеными и контужеными, получив 1145 чел. и 899 лошадей в качестве пополнений. Полком было взято 1986 пленных, захвачено 2 орудия, 1 пулемет, 2 зарядных ящика и проч. Офицеры полка были 3 раза награждены орденом св. Георгия IV степени и Георгиевским оружием, казаки получили 459 Георгиевских крестов и 261 медаль.
Всего, таким образом, полки дивизии потеряли (без учета других подразделений) 302 (13) чел. убитыми, 114 без вести пропавшими и пленными, 1384 ранеными и контужеными, получив 2713 чел. и 2413 лошадей пополнений. Было взято 7550 пленных, захвачены 21 орудие, 12 пулеметов,23 зарядных ящика и проч. Больше других отличился 11-й полк, ставший одним из лучших в войске.
7-й Оренбургский полк использовался в качестве корпусной конницы на Северо-Западном и Западном фронтах. В августе 1916 г. он был отозван с фронта и направлен в Туркестан на подавление туземного восстания в Семиречье и Закаспийской области. В начале 1917 г. полк был включен в состав корпуса ген. Баратова в Персии. На 1 января 1917 г. полк потерял 38 (1) чел. убитыми, 3 чел. пропавшими без вести, 98 ранеными и контужеными. Офицеры полка были 2 раза награждены Георгиевским оружием, казаки получили 400 Георгиевских крестов и 290 медалей.
8-й Оренбургский полк в боевых действиях не участвовал, всю войну простояв в Выборге, охраняя побережье и коммуникации между Выборгом и Гельсингфорсом. Часть личного состава полка была использована для формирования конвойных полусотен.
Третьеочередные оренбургские полки служили большей частью в качестве армейской и корпусной конницы.
13-й полк до декабря 1916 г. действовал в качестве корпусной конницы на Юго-Западном фронте. Позднее был отозван с фронта и отправлен в Туркестан на подавление казахского восстания.
14-й полк с начала войны действовал в качестве корпусной конницы на Юго-Западном фронте. Осенью 1915 г. вошел в состав Сводной казачьей бригады, предназначавшейся для несостоявшегося десанта в Проливах и действовал в ее составе до 1916 г. Позднее снова в качестве корпусной конницы на Юго-Западном фронте.
17-й полк в августе 1914 - начале 1917 гг. входил в состав второочередной 3-й Донской казачьей дивизии, действовавшей в Польше и Белоруссии.
15-й, 16-й и 18-й полки использовались в качестве корпусной и армейской конницы на Северо-Западном и Юго-Западном фронтах.
14-й, 15-й, 16-й и 17-й полки в начале 1917 г. были отозваны с фронта и отправлены на формирование 2-й Оренбургской казачьей дивизии в Камышин. Из-за разразившейся революции ее формирование так и не было закончено.
Отдельный Оренбургский казачий дивизион действовал в качестве корпусной конницы на Северо-Западном, Западном и Северном фронтах.
Оренбургская гвардейская сотня Л-гв. Сводно-казачьего полка всю войну провела со своим полком на Северо-Западном и Западном фронтах. Запасная гвардейская полусотня оренбуржцев всю войну стояла в Павловске.
1-я и 2-я отдельные сотни всю войну провели в тылу - в Казани и Самаре (на охране трубочного завода) соответственно. 1-я сотня в 1916 г. участвовала в подавлении мятежа в Туркестане.
3-я и 4-я отдельные сотни были сформированы летом 1915 г. и с августа 15-го использовались на фронте в качестве дивизионной конницы.
32 особых сотни оренбуржцев, сформированных при мобилизации в 1914 г. использовались в основном в качестве дивизионной конницы, при штабах и т. п.
33-я и 34-я особые сотни, сформированные осенью 1916 г. , на фронте не были и использовались для подавления мятежа в Туркестане.
Первоочередные 1-я и 3-я оренбургские артиллерийские батареи к началу войны составляли 1-й Оренбургский казачий артиллерийский дивизион входивший во 2-ю Сводную казачью дивизию. Вместе со своей дивизией батареи действовали на Юго-Западном фронте, в августе 1916 г. 3-я батарея была снята с фронта и отправлена на подавление мятежа в Туркестане, а оттуда в Персию, в корпус Баратова. В составе дивизиона ее сменила 8-я оренбургская батарея.
2-я батарея к началу войны входила в состав 1-й Туркестанской казачьей дивизии и стояла в Керки. Осенью 1914 г. она была отправлена на Кавказ (где долгое время (до 1917 г.) была единственным оренбургским формированием), войдя в состав отдельной Сибирской казачьей бригады. В отличии от остальных оренбургских батарей, она до конца войны оставалась шестиорудийной.
Отмобилизованные с началом войны 4-я, 5-я и 6-я оренбургские батареи составили 2-й Оренбургский казачий артиллерийский дивизион входивший в состав Оренбургской казачьей дивизии. Осенью 1916 г. 5-я батарея была передана в состав 3-го Оренбургского дивизиона.
В конце 1915 г. были сформированы еще три оренбургских батареи - 7-я, 8-я и 9-я, о которых почти ничего не известно. 7-я и 8-я батареи были сформированы из третьих взводов уже существующих оренбургских батарей (5-й и 6-й и 1-й и 4-й соответственно) приведенных в четырехорудийный состав. 7-я батарея вместе с 5-й составили новосформированный 3-й Оренбургский дивизион, действовавший на Румынском фронте.

Восстание в Туркестане и Степном крае



К 1917 г. туземное население Туркестана составляло ок. 7 000 000 чел. (в т. ч. 3 332 000 мужчин), русское - 549 000 чел. В июне 1916 г. было принято решение о привлечении инородческого населения края к тыловым работам в прифронтовой зоне. Первоначально предполагалось мобилизовать 250 000 туземцев, в августе план мобилизации был сокращен до 200 000 чел. От мобилизации освобождались туземные дворянство, администрация, духовенство, учащиеся, медработники, госслужащие и выборные лица. Мобилизованные, помимо казенного пайка, должны были получать плату (1 руб. в сутки) и, при необходимости, пособие на приобретение одежды и обуви (30 руб.)
Известия о мобилизации вызвали волнения среди туземного населения, уже в начале июля 1916 гг. вылившиеся в прямой антирусский мятеж. Подстрекаемые мусульманским духовенством и прочей сволочью туземцы нападали прежде всего на местное русское население и наиболее уязвимых его представителей - медработников, учителей, телеграфистов, случайных путешественников, их семьи и вообще женщин и детей. Действия «повстанцев» облегчались отсутствием в крае большей части войск и казаков отправленных на германский фронт.
Для подавления мятежа русском властям пришлось использовать сборную солянку из разнообразных формирований, большей частью третьесортных - ополченческих дружин, запасных частей, местных команд, третьеочередных казачьих подразделений и т. п. Несколько частей было отозвано и из действующей армии.
В Самаркандской области центром мятежа стал Джизакский уезд. Мятеж начался здесь 13 июля убийством уездного начальника и пристава и продолжился убийствами русских жителей - железнодорожников, акушерки, лесных объездчиков и их семей (всего 73 человека). Располагавшаяся в Джизаке караульная команда (47 чел.) оказать серьезного сопротивления толпам сартов (узбеков) была не в состоянии. Однако благодаря энергичным действиям карательного отряда прибывшего из Ташкента (им командовал полк. П.П. Иванов - будущий атаман Сибирского казачьего войска Иванов-Ринов) уже к 25 июля мятеж в Джизаке был в целом подавлен. Среди прочих частей здесь действовали подразделения 4-го Оренбургского полка.
В Сырдарьинской области наиболее тяжелое положение сложилось в Аулие-Атинском уезде, населенном в основном казахами, где также было убито много мирных русских (45 чел.). Мятеж здесь был подавлен к началу октября.
В Ферганской области мятеж почти никакого развития не получил, из-за присутствия значительного количества русских войск (прежде всего, 6-го Оренбургского полка).
Наиболее тяжелое положение создалось в Семиреченской области, где жило большое число русских (ок. 200 000 чел.), а войск почти не оказалось. Воспользовавшись этим, восставшие киргизы массово истребляли русское население, перебив в общей сложности несколько тысяч русских. Среди убитых было множество женщин и детей, так, были зверски убиты учащиеся Пржевальской сельскохозяйственной школы и скауты Иссык-Кульского скаутского лагеря (ок. 70 подростков). Русское население пыталось сопротивляться своими силами, организуя отряды самообороны.
На подавление мятежа были брошены значительные силы, в т. ч. подразделения 4-го и 6-го Оренбургских полков и отозванный с фронта 7-й Оренбургский полк. К декабрю мятеж был полностью подавлен. Русские войска перебили до 4 000 киргизов (большей частью в Пишпекском и Пржевальском уездах - до 3 000),164 000 киргизов спасаясь от возмездия бежали в Китай, еще ок. 12 000 при этом откинули тапки. Натерпевшееся русское населения также по возможности истребляло киргизов. Так, в сильно пострадавшем с. Беловодском, 13 августа местные крестьяне перебили 517 арестованных киргизов, при переводе оставшихся в Пишпек русские дружинники прикончили еще 138 киргизов при попытке к бегству и т. п.
По итогам мятежа русские власти решили выселить всех киргизов с территории наиболее пострадавших Пишпекского и Пржевальского уездов, отселив их в специально созданный Нарынский уезд.
Своеобразная ситуация сложилась в Закаспийской области. Туркмены - текинцы, составлявшие здесь большинство населения, сохранили лояльность по отношению к русскому государству. Другая часть туркмен - иомуды, уже с начала 1916 г. фактически находилась в состоянии мятежа*. Летом они совершали нападения на поселки местных русских поселенцев, а в августе - сентябре откочевали в Персию, откуда продолжали совершать набеги на русскую территорию. В ноябре 1916 г. на усмирение иомудов был направлен крупный русский отряд (в его состав входили 7-й Оренбургский полк и часть 4-го Оренбургского полка), к концу января полностью разгромивший мятежников. 7-й полк после разгрома иомудов остался в Персии и вошел в состав корпуса Баратова.
Всего за время мятежа в Туркестане (июль 1916 - январь 1917 гг.) русские армия и полиция потеряли 129 чел. убитыми (в т. ч. 8 офицеров), 78 чел. пропавшими без вести и 117 (3) чел. ранеными. Основная часть потерь пришлась на Семиреченскую область - 56 убитых, 75 пропавших без вести, 41 раненый и экспедицию против иомудов - 61 убитый, 3 пропавших без вести, 61 раненый.
Погибло также 20 (14 из них в Семиречье) представителей русской и 53 (34 из них в Фергане) представителя туземной администрации.
Мирного русского населения погибло, по неполным данным от 3 828 до 4 145 чел. (из них 2 325 - 2 642 чел. убито в Семиречье, еще 1 384 чел. здесь пропало без вести), ранено 1 111 чел.
Из намеченных к мобилизации 200 000 туземцев к декабрю 1916 г. было мобилизовано ок. 100 000 чел.
В Степном крае характер мятежа принципиальных отличий не имел, однако наибольшие масштабы он принял в районах где почти не было русского населения, вследствие чего жертвы среди русских оказались минимальными.
Население Степного края (и русское и туземное) к 1916 г. составляло примерно 4 300 000 чел.
Уральская область (как и соседняя Астраханская губерния, где также проводилась мобилизация инородцев) мятежом оказалась практически не затронута.
В Акмолинской и Семипалатинской областях с бандами казахов боролись сборные отряды, состоявшие в основном из подразделений сибирских казаков и ополченческих дружин. К январю 1917 г. мятеж здесь был, в целом, подавлен.
Наибольший размах мятеж принял в Тургайской области. Небольшие воинские силы (в состав которых входили и три оренбургских запасных сотни) справиться с ним не смогли. В конце октября казахи осадили областной центр - небольшой городок Тургай. В ноябре 1916 г. для подавления мятежа был сформирован большой экспедиционный отряд ген. Лаврентьева. Против мятежников здесь действовали 2 особые сотни оренбуржцев, позднее - подразделения 4-го и 13-го полков, оренбургская артбатарея и проч. Русским войскам пришлось действовать в крайне сложных климатических условиях, при очень скверном снабжении. Накал мятежа в области удалось сбить, однако полностью его подавить не удалось даже к лету 1917 г.
Оренбургское войско внесло значительный вклад в борьбы с мятежом в Туркестане и Степном крае, выделив для его подавления силы 5 полков (4-й, 5-й, 6-й, 7-й и 13-й), 3 сотен (2-я отдельная, 34-я и 35-я особые), 3 запасных сотен (1-й, 2-й и 5-й), 2 батарей (3-й и Оренбургской запасной).

* В начале 1916 г. иомуды напали на Хивинское ханство откуда были выбиты русскими войсками (в т. ч. подразделениями 6-го Оренбургского полка)

@темы: конспект, книги, история, СТ